Бендеры: город, измененный войной 20 лет назад

  • 19 июня 2012
Правообладатель иллюстрации Nicolae Pojoga
Image caption В ходе конфликта солдаты противоборствующих сторон различали друг друга по повязкам: у молдаван они были белые

Ровно 20 лет назад в небольшом городе Бендеры на правом берегу Днестра произошел один из самых кровавых эпизодов Приднестровского конфликта. Почти у каждого прохожего на улицах города найдется история о том, как война изменила его жизнь.

Хотя сегодня внешне мало что напоминает о кровопролитных боях, город движется в будущее вместе с грузом памяти и взаимной неприязни к соседям из "сопредельного государства" - так местные жители называют Молдавию. А дыры от пуль в здании бывшего горисполкома, вокруг которого велась особенно жаркая перестрелка, специально не заделывают по сей день.

В истории Приднестровского конфликта до сих пор много темных страниц. Одна из них - истоки Бендерской трагедии. Стороны и сейчас обвиняют друг друга в провоцировании перестрелки у бендерского полицейского участка, которая привела к крупномасштабным боям.

"Избежать столкновения было невозможно. Виной тому было отсутствие политической культуры и желания идти на компромисс. Когда начались бои в Бендерах, уже не стоял вопрос, насколько это оправдано - события приобрели лавинообразный необратимый характер", - считает депутат молдавского парламента первого созыва Андрей Сафонов.

В тот день, когда бендерские выпускники готовились к последнему школьному балу, в город вошла молдавская военная техника. По оценкам международного правозащитного общества "Мемориал", только за первые два дня в Бендерах при перекрестном огне погибли 37 мирных жителей, 184 получили ранения. Около 80 тысяч человек бежали из города.

"Уличные бои - самый ужасный способ ведения войны. В Бендерах тогда творилось что-то страшное - полнейший беспредел. Мародерство было с обеих сторон", - вспоминает фотограф Николае Пожога.

Форпост на правом берегу

Бендеры - один из старейших городов Молдавии. Переправа через реку Днестр тут была еще на заре зарождения Молдавского княжества в начале XV века. Кроме этого, Бендеры - город интернациональный и примерно в равной степени населен молдаванами, русскими и украинцами. Сегодня языки этих трех наций являются в Приднестровье официальными.

Территориально Бендеры находятся на "молдавской стороне" и отделены рекой от остального Приднестровья. Но в начале 1990-х годов город не принял идей молдавского национального возрождения и перспективы объединения с Румынией, которая уже однажды оккупировала Бендеры после Первой мировой войны.

На момент конфликта Анатолий Булда был командиром ополчения Бендерского машиностроительного завода. Он запинается, когда говорит, что воевал с молдаванами, предпочитая термин "румынские националисты".

"У нас в ополчении было много молдаван, так же как украинцев и русских. Среди них были только добровольцы. В то же время - и это не единичный случай - отец одного из моих бойцов воевал на стороне Молдавии", - признается Булда.

Невозможно простить

Когда начались бои, жительница Бендер Анна была беременна. Из-за стресса ребенка она потеряла.

"Бежали из города прямо в тапочках, даже документы не взяли. По дороге подобрали еще женщину с тремя детьми и поехали к родителям на Украину. Это было страшно. Но даже в самых жестоких войнах не стреляют по скорой помощи. А молдавскую "скорую", в которой ехал мой знакомый врач, полностью изрешетили из засады", - говорит Анна.

Несмотря на пережитое, она относится к меньшинству, которое готово простить соседей из-за Днестра и жить с ними в одном государстве.

Image caption Дыры от пуль в здании бендерского горисполкома не заделывают до сих пор - в память о лете 1992-го

"В основном, и у нас, и в Молдавии живут нормальные люди. Никто из них не пойдет против своих родственников и соседей. Это просто был приказ сверху. Никто из моих молдавских знакомых не хотел воевать. Но им дали выбор: либо берешь автомат, либо отправляешься в тюрьму", - говорит Анна.

Другого мнения придерживается руководитель бендерского отделения союза "Память" Людмила Мальчукова. Ее мужа, казака Черноморского казачьего войска, взяли в плен и пытались, по словам Людмилы, выменять на Илье Илашку, осужденного в Приднестровье за терроризм. Через полтора месяца Людмила нашла мужа на кишиневском кладбище "Дойна".

"Как я могу простить Молдову? После Бендерской трагедии жизнь для меня разделилась на "до" и "после". Эта боль не проходит. Никто из наших матерей, вдов не успокоился. Это невозможно погасить", - говорит Мальчукова.

Экономическая стагнация

По словам заведующего кафедрой отечественной истории Приднестровского государственного университета Николая Бабилунги, несмотря на то что более половины населения покинуло город в июне 1992 года, большая часть беженцев вернулась обратно. Бендеры несколько лет еще оставались мощным промышленным центром с большим количеством рабочих мест и высокими зарплатами.

Сегодня же производство здесь в упадке, как и в соседней Молдавии. Например, на Бендерском экспериментальном ремонтном заводе, где работала Людмила Мальчукова, из тысячного коллектива осталось 60 человек. Дефицит приднестровского бюджета в этом году составит около 62%. Непризнанная республика выживает в основном за счет российской материальной поддержки.

"Мы привыкли жить не по средствам и обречены сидеть на игле российской помощи, как и Молдова на игле МВФ. В противном случае, нужно затянуть пояса на 10-15 лет и менять экономическую модель. Кто на такое согласится?", - говорит Сафонов.

Николай Бабилунга считает, что хоть война нанесла Приднестровью серьезный материальный ущерб, это не главный фактор экономической стагнации. Гораздо губительнее на экономике сказалась неудачная приватизация, которая привела к деградации предприятий, и экономические препоны со стороны Кишинева. Основную же часть разрушений в Бендерах удалось восстановить за счет внутренних ресурсов.

Будущее за Приднестровьем?

Большинство бендерчан видят будущее своего города только в составе Приднестровья, особенно сегодня, когда Бендеры и Тирасполь структурно фактически превратились в единый город.

"Война нанесла сильную психологическую травму жителям Бендер и породила множество страхов. Раньше больше всего боялись, что "Тирасполь нас сдаст". Взорвут, мол, мост через Днестр и уйдут к себе, а у нас опять начнется бойня", - говорит Бабилунга.

В то же время бендерская молодежь, как и их сверстники в Молдавии, ищет лучшей жизни за границей. 23-летняя Алиса - преуспевающий журналист в одном из кишиневских информационных агентств. Дома она не видела перспектив для профессионального роста.

"Я, как практически все мои одноклассники и друзья, уехала после окончания школы. Казалось, что в "заграничном" вузе я получу лучшее образование. Теперь у меня тут работа, друзья, любовь. В Бендеры, возможно, вернусь, если захочу родить ребенка - там экология лучше", - говорит Алиса.

Как и большинство ее сверстников, она не помнит войны и не против того, чтобы Молдавия и Приднестровье вновь стали единым государством.

"Кровь, которая здесь пролилась, еще долго будет бурлить. Нашему поколению, которое смотрело друг на друга сквозь прицел, что-то решать совершенно немыслимо, ненужно и даже вредно. Это будет по силам лишь нашим внукам", - убежден Бабилунга.

Новости по теме