Возможному шефу Пентагона припомнили критику Израиля

  • 1 февраля 2013
Чак Хейгел
Image caption Комментаторы сошлись во мнении, что Хейгел явился на слушания не подготовившись

В четверг в сенатском комитете по делам вооруженных сил состоялись 8-часовые слушания по поводу назначения Чака Хейгела, бывшего сенатора-республиканца из Небраски, на пост министра обороны США.

И если сенатские слушания по вопросу о назначении сенатора-демократа Джона Керри госсекретарем в начале этой недели прошли мирно, Хейгела допрашивали с пристрастием.

Причем самые острые вопросы задавали сенаторы-республиканцы. Прежде всего бывший друг и коллега Джон Маккейн, тоже ветеран Вьетнамской войны, на которой сержант Хейгел был командиром взвода и дважды орденоносцем.

Большинство демократов задавали Хейгелу легкие вопросы, поскольку не хотели сконфузить назначенца своего президента.

Но и некоторые демократы высказывались критически, например, глава комитета Карл Левин. Он радушно приветствовал кандидата в начала заседания и отметил, что если Хейгела утвердят, он будет первым бывшим военнослужащим сержантского состава, сделавшимся шефом Пентагона. С другой стороны, Левин дал понять, что его покоробили некоторые прошлые заявления Хейгела.

Тот просидел в сенате 12 лет, голосовал, по его словам, около 3 тысяч раз и оставил за собой бумажный след из сотен речей и интервью.

"Еврейское лобби" и другие оговорки

Придраться было к чему. Например, несколько сенаторов-республиканцев попросили Хейгела объясниться по поводу формулировки "еврейское лобби", которую он однажды употребил, говоря о влиятельных вашингтонских организациях, лоббирующих интересы Израиля.

Это словосочетание решительно сочли неполиткорректным, а некоторые почуяли в нем привкус антисемитизма, обвинения в котором могут погубить в США карьеру.

Хейгел также посетовал однажды, что это лобби имеет обыкновение "запугивать" членов конгресса. Его спросили, придерживается ли он по-прежнему этой точки зрения, и кого он конкретно имел в виду.

"Назовите одного человека в сенате США, который был бы запуган израильским лобби", - потребовал республиканец Лесли Грэм.

Кандидат попытался уйти от прямого ответа, но инквизитор не отставал, и в конце концов Хейгел сказал, что сожалеет об этом своем заявлении и не может назвать ни одного сенатора, который был бы запуган произраильскими кругами.

Не смог он также вспомнить ни одного решения, которое бы сенат принял под нажимом этих кругов.

"Мне надо было использовать другой термин, - сказал Хейгел, отвечая на вопросы республиканца Роджера Уикера. – Я извиняюсь".

По его словам, ему надо было сказать "произраильское лобби", а вместе "запугивать" - "влиять".

"Я всегда говорил, что я сторонник Израиля", - заметил он и добавил чуть позже: "За свои 12 лет в сенате я ни разу не голосовал против Израиля!".

Новоиспеченный сенатор-республиканец Тед Круз показал видеозапись интервью, которое Хейгел дал в 2009 году "Аль-Джазирре", и поинтересовался, считает ли он по-прежнему, что Израиль виновен в военных преступлениях. Хейгел ответил, что никогда так не думал.

Тогда Круз привел заявление, сделанное Хейгелом в 2006 году, когда тот охарактеризовал действия израильских военных, как "отвратительное побоище".

"Я много, много раз заявлял, что любая страна имеет право себя защищать", - сказал Хейгел.

"Вы считаете "отвратительное побоище" военным преступлением или нет?" - не отставал республиканец, представляющий консервативное крыло своей партии.

"Нет, - начал импровизировать Хейгел, - это зависит от того... на них напали, это зависит от многих факторов. Если Израиль себя защищал, побоище происходило с обеих сторон".

В перерыве корреспондент Си-эн-эн Дейна Бэш поговорила в кулуарах с рядом сенаторов от обеих партий и сообщила, что они были "шокированы" тем, насколько не подготовлен оказался кандидат в министры обороны к этому допросу с пристрастием.

Хейгел, например, опрометчиво заявил, что поддерживает политику "сдерживания" по отношению к Ирану. На самом деле Белый дом заявляет, что ставит себе целью предотвратить появление атомной бомбы у Исламской Республики. "Политика сдерживания" в этом контексте означает, что США готовы примириться с наличием у Ирана ядерного оружия.

Через некоторое время кто-то сообщил Хейгелу запиской, что так говорить было не надо, и он спешно сделал поправку. "Я оговорился, когда сказал, что поддерживаю президентскую позицию по сдерживанию, - извинился он. - Если я так сказал, то я имел в виду, что у нас нет позиции по сдерживанию".

История покажет?

Немудрено, что даже либеральные комментаторы, которые по идее должны симпатизировать кандидату Обамы, немедленно разразились в сети Twitter язвительными замечаниями по адресу Хейгела.

"Сдается мне, что Хейгел не больно смышлен", - написал один. "Слушания по Хейгелу – это катастрофа", - заявил другой. "Это слушание начинает напоминать мне первый диспут между Обамой и Ромни", - глумливо поддержал третий, имея в виду политбой, на котором Обама временами выглядел довольно беспомощно.

Сенатор Маккейн напомнил Хейгелу его яростные возражения против наращивания войск в Ираке, куда президент Буш послал в 2007 году 20-тысячное подкрепление и, по общему мнению, спас этим положение. Хейгел, например, говорил тогда, что это самая большая внешнеполитическая ошибка со времен Вьетнамской войны.

Маккейн спросил, согласен ли сейчас Хейгел с тем, что эта шаг помог стабилизировать ситуацию в Ираке.

Хейгел начал ходить вокруг да около, и Маккейн вспылил: "Вы будет отвечать на вопрос?" – громко спросил он.

"Я не могу сказать ни да, ни нет, - ответил Хейгел. – Я оставлю ответ на усмотрение истории".

"История уже высказалась по этому поводу, и с вами она несогласна!" - бросил Маккейн.

Маккейн заявил после слушаний, что еще не решил, как он будет голосовать по поводу утверждения Хейгела, хотя отметил, что отказ кандидата прямо ответить на этот его вопрос "безусловно, будет фактором".

В комитете 26 членов, и пока лишь 11 из них сказали, что определились: шесть точно за него, а пять – определенно против.

Новости по теме