Майкл Росс: как избавиться от "нефтяного проклятия"?

  • 1 ноября 2012

Почему для некоторых стран, например, для России нефть – это проклятие, а для других, как США, наоборот, благословение? Как Америка способствует тому, что многие страны не могут избавиться от "нефтяного проклятия"?

"Нефтяное проклятие: как нефтяные богатства влияют на развитие наций" – так называется вышедшая в этом году книга политолога из Калифорнийского университета в Лос-Анжелесе (UCLA) Майкла Росса, в которой он пытается дать ответы на эти и многие другие вопросы.

С Майклом Россом побеседовала корреспондент Русской службы Би-би-си Илона Виноградова.

Би-би-си: Ученые, исследовавшие этот вопрос до вас, основной экономической проблемой "нефтяного проклятия" называли "голландскую болезнь". Чем ваш подход к этой проблеме в принципе отличается от того, что было написано раньше?

Майкл Росс: На мой взгляд, "голландская болезнь", то есть когда в результате бума в отдельном секторе экономики, как правило, связанном с эксплуатацией природных ресурсов, перестают развиваться другие отрасли, потому что импортировать становится дешевле, чем производить что-либо у себя в стране - это лишь малая часть проблемы. Скорее даже политическая, нежели экономическая.

И дело тут не в глупости или неопытности политиков, которые не знали, как распорядиться нахлынувшими нефтяными долларами. Основная проблема, которая приводит к "нефтяному проклятию", - это политическая система страны.

Если в стране нет демократического правительства, нет системы сдержек и противовесов, то приток в казну больших денег, делает это правительство еще менее подотчетным. Правда, за последние 30 лет многие страны демократизировались.

Исключение, в основном, составляют страны, где много нефти: они, в большинстве своем, остались авторитарными. Как правило, в этих странах нефтяная промышленность была национализирована. Многие думали, что это решит проблему. На самом деле национализация создала почву для появления еще большего количества трудностей.

Демократия или нефть?

Би-би-си: Почему страны с национализированной нефтяной индустрией подвержены "проклятию", о котором вы пишете, в еще большей степени?

М.Р.: Потому что правительства в таких странах – от Венесуэлы до России и Азербайджана – по большому счету не подотчётны своим гражданам. В таких странах часто бывает, что политические лидеры используют нефтяные деньги в качестве своего рода личного фонда. Деньги из этого фонда идут на то, чтобы заручиться поддержкой силового аппарата государства - полиции, военных – на которых держится власть авторитарного правителя.

В России, например, в 2010 году бывший тогда премьер-министром Владимир Путин подписал указ, согласно которому любая информация об активах, доходах и расходах, связанных с нефтью и газом, оказалась закрытой. И по сей день общественного доступа к этой информации нет.

Би-би-си: А есть еще какие-то особенности "нефтяного проклятия", характерные именно для России?

М.Р.: Приток нефтяных и газовых денег, начиная с 2000 года, помог российским властям улучшить состояние экономики страны. Огромный дефицит бюджета сменился профицитом, укрепился курс рубля, что в свою очередь позволило упростить налоговую систему и укрепить бюджет. То есть были положительные моменты, но чем больше правительство получало нефтяных денег, тем менее прозрачным оно становилось.

Самым тревожным шагом в этом направлении стал, как я уже говорил, указ Путина, который попросту закрыл доступ к информации. Если граждане страны не знают, какие доходы получает государство от нефти и как оно их тратит, люди не могут судить, насколько эффективно были потрачены эти средства.

Би-би-си: Какие еще негативные политические последствия наблюдаются в странах, чья экономика зависит от природных ресурсов?

М.Р.: В таких странах чаще идут гражданские войны. Нигерия, Судан, Чад, Индонезия, Колумбия – все эти страны богаты нефтью. И в каждой из них за последние 20-30 лет прошла или до сих пор идет гражданская война. Даже войну в Чечне многие связывают с тем, что там есть нефть и газ. Мое исследование подтверждает эту версию, но, конечно, мы, ученые, никогда до конца не можем быть уверены в правоте таких выводов.

