Выборы в Иране: оптимизма не осталось

  • 11 июня 2013
Предвыборный плакат одного из кандидатов в президенты Ирана
Image caption Предвыборная кампания в Иране проходит на фоне апатии избирателей

Президентские выборы назначены на 14 июня, однако многие иранцы еще не определились, за кого голосовать – и будут ли они голосовать вообще.

Из 680 кандидатов, зарегистрированных на выборах в нынешнем году, Совет стражей утвердил восемь. Пятеро – консерваторы, близкие к Верховному лидеру аятолле Али Хаменеи. Ни одного из кандидатов нельзя назвать реформистом.

В 2009 году на выборах проголосовало более 80% избирателей. Но волна энтузиазма быстро погасла, когда Махмуд Ахмадинежад снова был избран президентом.

Оптимизма с тех пор стало меньше, снизился уровень жизни. Стоимость иранской валюты упала, инфляция поднялась на самый высокий уровень за 18 лет, и все труднее становится найти работу. Но есть ли надежда на будущее?

Несколько иранцев поделились с нами своими мнениями о предстоящих президентских выборах и попробовали объяснить, как им живется в Иране.

Никта

Лично я чувствую себя беспомощной. Я собиралась голосовать за [бывшего президента Акбара] Хашеми Рафсанджани, но его отстранили от участия в выборах. Он был бы сильным и уверенным политиком и смог бы бросить вызов верховному лидеру.

Поэтому я не буду голосовать. В недавней речи Хаменеи объявил, что каждый голос – это голос в пользу Исламской Республики. Я не хочу, чтобы этот режим был узаконен. Оппозиционные группы тоже большей частью пришли к соглашению бойкотировать эти незаконные выборы.

Мы с мужем должны упорно трудиться, чтобы свести концы с концами. Жить стало тяжело. Страшно воспитывать ребенка в такой ситуации.

Мы живем сейчас под беспрецедентным экономическим прессом, который вместе с безработицей делает людей злыми и раздражительными.

Снизились и моральные стандарты. Наркомания стала очень актуальной проблемой, требующей решения. Государственной статистике нельзя доверять.

В 2009 году иранцы шли на выборы с энтузиазмом. Сейчас нет интереса к выборам. Оптимизма не осталось.

Захра

Я очень жду этих выборов, отчасти потому, что буду голосовать впервые в жизни. Я хочу поддержать наше руководство, которое противостоит сейчас Западу, хотя и не согласна со многим, что происходило у нас в стране в прошлом.

Я буду голосовать за [Мохаммада Багера] Калибафа, потому что у него хорошие планы и идеи. Слушая его речи, я понимаю, что его идеи подкрепляются экономическими принципами, основанными на эффективности и использовании сильных сторон экономики. Люди моего возраста и образованные представители рабочего класса выступают за Калибафа, потому что его программа лучше, чем у других кандидатов.

Жизнь в Иране проходит очень шумно. Здесь очень напряженно, то и дело на улицах вспыхивают драки и конфликты, так как из-за нестабильности люди теряют терпение. Цены растут день ото дня, и многие не знают, что смогут купить на обед для себя и своих семей. Следующий президент должен будет привести экономику в порядок.

Я ищу работу, но возможности для людей моего возраста ограничены. Несколько членов моей семьи живут в Дубае, и я время от времени получаю от них помощь в иностранной валюте.

Афшин

Я не буду голосовать на этих фальсифицированных выборах.

К сожалению, Иран ждет тяжелое будущее. После революции прошло почти 34 года, а у нас установилась худшая диктатура в истории страны. Следующий президент ничего не сможет сделать, потому что должен подчиняться приказам Хаменеи.

Жить в Иране тяжело. Гиперинфляция, безработица, страх, коррупция и рост преступности – вот лишь некоторые из проблем страны.

Еще одна проблема – депрессия. Один из моих молодых друзей сказал, что по вечерам он засыпает, надеясь, что утром не проснется.

Мои младшие братья ложатся спать на голодный желудок. Я не могу голосовать ни за кого в условиях исламской диктатуры.

Лейла

В идеале, я хочу голосовать за светского кандидата с убедительной экономической программой. Но таких кандидатов нет.

В Иране вы всегда выбираете между плохими и очень плохими кандидатами, а не хорошими и очень хорошими. Голосовать за кого-нибудь лучше, чем не голосовать вообще, поэтому я отдам свой голос за Хасана Рухани. Его недавнее интервью государственному телевидению было умным и откровенным. Он также связан с реформистами и экономическими технократами Ирана, хотя сам и является священнослужителем.

Разрыв между богатыми и бедными в Иране растет. Средний класс постепенно исчезает. Некоторые люди могут позволить себе лишь еду и лекарства.

Я беспокоюсь о милитаризации Ирана и спаде экономики. Ведь это может превратить Ближний Восток в поле битвы между шиитами и суннитами. Больше всего я боюсь, что никого не беспокоят интересы иранского народа.

К сожалению, эти выборы были лишены смысла, даже не начавшись. Пресса несвободна, чтобы возражать, критиковать или заниматься расследованиями. Гражданское общество не может оспаривать назначение кандидатов. Если говорить цинично, то Иран является "демократией в наручниках".

Рамин

Для меня в Иране нет ничего. Я не вернусь туда, чтобы голосовать.

К счастью, я получил хорошее образование, что позволило мне уехать из Ирана, чтобы жить и работать в Австралии. Реально результаты выборов окажут воздействие на те 70 миллионов человек, у которых нет иного выбора, кроме как остаться в Иране.

В 2009 году было много безработных среди молодежи, в том числе молодые люди с высшим образованием. Молодежь скучает. Никого их моих друзей и родственников в Иране не интересуют выборы. Никому не интересна политика, люди просто хотят забыть о ней и жить своей жизнью.

Мои кузены застряли в Тегеране. Они либо безработные, либо работают в магазинах своих родителей, хотя большинство из них получило высшее образование.

Санкции серьезно ударили по простым людям. Мои родители хотели продать свой дом в Тегеране и перевести деньги в Австралию, но в результате санкций их сбережения уменьшились на 90% всего за один год.

Честно говоря, я считаю, что иранское и западные правительства в равной степени ответственны за плачевное состояние иранского народа.

Новости по теме