Таджикистан взбудоражил арест "местного Ходорковского"

  • 22 мая 2013
Зайд Саидов
Image caption Зайду Саидову предъявлены обвинения в получении крупной взятки

Арест и предъявление официальных обвинений одному из самых известных таджикских предпринимателей, экс-министру промышленности и энергетики Таджикистана Зайду Саидову всколыхнули аналитиков, политиков и общественных деятелей страны.

При всей очевидности происходящего, в истории теперь уже бывшего депутата городского совета Душанбе Саидова, за считанные часы лишенного коллегами депутатской неприкосновенности, немало белых пятен и много вопросов, на которые таджикские власти отвечать отказываются.

Обозреватели в Таджикистане уже провели параллели между Саидовым и экс-главой компании ЮКОС Михаилом Ходорковским: оба были богаты, преуспевали в бизнесе и открыто обозначили свое желание участвовать в политической жизни.

Руководитель инициативной группы по созданию партии "Новый Таджикистан" Зайд Саидов был задержан в субботу 19 мая в аэропорту Душанбе и доставлен в таджикское антикоррупционное агентство, где находится до сих пор.

Он вернулся из Франции, несмотря на предупреждения своих сторонников о возможной опасности.

Обвиняют во взятке

Глава Антикоррупционного агентства Фаттох Саидов сообщил Русской службе Би-би-си, что Зайду Саидову предъявлены обвинения в получении взятки в особо крупном размере.

По версии следствия, эти преступления были совершены в 2005 году, когда Саидов возглавлял министерство промышленности.

Как утверждают таджикские власти, экс-министр Зайд Саидов якобы воспользовался своим служебным положением и вынудил бывшего депутата Совета народных депутатов Согдийской области и главу предприятия "Химзавод" города Исфары Низомхона Джураева безвозмездно передать ему свое частное предприятие "Таджикатлас".

По версии таджикского Антикоррупционного агентства, сделка была осуществлена в обмен на улаживание финансовых проблем на частных и госпредприятиях, контролировавшихся Низомхоном Джураевым. Зайд Саидов, являясь министром промышленности и непосредственным руководителем Джураева, воспользовался данной ситуацией, и, злоупотребляя своими должностными полномочиями, обещал Джураеву покровительство.

Сам экс-министр все выдвинутые против него обвинения категорически отрицает.

"Политическим заказом", цель которого - запугать инакомыслящих, называет дело Зайда Саидова один из экс-лидеров таджикской оппозиции, влиятельный религиозный деятель Ходжи Акбар Тураджонзода.

По его мнению, обвинения, выдвинутые против бизнесмена, безосновательны и должны расцениваться оппонентами нынешней власти как сигнал к молчанию.

"Очевидно, что Саидов не мог посодействовать процессу приватизации, поскольку вопрос этот решался не министерством промышленности, а комитетом по имуществу, на баланс которого переходило готовое для приватизации предприятие", - считает Тураджонзода.

Политик не исключает, что власти могли оказать давление на Саидова и угрожать ему безопасностью его родных и близких, поскольку первые допросы бизнесмена велись без присутствия адвокатов.

Защита Зайда Саидова заявляет о многочисленных нарушениях закона. Комментировать подробности уголовного дела адвокаты отказываются из-за данной подписки о неразглашении.

"Совместный проект"

Политологи сходятся в том, что проблемы у известного таджикского предпринимателя и мецената Зайда Саидова начались после объявления им о планах создания политической партии "Новый Таджикистан".

Image caption Ходжи Акбар Тураджонзода называет дело Саидова "политическим заказом"

Партия "Новый Таджикистан", по мнению ряда обозревателей, создавалась с одобрения таджикской властной элиты и была своего рода совместным проектом Зайда Саидова и государства.

Новое объединение ставило перед собой задачу вернуть в страну интеллектуальную элиту и приостановить массовую утечку мозгов из страны.

Между тем было очевидно, отмечают политологи, что граждане покидают Таджикистан из-за местничества, неэффективной кадровой политики и коррупции государственной системы.

Наблюдатели указывают, что Зайд Саидов был уроженцем Нуробадского района на востоке Таджикистана. Этот факт немаловажен, учитывая политические реалии страны, в которой большую часть властной элиты составляют этнические земляки таджикского президента.

Российский след?

55-летний Зайд Саидов в годы гражданской войны в Таджикистане проживал в Москве.

На родину он вернулся после подписания мирного соглашения между объединенной таджикской оппозицией и правительством страны.

Многие его бизнес-проекты созданы при участии российского капитала, что - по версии обозревателей - также могло вызвать недовольство таджикских властей, которые первоначально поддержали идею создания нового движения, но потом могли просто заподозрить начинающего политика в закулисной борьбе при поддержке российской стороны.

"Нельзя исключать версию о некоем российском следе, хотя мне ничего не известно о связях Саидова с высокими кремлевскими структурами. Если речь и может идти о каких-то связях, то можно говорить пока только о среднем эшелоне. Могла ли Москва рассчитывать на Зайда Саидова как на лидера, ведущего свою политическую родословную от таджикской оппозиции, к которой в Кремле всегда относились очень настороженно, сказать трудно", - заявил в интервью Русской службе Би-би-си эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов.

"Есть и еще одна версия, которая также не исключает российского следа: версия о том, что окружение президента Рахмона или он сам таким образом дали сигнал своему вечному внутреннему оппоненту Махмадсаиду Убайдуллаеву, что его попытки претендовать на высшую власть будут жестко остановлены. Нельзя исключать и этого варианта", - считает Дубнов.

Известно, что Убайдуллаев - мэр Душанбе и официально второй после президента человек в стране – имеет хорошие отношения с Саидовым и не раз выражал ему поддержку.

Новости по теме