Сирия и Ливия: два разных пути к свободе

  • 16 марта 2012
Сирийские повстанцы Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Дезертиры из сирийской армии создали повстанческую "Свободную сирийскую армию" для борьбы против режима Асада

И ливийцы, и сирийцы восстали против правящих в их странах долгие годы тиранических режимов. Почему же сейчас, спустя год после начала народных выступлений, ситуация в этих двух странах совершенно различная?

В Ливии, после того, как там начались протесты против режима ливийского диктатора Муаммара Каддафи, жители страны с большим волнением следили за телеэкранами.

Они внимательно следили за тем, как развиваются события в Сирии: они с сочувствием воспринимали раздававшиеся там призывы к свободе, однако боялись, что внимание мировой общественности переместится на Дамаск, который с самого начала жестоко подавлял народные выступления.

Они боялись, что мир позабудет об их собственной битве и их устремлениях, и что на первый план выйдет Сирия. Но как же они ошибались!

Почему так получилось? Не потому ли, что международным наблюдателям было легче сплотиться против полковника Каддафи, который представал перед миром в образе эксцентричного отшельника, чем против президента Асада с его внешним лоском и умеренным тоном?

Как бы то ни было, но Совету Безопасности ООН было гораздо легче принять резолюцию по Ливии, открывшую путь для международного вмешательства в этой стране.

В этом вопросе свою роль сыграли и другие, гораздо более важные, факторы.

Внутренние и внешние факторы

Хотя через все народные выступления, потрясшие в последнее время страны арабского мира, красной нитью проходит стремление их народов к свободе, обстоятельства в каждой отдельной стране разные.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption В феврале ливийцы отмечали первую годовщину своей революции

По сравнению с Сирией, в Ливии дело обстояло проще.

В этой стране не было борьбы между различными религиозными группами, и большинство ливийцев были едины в своей приверженности общему делу - свержению диктатора.

В Сирии не все однозначно, и тем, кто обдумывает возможность военного вмешательства в этой стране, необходимо прежде всего как следует взвесить все негативные последствия военной операции в Ираке и длительной кровавой гражданской войны в соседнем Ливане.

Министр иностранных дел Франции Ален Жюппе указывал на риск "катастрофичной гражданской войны" в случае, если мировое сообщество вооружит сирийскую оппозицию.

В Ливии находятся обширные запасы нефти, и Запад не мог пассивно дожидаться исхода ливийского восстания.

У Сирии и Ливии есть свои географические и политические особенности.

В Сирии силы, стремящиеся свергнуть существующий режим, а также западные страны, ищущие пути оказания им поддержки, находятся в весьма трудном положении.

Правительство Асада имеет союзников в лице Тегерана и ливанской радикальной группировки "Хезболла".

Для соседнего с Сирией Ливана война вблизи его границ крайне нежелательна.

Бейруту и так уже трудно справляться с притоком сирийских беженцев, и ливанцы не могут прийти к единому мнению о том, что им делать: поддержать "Свободную сирийскую армию" или же не вмешиваться, чтобы не допустить еще одной чужой войны на своей территории.

Назад пути нет

С другой стороны, бывший ливийский лидер в течение большей части своего правления сам поставил себя в положение изгоя на международной арене.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Жервами насилия в Сирии стали тысячи жителей этой страны

Главы соседних государств и большинства стран арабского мира презирали его: некоторые - тайно, другие - открыто.

Полагают, что Каддафи накопил большое количество оружия по всей стране, и оно на начальном этапе войны очень пригодилось его оппонентам.

А что случилось в Сирии с теми людьми, которые год назад вышли на улицы с призывами к свержению режима Асада и с требованиями больших свобод?

Многие из них убиты. Однако остались их родственники, которые не намерены сдаваться, и бесстрашные демонстранты, которые считают, что сейчас, когда они публично заявили о своих взглядах, они не могут повернуть назад, поскольку, если они попадут в руки режима, рассчитывать на пощаду им не придется.

Путь у демонстрантов, а также дезертиров из армии, может быть только один – вперед, до самого конца, каким бы он ни был.

Все это весьма осложняет дело для Запада и правительства Асада, которым, судя по всему, очень трудно решить, что делать дальше.

Новости по теме