Петр Порошенко: мы уходим не от России, а от совка

  • 26 ноября 2013
Media playback is unsupported on your device

Влиятельный украинский предприниматель и политик Петр Порошенко, бывший министр иностранных дел, депутат Верховной Рады и один из богатейших людей Украины, рассказал Русской службе Би-би-си о том, почему так много людей вышло на улицы требовать подписания соглашения с Евросоюзом.

С ним беседовала Яна Литвинова.

Би-би-си: Петр Алексеевич, насколько я понимаю, вы к нам прямо с корабля на бал, с Майдана Незалежности да прямо в студию Би-би-си и даже подарили мне вот эту ленточку…

П.П.: Да, это символ тех 200 тысяч людей, которые вчера и сегодня ночь провели на Майдане и которые показывали, что эти акции направлены на европейскую интеграцию Украины.

Би-би-си: То есть вы считаете, что это абсолютное большинство. И все люди были с этими ленточками?

П.П.: Я считаю, что очень много людей было с этими ленточками, это был как бы отличительный символ. Вы себе не представляете ощущения, когда с трех-четырех станций метро буквально все пассажиры выходят и вот так, организованной колонной, движутся к месту сбора. Организаторы митинга даже вынуждены были на 20 минут раньше начать движение колонны, потому что то количество людей, которое собралось в пунктах сбора, ‒ оно превышало все возможные ожидания.

Я думаю, что этого не ожидала власть, и это превышало самые смелые расчеты оппозиции при организации этого действа, потому что это не было акцией против власти, это не было акцией политической, это не было акцией оппозиции. Это была акция киевлян и украинцев, которые протестовали против того, что у них попытались украсть мечту, попытались украсть идею.

Они правда поверили в то, что их страна 28-29 ноября подпишет уникальное беспрецедентное соглашение по ассоциации и начнет проводить реформы, начнет изменяться в лучшую сторону. И они возражали против того, чтобы у них эту мечту украли. Украинцы боролись, на самом деле, за то, что, ребят, ну вот это наше право определять, как нам жить дальше. Мы готовы слушать советы из Москвы, мы готовы слушать советы из Брюсселя, мы готовы слушать советы из Вашингтона. Мы открытая и доброжелательная нация. Но мы боремся за право самим определять свою судьбу, и если кто-то пытается давить на нас, то реакция будет соответствующая.

Поэтому когда вот тут недавно была конференция в Ялте, где на одной панели я дискутировал с господином Сергеем Глазьевым, я искренне поблагодарил его, потому что вот именно подобная реакция отдельных представителей России, ‒ она способствовала консолидации украинской нации. Ведь если раньше украинцы ходили в поисках национальной идеи – что же нас объединяет? – страна ведь, на самом деле, очень разная. Жители Востока и Запада Украины, они ведь и правда очень разные. Их разъединяет, может, где-то и вера, может, где-то отношение к языку, может, где-то какие-то политические позиции.

И тут вдруг нашлась идея, которая объединила всех. Если мы говорим о молодежи хотя бы до 35 лет, то там цифры вообще такие... overwhelming. Преобладающие.

Би-би-си: То есть большая часть молодежи – она как раз хочет себя считать частью Европы и присоединяться.

П.П.: 80% людей до 35 лет считают, что они должны обязательно подписывать соглашение и жить в Европе. Но это их право. Им жить в это время. Они должны взять на себя все тяготы этих реформ и получить все преимущества этих реформ. И я думаю, что именно поэтому вот была выраженная такая массовая акция, которая не предполагала протеста. И я думаю, что это очень важно.

Би-би-си: Ну, вы знаете, Украина оказалась в очередной раз таким, если хотите, яблоком раздора. В хорошем смысле, в мифологическом смысле. Между Европой...

П.П.: Яблоком, но не раздора (смеется).

Би-би-си: Хорошо, но тем не менее. Будем надеяться, что отношение, допустим, ЕС к Украине не изменится. ЕС уже заявил, что по-прежнему будет Украину ждать. Меняются правители – меняется курс страны. Но не окажется ли Украина той причиной, по которой испортятся, например, отношения между Евросоюзом и Россией?

П.П.: Побойтесь Бога. Нет. Во-первых, такой цели нет у Украины. Посмотрите тоже на метаморфозу, которая произошла за последние четыре месяца.

Четыре месяца назад. Диалоги, которые вела Россия с Украиной: "Слушайте, вы нам вообще не интересны. Ваша газотранспортная система неинтересна, потому что это ржавые железки. Мы сегодня строим "Южный поток", мы сегодня строим "Северный поток", у нас на сегодняшний день все хорошо, и нам не интересно. Мы вообще не будем с вами вести никаких дискуссий. Готовы только (единственная дискуссия) принять вас в Таможенный союз, когда вы попроситесь. Мы еще подумаем и, возможно, примем".

Европейский союз говорил, что, мол, у нас есть 10, 11 критериев, если вы выполните, возможно, мы подумаем о том, чтобы с вами подписать соглашение. Посмотрите на ту метаморфозу, которая произошла за последний месяц. Россия: не вступайте уже в Таможенный союз, мы готовы снизить цены на газ, мы готовы открыть наши рынки, мы готовы финансировать дефициты ваших платежных балансов и всего такого прочего – только пожалуйста, не подписывайте соглашение в Вильнюсе. И Европа говорит: мы готовы убрать часть критериев.

Сегодняшнее заявление ван Ромпея, Баррозу, которое абсолютно четко задекларировало: если Янукович приезжает в Вильнюс (а сейчас уже подтверждено, что он приезжает), то мы готовы подписать соглашение об ассоциации.

С точки зрения России, здесь тоже нужно ‒ вот знаете, я хотел бы, пользуясь тем, что все-таки Би-би-си на "Дожде" – нас в основном будут смотреть российские зрители – я бы хотел вот донести позицию, которую занимает большинство украинцев и это моя, правильная и совершенно искренняя позиция. Подписание соглашения об ассоциации Украины – там нет вообще ничего антироссийского.

Мы не уходим от России. Я уже говорил: мы уходим от совка. И вот от совка России тоже было неплохо бы отойти немножко дальше. Это было бы в пользу России, и это точно будет в пользу Украины. И это никоим образом не повлияет – в стратегической, долгой, среднесрочной перспективе ‒ на отношения России и Украины. Я в этом абсолютно убежден. Те, кто пытаются нагнетать страсти, те, кто пытаются там каким-то образом стравливать, сталкивать позиции, пытаются искать какие-то внеэкономические методы воздействия на решение Украины – это приводит к тому результату, что мы видели вчера на Майдане.

Новости по теме