США: "гудбай, оккупай"!

  • 16 мая 2012
Шествие в Нью-Йорке
Image caption Шествие участников движения Occupy в Нью-Йорке оказалось неожиданно многолюдным

В США энтузиасты "Оккупируй Уолл-стрит" считают, что движение находится на подъеме, скептики говорят, что оно выдохлось.

У истоков движения стоит родившийся в Эстонии 70-летний кинодокументалист Калле Ласн, один из основателей сатирического канадского журнала Adbusters, критически относящегося к современному обществу потребления и известного своими пародиями на рекламу.

В июле прошлого года журнал обратился к "тем, кто готов действовать по модели Тахрира", со следующим призывом: "17 сентября стекайтесь в нижний Манхэттен, поставьте палатки, кухни, мирные баррикады и оккупируйте Уолл-стрит".

Ласн предложил и лозунг – "Демократия, а не корпоратократия", но он был труднопроизносим и не прижился.

Adbusters рассчитывал, что на его призыв откликнутся 20 тысяч энтузиастов. Но 17 сентября собрались где-то тысячи две. Казалось, ничто не говорило о возможном успехе.

В первую ночь в сквере Зукотти рядом со Всемирным торговым центром ночевали от силы 100 человек. Но со временем людей на манхэттенский Майдан собиралось все больше, и уж скоро там собирались тысячи, среди которых были множество журналистов со всего мира и изрядное количество окрестных бомжей.

"Оккупанты – это второй раунд 1968 года!" – восторгался основоположник Ласн, имея в виду студенческие бунты, потрясшие тогда Запад. Критики капитализма возлагали на новое движение все большие надежды. О захватчиках Уолл-стрит с надеждой писали прогрессивные нобелевские лауреаты по экономике Пол Кругман и Джозеф Стиглиц.

Доброе слово для бунтарей нашлось и у ряда руководителей Демократической партии, которые радовались, что те поставили в центр общественного внимания проблему имущественного неравенства.

Начать мировую революцию

Image caption Призывы к мировой революции регулярно звучат в Нью-Йорке.

С легкой руки антрополога и анархиста Дэвида Грейбера, чей отец-коммунист участвовал в гражданской войне в Испании, кличем движения сделалось "Мы – 99%!", то есть подавляющее большинство населения.

Грейбер заявил в интервью, что в 2011 году он поставил себе три цели. Во-первых, научиться водить машину. Во-вторых, напечатать свою последнюю книгу. В-третьих, начать мировую революцию.

Неясно, достиг ли Грейбер первых двух. Но он определенно не достиг третьей цели, и перспективы пока не блестящи.

15 ноября бивуак оккупантов был навсегда снесен полицией и городскими мусорщиками. За зиму о движении практически забыли, хотя с января его активисты периодически собирались в помещениях, которые им предоставляли церкви или местные профсоюзы, и планировали весеннее наступление.

Первомай подтвердил, что эта подготовительная работа не прошла впустую. Организаторам удалось вывести на улицы Манхэттена несколько тысяч человек и перекрыть движение на нескольких авеню, пересекающих Манхэттен с севера на юг. С другой стороны, объявленная оккупантами всеобщая забастовка не состоялась, и учреждения, магазины, банки и учебные заведения работали как ни в чем не бывало.

В зданиях, мимо которых шагали под крики и барабанный бой демонстранты, наверняка работали десятки тысяч демократов, по идее им симпатизировавших. Но братания с толпой не произошло.

Информационная блокада

Я провел с демонстрантами целый день, но почти не видел, чтобы им заговорщически улыбались с тротуаров или приветственно махали руками.

В консервативных СМИ ехидно отмечали, что когда процессия поравнялась со стройкой, рабочие заорали, чтобы "оккупанты" лучше устроились на работу.

Заразившись энергией толпы, я было вообразил, что присутствую при начала нового всплеска движения. У центрального американского телевидения, однако, такое впечатление, очевидно, не сложилось.

Митинги и демонстрации освещали кабельные новостные телеканалы, которые работают круглосуточно и должны заполнять эфир.

В толпе на Юнион-сквере мне попалась съемочная группа консервативной станции Fox News, в прогрессивных кругах решительно непопулярной. Поэтому журналисты привели с собою двух огромных охранников и действовали с закрытым забралом: на камерах и микрофоне не было опознавательных знаков.

