Вопросы и ответы с ближневосточным обозревателем Би-би-си

  • 18 сентября 2012
Джереми Боуэн
Image caption Обозреватель Би-би-си Джереми Боуэн уже много лет работает на Ближнем Востоке

Обозреватель Би-би-си по Ближнему Востоку Джереми Боуэн, работавший в Израиле, Ливии, Египте и Ливане, ответил на вопросы читателей.

Вопрос @iraqyiaforever: Вам не кажется, что ситуация в Ираке становится более стабильной, чем в других странах региона?

Джереми Боуэн: Мне уже давно нужно съездить в Ирак. Там сейчас спокойнее, чем в Сирии, но, мне кажется, что в Ираке появляются тревожные признаки растущей нестабильности.

Энди Кук: Почему, как вам кажется, приверженцы ислама так восприимчиво относятся к оскорблениям и критике?

Дж.Б.: Мусульмане считают, что их слишком часто критиковали необоснованно, и в какой-то степени они ощущают угрозу от правительств западных стран.

Найджел Тэбб: Почему мусульмане на Ближнем Востоке гораздо обидчивей, чем европейские мусульмане?

Дж.Б.: Я так понимаю, вы спрашиваете это в контексте антиисламского фильма. Это не вопрос о том, кто сильнее обижается. Скорее, это вопрос о том, кто как протестует.

Грэм Миллер: Стала ли жизнь простого человека лучше благодаря Арабской весне, или жить стало тяжелее?

Дж.Б.: Свержение полицейских государств избавляет от страха. Но страны, где случились революции, пока не сумели справиться с нестабильностью и безработицей.

Иан Макеван: Насколько реакция исламского мира стала результатом политических действий, нежели следствием ярости?

Дж.Б.: Люди действительно оскорблены. Затем были организованы демонстрации. Сегодня здесь, в Бейруте, проходит демонстрация, организованная движением "Хезболла".

Брайан МС: Насколько близко, на ваш взгляд, знали спецслужбы США и Британии тех, кто организовывал Арабскую весну?

Дж.Б.: Те события стали неожиданностью для США и Великобритании. Весь 2011 год они с трудом пытались не отставать от происходящего. Последние события показывают, что и в этому году они могут оказаться не готовы к тому, как может развиваться ситуация.

Фил Хит: Сумеет ли ситуация в Сирии измениться без постороннего вмешательства?

Дж.Б.: Внешняя интервенция уже происходит. Более серьезное военное вмешательство может свергнуть Асада. Но страны, способные это сделать, опасаются, что подобное развитие событий может лишь ухудшить ситуацию.

@Fubsy: Кто стоит за последними событиями на Ближнем Востоке? Социальные сети? Все произошло спонтанно или было запланировано? Как все повернется?

Дж.Б.: Главным катализатором является недовольная молодежь. Общаясь в социальных сетях и получая информацию по ТВ, она понимает, что жизнь может измениться.

Час: Я читал, что большинство мусульман не поддерживают протесты. Почему мы не получаем информацию об умеренных мусульманах?

Дж.Б.: Я бы сказал, что набожные мусульмане согласны в том, что фильм оскорбляет чувства верующих. Многие не поддерживают насильственные протесты. Надеюсь, наши репортажи это передают.

Панча Чадра: Станут ли протесты препятствием для мирного процесса на Ближнем Востоке?

Дж.Б.: В данный момент нет упорядоченного мирного процесса, который смог бы остановить основные конфликты в регионе.

Джон Брукс: Вам не кажется, что НАТО своими действиями в Ливии открыла туда дорогу исламским экстремистам?

Дж.Б.: Джихадистам сейчас проще вести свою деятельность в Ливии, чем при Каддафи. Но их не так и много.

@Daviddixey: Израиль и Иран – быть войне или нет? Ваше мнение.

Дж.Б.: Война возможна, если не удастся заключить соглашение с Ираном об обогащении урана. Израиль бы хотел, чтобы удар нанесли США, но там серьезно рассматривают и возможность вести военную кампанию в одиночку.

К Джамал: При Каддафи в Ливии не было больших запасов вооружений. Откуда у повстанцев появилось оружие?

Дж.Б.: Каддафи закупил большие партии вооружений, которые захватили повстанцы. Также их снабдили оружием другие страны, особенно Катар.

@drjameschums: Стали ли безработица среди молодежи и плохое образование одной из причин, почему молодежь так охотно присоединилась к протестам?

Дж.Б.: Безработица и плохое образование создали поколение молодых людей, переполненных гневом и готовых выражать свой протест.

@kodzos: Почему, на ваш взгляд, в результате Арабской весны были свержены режимы в Ливии, Египте и Тунисе, но не в Марокко и в Иордании?

Дж.Б.: Республики были подвержены этому в большей степени, чем монархии. Правители, получившие власть, находились у власти не совсем законно. Короли могут отправлять правительства в отставку. Но это не означает, что монархии неуязвимы. В Марокко были проведены реформы, но не в Иордании. Любая арабская страна может захотеть изменений. Вопрос в том, как они с этим справляются.

@iMazharHasnain: Вы видите возможность того, что власть в Сирии сменится? Если да, то по какому сценарию будет развиваться ситуация?

Дж.Б.: Ситуацию в Сирии сложно понять, потому что до нынешнего момента ни одна из сторон не начала сдавать позиции, но и не взяла верх. Так не будет продолжаться всегда. Трудно предположить, как сможет удержаться у власти режим Асада в нынешней форме. Несомненно ситуация там ухудшается. Сирия может провоцировать нестабильность в регионе на протяжении многих лет. Здесь в Ливане и в регионах на границе с Сирией люди очень из-за этого переживают.

Новости по теме