Дело о шпионаже в Грузии: фотографы требуют пересмотра

  • 23 апреля 2013
Media playback is unsupported on your device

С четырех фотографов, осужденных за шпионаж в пользу России летом 2011 года, снята судимость. Однако они требуют нового расследования и пересмотра дела.

"Нам сняли пробацию и судимость. Но это не означает оправдание. Дело должно быть пересмотрено, и люди, которые фактически всем этим руководили, должны быть наказаны", - говорит фоторепортер Георгий Абдаладзе.

Внештатный сотрудник МИД Грузии Абдаладзе, фотограф пресс-службы администрации грузинского президента Ираклий Геденидзе и его супруга Натия Геденидзе, а также фоторепортер Европейского пресс-фотоагенства (EPA) Зураб Курцикидзе были задержаны по обвинению в шпионаже в пользу России в июле 2011 года.

Обвинение тогда заявило, что Зураб Курцикидзе, Георгий Абдаладзе и Ираклий Геденидзе передавали Главному разведывательному управлению России информацию, содержащую государственную тайну, а также снимки секретных документов.

Натия Геденидзе, согласно обвинению, помогала в осуществлении преступных действий.

Все четверо тогда дали признательные показания и получили условные сроки.

Однако сегодня фотографы требуют нового расследования, заявляя, что в июле 2011 года они вынуждены были признаться в том, чего никогда не совершали.

Все начать заново

По словам адвоката Грузинской ассоциации молодых юристов Михаила Гогадзе, в заявлении в прокуратуру описываются давление и угрозы по отношению к задержанным фотографам после их ареста.

Image caption Ираклия Геденидзе и других фотографов летом 2011 года осудили за шпионаж в пользу России

"Мы требуем от прокуратуры и государства в целом в первую очередь начать следствие относительно тех фактов, которые имели место в отношении фотографов в месте заключения, - сказал Гогадзе в интервью Би-би-си. - Второе, с этого уголовного дела должен быть снят гриф секретности, и третье, по делу должно заново начаться следствие, чтобы реально было установлено - виновны фоторепортеры в этом деле, или это государство виновато перед ними".

В главной прокуратуре говорят, что заявление фотографов на данный момент изучается. Но пересмотр самого обвинительного приговора не входит в полномочия прокуратуры.

"Так как решение суда вошло в силу, у прокуратуры нет никакого правового рычага для вмешательства в этот процесс. По грузинскому законодательству, право пересмотреть судебный приговор есть только у суда", - сообщила Би-би-си Хатуна Паичадзе, руководитель управления по связям с прессой и общественностью главной прокуратуры Грузии.

Между тем в Грузии говорят о тысячах граждан, которые ожидают от нового правительства восстановления справедливости, считая себя жертвой неправедного суда предыдущих властей.

По словам заместителя министра юстиции Сандро Барамидзе, для решения этого вопроса уже несколько месяцев идет работа над законопроектом об образовании государственной временной комиссии по установлению изъянов правосудия.

"Комиссия сделает заключение - в [каждом] конкретном случае имели ли место изъяны правосудия. Если комиссия установит, что ошибки в правосудии были, она перешлет это заключение в суд и окончательное слово будет уже за судом, который на основании новых обнаруженных или выявленных обстоятельств заново рассмотрит дело", - поясняет Барамидзе.

Но приговор по делу фотографов может быть изменен и в условиях нынешнего законодательства, считает Михаил Гогадзе.

По словам адвоката, в случае если прокуратура начнет расследование и установит, что доказательства были добыты незаконным путем и не могут быть основанием для вынесения судебного приговора, суд может заново рассмотреть дело.

"На данном этапе суду нужны доказательства, чтобы заново начать производство дела, а в этом ему может помочь прокуратура, - говорит Гогадзе. – Поэтому мы говорим, что у государства есть возможность провести по этому делу новое объективное расследование".

Видео о давлении

Сами фотографы надеются, что им удастся добиться оправдательного приговора, и возлагают надежды на новое правительство, пришедшее к власти в Грузии в октябре прошлого года.

По словам Георгия Абдаладзе, есть видеоматериалы того, что происходило с фотографами после задержания и как от них добивались признания.

"Эти материалы снимали они сами, для чего - я не знаю. Но факт фактом остается: есть человек, у которого есть весь этот архив", - рассказывает он.