Но мне ни разу не повстречались камеры "Большой тройки" национальных телекомпаний: ABC, CBS и NBC. Они посвятили Первомаю всего один полновесный репортаж. За первые два с половиной дня мая они в общей сложности отвели протестам какие-то четыре минуты в утренних и вечерних выпусках последних известий.

Будут ли погромы?

"Оккупанты" давно сетовали на то, что телевидение уделяет непропорционально много внимания их столкновениям с полицией и арестам и слишком мало – их требованиям.

Эти жалобы раздавались уже в самом начале протестов, когда "Большая тройка" была ими увлечена и в первые 11 дней посвятила им 33 обстоятельных репортажа.

С тех пор тональность и содержание репортажей почти не изменились.

Вечером 1 мая диктор CBS сопроводил репортаж о протестах следующим 25-секундным текстом: "Движение "Оккупируй Уолл-стрит" избрало Первомай для того, чтобы возобновить свою протестную кампанию. В Сиэттле анархисты в черном учинили разгром, били витрины банков и магазинов, устраивали поджоги и бросили по крайней мере одну дымовую шашку. В Окленде демонстранты столкнулись с полицией, которая произвела несколько арестов. И тысячи участвовали в ненасильственном протесте в Нью-Йорке, где родилось движение".

Телевидение лишь зевнуло, всеобщая забастовка не получилась, и на Уолл-стрит так и не водружен флаг движения.

Консервативная газета New York Post с облегчением заключила, что оно выдохлось, и напечатала редакционную статью под заголовком "Гудбай, оккупай!".

Уличные театры не попадают в политику?

Image caption Майские протесты прошли в нескольких американских городах.

Автору этих строк движение никак не показалось полумертвым, но скептики не видят у него большого будущего.

Во время протестов я сфотографировал на 42-й улице одну особенно колоритную оккупантку – долговязую блондинку в веночке, со стальным колечком в ноздре и штампиком "99%" на левой щеке. Потом я обнаружил ее снимки на нескольких сайтах.

По мнению скептиков, такие персонажи подчеркивают то обстоятельство, что речь идет о не о серьезных, а о чисто рекреационных политических выступлениях. Участники серьезных движений, замечают консервативные комментаторы, стараются не резать глаз избирателю, потому что нуждаются в его поддержке.

В статье, напечатанной в журнале American Thinker, профессор Роберт Уайсберг отсылает к старым фотографиям, которые изображают чернокожих американского Юга, вышедших на демонстрации за свои гражданские права: каждый неизменно одет в глаженный темный костюмчик с белой рубашкой и галстуком. Уайсберг добавляет, что все они старались говорить на правильном английском и были категорически нетерпимы к сквернословию. Все это должно было говорить: пусть наши противники выглядят оборванцами и матерщинниками, но не мы!

Другой пример касается студентов, которые толпами устремились в 1964 году в Нью-Гемпшир, где на демократических праймериз баллотировался противник войны во Вьетнаме либеральный сенатор Юджин Маккарти.

Студенты ехали под лозунгом Neat and Clean for Gene, то есть "чистые и ухоженные за Джина (Маккарти)". Вместо того, чтобы заниматься эпатажем консервативных избирателей, они стриглись на дорогу, сбривали буйные бороды и одевались, как питомцы дорогих частных интернатов.

Из всего этого делается вывод: если вы всерьез хотите бороться за политические перемены в демократической стране, вы должны учитывать, что большинство избирателей будет встречать вас по одежке. А нынешние татуированные подростки с кольцами в носах и разноцветными волосами, по мнению скептиков, представляют собой знатный уличный театр, но не серьезное политическое движение.

Другие отмечают, что оккупационное движение гордится своей аморфностью и неиерархичностью, тогда как тот же профессор Уайсберг напоминает, что успешные политические движения в США в конце концов всегда обретали черты бюрократических организаций, которые добивались своих целей по-деловому.

И один из показательных примеров здесь – современное движение американских геев, которое бузило когда-то в манхэтттенском баре Stonewall, но потом превратилось в мощную структуру с нейтральным названием Human Rights Campaign, шикарной вашингтонской штаб-квартирой и платным агитпропом. И в конечно итоге добилось того, что президент США открыто выступил за однополые браки.

Новости по теме