Киргизия: как пишут учебники истории

  • 6 ноября 2013

Написание единого учебника истории в России вызывает множество споров: спорят о том, нужен ли такой учебник, и как писать его, когда общество расколото в отношении собственного прошлого. Новый проект Русской службы Би-би-си - о том, что происходит в сфере преподавания истории в бывших советских республиках, о чем там дискутирует профессиональное сообщество историков, как государство проводит свою политику в отношении прошлого.

Какие новые памятные даты появились в постсоветских республиках – с момента обретения ими независимости, что современные школьники знают о советском периоде истории их страны, какова мера успеха политики памяти и можно ли достичь окончательного консенсуса в отношении прошлого – все это на страницах bbcrussian. com.

О том, что происходит в Киргизии, - материал Толкунбека Турдубаева.

Устные сказания - в учебники

Image caption Празднование Дня независимости в Бишкеке

В советские времена история Киргизии не преподавалась в школах в качестве отдельного предмета. О республике в школьных курсах истории лишь эпизодически упоминалось в связи с отдельными событиями, которые власти считали важными.

Поэтому при подготовке новых учебных пособий специалисты столкнулись с проблемой нехватки достоверной информации о прошлом страны. Частично её восполнили устными сведениями, которые передавались из поколения в поколение, говорят киргизские историки.

К этому моменту подготовка учебников истории для всех классов средней школы почти завершена.

Но и новые учебники устраивают не всех: чаще всего спорят о том, что в них говорится о колонизации Киргизии Россией, национально-освободительной борьбе в 1889-м и 1916-м годах, а также периоде сталинских репрессий.

Специалистов, подготовивших учебники, упрекают в резких и эмоциональных формулировках. Так, события 1916-го года в курсе истории для школьников однозначно расцениваются как геноцид против нации, с чем согласны не все. Авторы настаивают на том, что просто отражают исторические факты.

В прессе во время обсуждения вопросов образования и, в частности, подготовки новых учебников велась дискуссия о том, являются ли тождественными понятия "кыргыз"и "кыргызстанец".

На полном серьёзе, в том числе специалистам-историкам и журналистам, пришлось разъяснять, что первым термином обозначается представитель конкретного этноса, а вторым – любой житель страны.

Забытые отцы-основатели страны

Image caption Новые учебники истории пришлось писать почти с нуля: в советское время историю Киргизии в качестве отдельного предмета в школах не преподавали

Полемика о преподавании истории в Киргизии идет постоянно: некоторым не нравится, что в школьных пособиях почти не говорится об СССР, но при этом очень подробно освещается национальная история. Другие как раз последнее обстоятельство считают наиболее выигрышной стороной нынешнего преподавания учебного предмета.

Зачастую книги для школьников по истории страны критикуют за то, что они написаны сухим, наукообразным языком, а и без того сложный учебный материал изложен непоследовательно. В ходе общественных слушаний по вопросам образования участники дискуссий высказывали пожелание, чтобы учебники истории были написаны доходчивым, доступным языком.

В числе претензий к школьному курсу истории – и слишком большой объем материала, когда, по словам школьных учителей, детям необходимо за один урок "пройти" несколько параграфов.

Настоящий бич сегодняшнего школьного образования в Кыргызстане - нехватка учебников и, в частности, по истории. Хотя эта проблема уже не так остра, как в первые годы независимости, однако всё ещё не решена окончательно.

Основная причина этого – нехватка средств на издание учебных пособий. Во многом проблема решается усилиями международных организаций и стран-доноров, которые выделяют целевые средства в форме грантов или оказывают гуманитарную помощь.

При этом, говорят представители Ассоциации историков Киргизии, именно теперь, когда возможностей для изучения национальной истории стало гораздо больше, школьники демонстрируют почти полное незнание прошлого страны. Так, например, большая часть учащихся даже старших классов средней школы не может назвать отцов-основателей государственности Киргизии.

Кокандское ханство и очереди в СССР

Опрос среди бишкекских школьников – тех классов, где уже изучается история, - показал: о том, что Киргизия была в составе СССР они чаще всего узнают из раздела содержания учебника, в котором говорится о войне 1941-1945 годов.

Изучать историю начинают в пятом классе: именно тогда учащиеся узнают о подвиге земляка Чолпонбая Тулебердиева, который погиб в 1942 году в боях в Воронежской области, закрывая грудью амбразуру дзота.

Это событие описывается в новом курсе истории гораздо более подробно, чем в аналогичных учебниках советского времени, когда первенство в этом подвиге приписывалось Александру Матросову, который погиб позже - в 1943-м году, повторив то, что сделал Тулебердиев.

Большинство опрошенных школьников рассказывают, что узнали на уроках истории о том, что Киргизия почти 70 лет входила в СССР, что была кровопролитная война, а потом все народы Советского Союза восстанавливали единую страну после военной разрухи.

По словам десятиклассников, учебный год начался с того, что они "стали более расширенно повторять всё ранее изученное содержание предмета, начиная с истории древнего мира". И что каждый следующий исторический этап изучается в сопоставлении с тем, какие события, когда и как происходили на территории нынешней Киргизии.

Именно в результате такого сравнительно-сопоставительного метода школьники узнают, что в древнюю эпоху здесь проживали многочисленные другие племена и народности - саки, усуни, даваньцы, хунны, кара-кытаи, а сама Киргизия входила ранее в состав Кокандского ханства, а затем была колонизирована царской Россией.

По словам школьников, о недавней истории им часто рассказывают родители. Так, рассказал старшеклассник Аскар, ему рассказали о длинных очередях за любыми продуктами в СССР и посоветовали ценить по достоинству все возможности, которых не было и не могло быть в Советском Союзе.

Герои юга и севера

Image caption Памятник Курманджан-датке, правительнице алайских киргизов

Во многих регионах Киргизии в последние годы воздвигнуты помпезные памятники историческим личностям, которые вовсе не обязательно равноценно признаются, а главное почитаются во всех остальных частях республики.

В Чуйской области на севере Киргизии уже в годы независимости был установлен памятник Шабдану Джантаеву, более известному в стране как Шабдан-батыр, – реально существовавшему историческому деятелю, который жил в XIX-м – начале XX-го века и был известен своей деятельностью на службе царской России.

В знак признания его заслуг ему было пожаловано звание полковника русской армии.

В Ошской области на юге республики воздвигнут памятник в честь Курманджан – правительницы региона времён Кокандского ханства, которой ханская администрация присвоила соответствующий титул "датка".

По словам некоторых историков и тех депутатов парламента, которые занимались увековечением памяти исторических лиц, установление монумента в честь Курманджан-датки также на территории другой области породило недоумённые вопросы со стороны отдельных местных жителей: дескать, зачем ставить памятник "Алайской царице" в "чужой" провинции? В то же время часть южан не слишком пылко воспринимает попытки увековечить память о северянах, пусть и известных историческими свершениями.

Часть критиков оспаривает саму необходимость установки памятника тем, кто, по их словам, служил иноземцам.

Особенно оживлённое паломничество к монументам во всех регионах страны начинается накануне и в ходе массовых общественно-политических мероприятий, особенно выборов.

А близкие политические связи Бишкека и Москвы привели к тому, что на торжественных праздничных церемониях стали больше внимания уделять тем фигурам в истории Киргизии, кто занимал видное положение в обществе благодаря тесному сотрудничеству с царской Россией.

Новости по теме