"Аль-Каида" в Сирии: пропаганда или правда?

  • 25 мая 2012
Media playback is unsupported on your device

На фоне растущей обеспокоенности западных стран по поводу возможной причастности "Аль-Каиды" к сирийскому восстанию корреспондент Би-би-си Пол Вуд, вернувшийся в Сирию, оценивает влияние исламистов на антиправительственные протесты в стране.

"Люди устали от журналистов, - говорит подполковник Свободной армии Сирии Мюледин Зейн. - Мы не экстремисты, хотя вы и пытаетесь изобразить нас в таком свете".

Он добавляет с горечью: "На мой взгляд, Запад по-прежнему поддерживает режим. США могли бы выдворить власти из страны за неделю, но они не хотят демократии для нас, не знаю даже, почему. Они хотят, чтобы страна рухнула".

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Некоторые представители сирийских повстанцев винят Запад в том, что он поддерживает режим Асада в стране

На улицах небольшого сирийского города ежедневно проходят протесты с требованиями демократии.

По словам полковника, в них принимают участие и мужчины и женщины, что свидетельствует об умеренной позиции протестующих. Выступающие по привычке призывают хранить память о "мучениках" революции.

Большой популярностью у протестующих пользуются куплеты против президента Башара Асада. "Семья Асада - воры", - выкрикивают они.

США и "Аль-Каида" на одной стороне

Несмотря на слова полковника, США в действительности хотят падения режима Асада.

Один из парадоксов сирийского восстания заключается в том, что и США, и "Аль-Каида" занимают одинаковую позицию в отношении сирийского восстания: обе стороны хотят свержения режима.

Тем не менее Соединенные Штаты и другие западные страны беспокоятся о том, кто станет преемником Асада.

"Фронт Нусра" появился в 2012 году, полное его название - Фронт в защиту сирийского народа. В размещенном в интернете видеоролике его участники сообщили, что являются джихадистами, вернувшимися с других войн для борьбы в Сирии.

В видео было продемонстрированы кадры с мужчинами, тренирующиеся с оружием где-то в пустыне.

"Мы приносим благую весть исламской нации", - заявил в видеоролике их представитель Абу Мухаммед Гулани. - Мы сирийские моджахеды. Мы вернулись с нескольких фронтов джихада, чтобы восстановить правление Аллаха на Земле и отомстить за поруганную честь и пролитую кровь нашего народа".

Неизвестно, является ли это видео подлинным, но, парадоксальным образом, подобного рода явления служат пропаганде интересов не только глобального движения в поддержку джихада, но и режима Асада. Несмотря на это, некоторые сторонние наблюдатели полагают, что бойцы "Фронта Нусра" действительно представляют собой будущее Сирии.

Бывший британский разведчик Алистер Крук, который изучает исламистских боевиков, говорит о новой организации: "Поначалу их число было небольшим, но я полагаю, оно выросло за это время".

"Дело в том, что вооруженные, имеющие опыт участия в боях представители оппозиции, пришедшие из Ливии или Ирака, не только находятся в авангарде, но и подталкивают вперед другие формы оппозиции", - продолжает он.

"Единственная оппозиция, которую мы наблюдаем в Сирии на данный момент, - это не мирные протестующие. Она характеризуется применением насилия", - заключает эксперт.

"Я мусульманин, я не из "Аль-Каиды"

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Генсекретарь ООН Пан Ги Мун после взрывов в Дамаске вслед за властями Сирии предположил, что за ними стоит "Аль-Каида"

Недавние взрывы автомобилей в Дамаске, в результате которых погибли 55 человек, являются результатом их действий, заявляет правящий режим. Власти обвиняют в нападениях исламистов, подозревая, среди прочих, и "Аль-Каиду". США, в свою очередь, опасаются, что это может быть правдой.

Одна из причин появления подобных мнений заключается в том, что восстание в Сирии спасло "Аль-Каиду" от кризиса. Мирные революции в Тунисе и Египте выставили движение совершенно бесполезным. Теперь, возможно, исламисты вновь в игре.

Но действительно ли это так? И если да, то в какой степени? Я встретился с Абу Лайла, командиром небольшой группы повстанцев в окрестностях Хомса. Он прекрасно соответствовал пропаганде сирийского правительства.

Абу Лайла имеет поразительное сходство с молодым Усамой бин Ладеном - настолько сильное, что, по его признанию, его часто просили покинуть комнату, когда приезжали иностранные журналисты.

Сидя в помещении, полном автоматов Калашникова, снайперских винтовок, гранатометов и изготовленных кустарным способом фугасов, он признался, что участвовал в сражениях в Ираке. Для него это был вопрос защиты собственного племени, представители которого живут в обеих странах. По его словам, в Ираке он встречался с боевиками "Аль-Каиды".