В ноябре грузинский "Девятый канал" уже распространил видеокадры, которые им передал Георгий Абдаладзе.

Фотограф говорит, что запись сделана за день до их освобождения в зале суда, когда его и Зураба Курцикидзе убеждали сменить адвокатов, неугодных прокуратуре, и это - лишь малая часть имеющихся у его источника видеоматериалов.

Image caption Георгий Абдаладзе рассказал, что после задержания власти оказывали на него давление для дачи признательных показаний

По словам Абдаладзе, как только видеоматериалы будут доступны, он передаст их прокуратуре и журналистам.

Свой источник он не раскрывает - как говорит, в целях безопасности: "У него материалы не только о нас. Там есть материалы, которые могут следствию очень во многих делах помочь. Сейчас идет речь о том, чтобы как-то передать эти кадры прокуратуре".

Абдаладзе был последним, кто дал признательные показания следствию в июле 2011 года, и первым, кто еще в сентябре прошлого года заговорил о давлении, которое оказывалось на него после задержания.

"Лишь бы оттуда выйти"

О давлении и угрозах на задержанных фотографов с целью добиться признательных показаний рассказывает и Зураб Курцикидзе.

"Ко мне пришли в два часа ночи человек шесть или семь. Сказали, что о причинах задержания скажут позже. Забрали всю мою аппаратуру, деньги, которые у меня были, - вспоминает Курцикидзе. - Потом меня посадили в машину, и в машине началось физическое рукоприкладство по отношению ко мне. Они начали меня обвинять в том, что я организовал шпионскую сеть. Били меня".

Текст показаний, по его словам, ему принесли, и он просто выучил его наизусть, чтобы потом рассказать перед адвокатами.

"В конце концов я сломался... Человек находится в таком состоянии, что может признаться в убийстве Кеннеди, лишь бы оттуда выйти", - говорит он.

Первыми признательные показания дали Ираклий и Натия Геденидзе. По словам Ираклия Геденидзе, задержания жены оказалось достаточно для того, чтобы он пошел на сотрудничество со следствием.

"Больше ничего и не нужно было. Я не выдержал психологического давления - того, что твоя жена находится рядом в камере, а твои дети снаружи, фактически одни", - рассказал он Би-би-си.

Через некоторое время тбилисский городской суд распространил заявление об освобождении Натии Геденидзе под залог. Всем остальным задержанным суд избрал в качестве меры пресечения предварительное заключение.

"Это был прецедентный случай"

Генеральный секретарь оппозиционного Единого национального движения Вано Мерабишвили, занимавший на тот момент должность министра внутренних дел, отказался комментировать Би-би-си дело фотографов Би-би-си.

Сами фотографы считают, что их арест мог быть наказанием за кадры, сделанные во время жестокого разгона митинга 26 мая 2011 года в центре Тбилиси, которые были опубликованы международной прессой

"Это самая реальная - на мой и моих друзей взгляд - версия... Нас наказали показательно. Они просто не знали, что имеют дело с представителем иностранного агентства и, скорее всего, не ожидали такого ажиотажа. Поэтому нас так быстро выпустили", - говорит Курцикидзе.

Тогдашние власти называли такие предположения беспочвенными, отвергая какую-либо связь этого уголовного дела со снимками 26 мая и профессиональной деятельностью фотографов.

В виновность фотографов не верили и их коллеги. Акции журналистов и правозащитников с требованием снять с дела гриф секретности проходили после их ареста практически ежедневно.

"Это было вопросом журналистского достоинства. Мы должны были доказать, что журналистская деятельность, съемка фотографий и передача информации и так далее, тем более для международного фотоагентства, никоим образом не представляет собой шпионскую деятельность, - говорит участница тех акций Майя Мецхваришвили, редактор интернет-издания Netgazeti. - Это был прецедентный случай. Попросту говоря, если бы мы это проглотили, каждый из нас мог быть арестован по подобному обвинению".

Прокуратура опубликовала часть показаний фотографов и материалов, которые - согласно следствию - были у них изъяты, и обещала открытое рассмотрение дела.

Однако детального рассмотрения дела в суде журналисты так и не дождались.

Суд тогда удовлетворил ходатайство прокуратуры и вынес приговор четверым фотографам без рассмотрения дела по существу.

Новости по теме