Кто есть кто в "контрсписке Магнитского"

  • 14 апреля 2013
Здание Капитолия
Image caption В Вашингтоне подчеркивают, что оглашенный список далеко не окончателен

Американский "список Магнитского" пока породил в США гораздо больше отзывов, чем контрсписок, обнародованный российским МИД в субботу.

"Ни Вашингтон, ни Москва не вставили в свои списки высокопоставленных или политически знаковых лиц, возможно, желая ограничить их влияние на американо-российские отношения, которые в последнее время ухудшились", - отмечает агентство Ассошиэйтед пресс.

Беседуя в пятницу с журналистами, двое неназванных сотрудников Госдепартамента заверили их, что не руководствовались при составлении своего списка политическими соображениями. Мало кто принял эти заверения всерьез.

Дипломаты подтвердили, что у США имеется и другой список, который не подлежит оглашению, но отказались сообщить даже его размер. По данным New York Times, в нем определенно числится глава Чечни Рамзан Кадыров.

Как пишет газета, в списке содержится также ряд столь высокопоставленных российских деятелей, что госдеп счел за благо не оглашать их имена из-за опасений, что Владимир Путин в отместку перестанет пускать в Россию америанских чиновников такого же ранга или членов конгресса.

Представители Госдепа также подчеркнули, что фигуранты секретного списка лишатся американских виз, но не своих авуаров в США, поскольку нельзя замораживать активы, не назвав их обладателей.

Они отметили, что оглашенный сейчас список далеко не окончателен. "Это отнюдь не единовременный шаг, - сказал один из них. - Закон не оставляет сомнения, что по мере получения дополнительной информации к нему будут добавляться дополнительные имена".

Непонятный принцип

"Хотя список робкий, - сказал один из инициаторов "закона Магнитского" конгрессмен Джим Макговерн, в марте представивший свой собственный список из 280 имен, - сегодня администрация заверила меня, что расследование продолжается".

Комментируя ответный российский список, New York Times замечает, что входящие в него американцы не известны частыми поездками в Россию.

Пока на российский список публично отреагировал лишь один из них - бывший юрисконсульт минюста США Джон Чун Ю, автор докладных записок с обоснованием законности "усиленных" методов допроса, практиковавшихся американскими спецслужбами после 11 сентября 2001 года.

"Черт возьми! - написал Ю New York Times по поводу отказа российских властей его впускать. - Плакал мой матч по дзюдо с Путиным!"

Принцип, по которому составлялся список, не всегда понятен. Почти треть американских фамилий в нем указана не совсем точно. Например, не Ракофф, а Рейкофф (Rakoff), не Розензафт, а Розенсэфт (Rosensaft), не Мильоне, а Милиони (Milione), не Гайе, а Гей (Gaye), не Захарьяшевич, а Закариасевиц (Zachariasiewicz).

Последняя ошибка простительна, поскольку имя этого следователя не могут правильно произнести даже сами американцы. Мне пришлось спросить у него самого.

Неясно, почему в список внесены бывшие командующие американской базой в Гуантанамо, но не нынешний, или руководитель аппарата вице-президента Чейни, но не президента Буша.

Запрещен въезд в Россию федеральному судье Джеду Рейкоффу, который председательствовал на процессе ростовчанина Константина Ярошенко, но не его коллеге Шире Шендлин, которая вела процесс Виктора Бута.

Может быть, дело в том, что защита Бута неоднократно хвалила Шендлин? Или она просто занесена в секретный список россиян?

Прокуроры

В списке имя главного прокурора Южного округа Нью-Йорка Бхарары дается полностью: Притиндер, хотя даже в официальных документах оно обычно сокращается до Прит.

С другой стороны, его подчиненный Сахни, представлявший обвинение на процессе Бута, полностью зовется Гуруанджаном, но в российском списке проходит под своим сокращенным именем Анджан.

В список попали оба прокурора, работавшие на процессе Бута, - и Сахни, и Брендан Макгвайр. На процессе Ярошенко тоже было двое прокуроров, но в списке числится лишь один, Кристофер Лавин. Другого - чернокожего Рэндалла Джексона - там почему-то нет.

В прокуратуре Южного округа работают примерно 250 прокуроров, и делом Бута занимались не только Сахни и Макгвайр. В российский список попали еще трое из них, иногда фигурировавшие в судебных документах, - Кристиан Эверделл, Дженна Дэббс и Майкл Розенсэфт.

Дэббс также могла запятнать себя в глазах Москвы тем, что занимается делом предполагаемого бутовского партнера - Ричарда Чичакли, который на днях согласился, чтобы его экстрадировали в США из Австралии.

Она также занималась Гибриллой Камарой и Марселем Асеведо Сармиенто, проходившими по одному делу с Ярошенко.

Эверделла, Дэббс и Розенсэфта также объединяет то, что все они работали на деле Владимира Барарушкина, получившего в 2008 году 21 месяц тюрьмы за фиктивный брак.

Из следователей DEA (управления по борьбе с наркотиками), разрабатывавших Ярошенко, упоминается лишь представитель этого ведомства в Западной Африке Сэм Гей, но не руководители следственной бригады Эрик Стауч и Райян Джон Рапаски, выступавшие на процессе ростовчанина.

Или они тоже упоминаются в секретном списке?

Мир тесен

Особняком стоит следователь ФБР Грегори Коулман. Как сообщают, он провинился перед Москвой делом россиянина Егора Чернова, который получил в 2008 году в Юте 51 месяц тюрьмы за подделку паспортов и освободился в июне 2011 года.

В том же году его привлекли за то, что, сидя в тюрьме, он звонил в Россию, незаконно пользуясь мобильником и номером другого заключенного.

Мир тесен: защищал Чернова молодой техасский адвокат Алексей Тарасов, впоследствии писавший апелляцию Ярошенко. Чернов признал себя виновным и был приговорени к штрафу в размере 100 тыс. долларов.

Его дела никак не были знаковыми, хотя в числе предполагаемых сообщников Чернова судебные документы называли его сестру Марину Горбачеву, бывшую судью Тверского районного суда Москвы, известную тем, что она отказала в компенсации жертвам терактов на Дубровке.

Чернов также подозревался в заказе убийства, но официально в нем обвинен не был.

В США сидят сотни, если не тысячи россиян, и неясно, почему в список попал именно Коулман, который служит даже не в С-24, отделе нью-йоркского ФБР по борьбе с евразийской преступностью, а в С-40 - подразделении, занимающемся конфискацией авуаров и расследованием отмывания денег.

Новости по теме