Но, как выяснилось во время нашего разговора, "Аль-Каиду" он не поддерживает. Абу Лайла боится их и того, что они будут делать в Сирии. И он не верит, что взрывы в Дамаске были совершены боевиками этой организации.

"Эту ложь режим использует вновь и вновь, - говорит он. - Власть все время лжет, даже о погоде. Говорят ли они правду теперь, утверждая, что "Аль-Каида" стоит за этими взрывами? Взрывы организуются правящим режимом".

Затем он перешел с арабского на ломаный английский: "Я мусульманин, я не из "Аль-Каиды". Мы никого из боевиков исламистской организации в Сирии не видели, мы не "Аль-Каида".

Религиозные повстанцы

Правообладатель иллюстрации AFP Getty
Image caption Сирийские повстанцы отрицают, что у них есть какие-либо связи с "Аль-Каидой", но все может измениться по мере продолжения восстания

Многие из сирийских повстанцев глубоко религиозны. Но в стране распространены и умеренные традиции ислама, противоречащие жесткой идеологии "Аль-Каиды". Террористы-смертники и отрубания голов, столь распространенные в Ираке, в Сирии пока не прижились. Однако "Аль-Каида" всячески стремится закрепить здесь свои позиции.

Один из офицеров Свободной армии Сирии рассказал мне, что в страну часто наносят визиты представители "Аль-Каиды", пытаясь сформировать новые альянсы. По его словам, они напрямую обратились к одному из исламских священнослужителей вблизи города Кусейр: в обмен на лояльность ему были предложены деньги, оружие и другие виды поддержки.

Главному ливанскому боевику, связанному с "Аль-Каидой", повезло куда меньше. Валид Бустани попытался объявить исламский эмират в сирийском городе, расположенном вблизи ливанской границы. К нему поначалу присоединились несколько молодых людей, но вскоре они повздорили из-за слишком строгой дисциплины. Тогда Бустани казнил двоих из них, а в ответ их семьи убили его самого.

В каждом бою правительственная армия превосходит повстанцев по огневой мощи. Но западные правительства отказываются вооружать их из опасений, что оружие попадает в руки радикальных исламистов.

Бывший агент МИ-6 Алистер Крук работал в Афганистане во время антисоветского джихада, продолжавшегося с 1979 до 1989 года.

"В то время мы не думали, кем были наши союзники, каковы были их мотивы, когда они присоединились к нам для попытки переворота и свержения советской оккупации Афганистана. Мы не задумывались над этим, потому что борьба с коммунизмом в Афганистане была в тот момент так популярна", - говорит эксперт.

"И как результат этого - появились очень опасные группировки. В итоге мы получили 11 сентября, два десятилетия войны с террором и взрывы бомб в Лондоне", - заключает Крук.

Искатели хаоса

Виссам Тариф из демократической организации Avaaz не согласен с Алистером Круком. Уличные протесты по-прежнему приносят гораздо больше результатов для Сирии, чем вооруженные группы, полагает он. К тому же, по его словам, демонстранты хотят свободы, а не другой диктатуры.

"Сирийцы поднялись не потому, что хотят объявить джихад, - говорит он. - Они протестуют, потому что хотят свободы, и я не думаю, что Братья-мусульмане или салафиты или любые другие исламистские течения могут предоставить им свободу, за которую они боролись на протяжении 14 месяцев. Это еще один надуманный и неоправданный страх Запада".

Демократия - это вовсе не то, за что борется "Аль-Каида".

Джихадисты недолюбливают Свободную армию Сирии, поскольку ее бойцы сражаются под знаменем демократии, а не шариата. Тем не менее, спустя год после начала восстания, люди отчаянно нуждаются в помощи отовсюду.

Один из плакатов на демонстрации, в которой мы приняли участие на этой неделе, гласил: "Если вы не поможете нам, мы умрем".

Высокопоставленный офицер Свободной армии Сирии полковник Касим Саад Эддин заявил мне, что его войска боролись за демократию, а не шариат. Но он также отметил, что если Запад не придет им на помощь, он опасается, что это могут сделать джихадисты.

"Я сказал ООН и Совету Безопасности ООН, что сирийский народ не может это больше терпеть, - сетует он. - Наших детей убивают, наших женщин насилуют, наши дома разрушают, если никто не поможет нам, мы обратимся к самому дьяволу".

Если "Аль-Каида" присутствует в Сирии и участвует в этой борьбе, число ее бойцов пока, вероятно, невелико. Мы не встретили их сторонников или не увидели их влияние за многие месяцы путешествия с повстанцами.

Но все может измениться, по мере того как восстание будет продолжаться. Джихадисты процветают во время хаоса, которого в Сирии в избытке.

Новости по теме