Би-би-си: Получается, что "нефтяное проклятие" – это, прежде всего, признак недемократического государства? Все сводится именно к неэффективному управлению?

М.Р.: Собранные мною и другими исследователями данные показывают, что нефть становится проблемой именно в странах с неразвитой или отсутствующей демократией. Даже в странах с относительно демократическим правлением таких, как Колумбия и Венесуэла, возникают те же проблемы, что и в более авторитарных государствах.

В Колумбии гражданский конфликт частично спонсируется нефтяными деньгами, то же самое происходит в Нигерии. В Венесуэле за последние 12 лет, как только цены на нефть повысились, правительство стало все менее подотчетным, нефтяные доходы в этой стране тоже теперь покрыты завесой тайны.

И все это несмотря на то, что где-то до 1998 года Венесуэла была примером того, как страна может развиваться и эффективно использовать нефтяные доходы.

Нефтяной аппетит США поддерживает диктаторов?

Би-би-си: США, наряду с Норвегией и в какой-то степени с Бразилией и Мексикой, стали завидным исключением. Здесь нефть не является проклятием. Помимо демократической системы управления, в чем секрет?

М.Р.: Энергетическая политика США в каком-то смысле уникальна. Это единственная крупная страна, в которой федеральное правительство не владеет большей частью природных ресурсов, добываемых из-под земли.

Контроль находится в руках частных компаний и правительств отдельных штатов. Но и у этого подхода есть свои недостатки. Децентрализация ведет к отсутствию четкой национальной энергетической политики. Другой недостаток – это то, что некоторые штаты – Техас, Аляска, Северная Дакота – сильно зависят от нефтяной и газовой индустрии.

Есть и политические последствия такого децентрализованного подхода. Штат Луизиана, где в 1920-30-е годы было обнаружено много нефти, стал самым коррумпированным в истории США. К власти в те годы пришла династия местных царьков, которая долгие годы заправляла штатом.

Би-би-си: В вашей книге вы пишете, что США в каком-то смысле способствуют тому, что многие страны не могут избавиться от нефтяного проклятия. Каким образом?

М.Р.: США – самый крупный импортер нефти в мире. Такие страны, как Габон, Экваториальная Гвинея и Саудовская Аравия живут, в основном, за счет экспорта своей нефти, прежде всего, в США. То есть косвенно, импортируя огромное количество нефти из этих и других стран, Америка поддерживает их авторитарные режимы и спонсирует гражданские войны, разгорающиеся из-за дележа ресурсов.

Я надеюсь, что сейчас, когда США движутся в направлении все большей энергетической независимости, импорт нефти снизится и соответственно уменьшится негативный вклад США в поддержание недемократических режимов.

Альтернативная энергетика как избавление от "проклятия"

Би-би-си: Как же превратить "проклятие" в "благословение" – исключительно сменой режима?

М.Р.: Конечно, нет одного решения проблемы, которое подходило бы всем странам. В каждой стране должен быть найден свой подход, основанный на ее особенностях и опыте.

Но общая проблема для всех стран, на которых лежит это "проклятие" – это неэффективное управление. Ключ к решению этой проблемы – максимальная прозрачность государства и уменьшение объемов нефтяных доходов – так, чтобы государство могло управлять ими.

Би-би-си: А переход на альтернативную энергетику может как-то поспособствовать решению проблемы?

М.Р.: Политически это может быть очень правильным решением. Альтернативная энергетика как с технологической, так и с экономической точки зрения, - более управляемое производство.

К тому же, цены на эти виды энергии не скачут так, как цены на нефть, что делает экономику в целом более стабильной. Соответственно, этот вид производства энергии не располагает к коррупции и не ведет к агрессивному дележу, из-за которого вспыхивают гражданские войны.

Новости по теме