Эксперты: что ждет Украину в ближайшие дни?

  • 2 декабря 2013
Протесты в Киеве
Image caption Пока сложно сказать точно, что произойдет в ближайшие дни на Украине

Лидеры оппозиции Украины заявили на пресс-конференции в понедельник, что среди их требований - отставка силовиков и расформирование спецподразделений, которые разогнали мирный протест на Евромайдане.

Между тем, по словам представителя премьер-министра Николая Азарова Виталия Лукьяненко, сам премьер проводит консультации по поводу урегулирования ситуации.

Лукьяненко продолжает настаивать, что вводить чрезвычайное положение в стране не нужно. "Для такой большой страны, как Украина, где события происходят не только на трех центральных улицах Киева, потребности в чрезвычайном положении нет", - сказал он.

Русская служба Би-би-си обратилась к ряду экспертов с просьбой высказать свой прогноз того, что может произойти на Украине в ближайшие дни.

Владимир Фесенко, Украина

Image caption Владимир Фесенко, глава Центра прикладных политических исследований "Пента", Киев

То, что происходило в воскресенье, и то, что в значительной мере происходит в понедельник, внешне очень напоминает события 2004 года, просто в других формах и по другому поводу.

Я думаю, руководителями силовых структур была совершена очень серьезная ошибка: решили провести акцию по силовому устрашению. В итоге они вызвали новую волну возмущения и новую волну протеста.

А дальше ситуация может развиваться по разным сценариям. Уже звучат такие оценки – мол, начинается новая революция. И революционный сценарий в виде пусть даже мирного захвата власти – отстранения от власти президента и правительства – такой сценарий остается на повестке дня.

Во вторник наверняка будет массовое давление на парламент, который должен провести финальное заседание. Будут наверняка требовать отставки правительства. Некоторые депутаты правящей фракции уже вышли из ее состава, обсуждается вопрос формирования нового парламентского большинства. Но многие депутаты будут, по-моему, колебаться, будут ждать, на чьей стороне будет преимущество, кто победит.

В данный момент складывается ощущение, что сложилось некое равновесие. Кардинального преимущества нет ни у власти, ни у оппозиции. Нарушить это равновесие могут агрессивные действия либо с одной, либо с другой стороны – что в равной степени является главным дестабилизирующим фактором.

В связи с этим обсуждается и риск силового сценария: введения чрезвычайного положения. Такая возможность существует.

Но, по конституции страны, объявление чрезвычайного положения должно быть утверждено парламентом. Парламент сейчас находится на территории, которая контролируется оппозицией, митингующими. Если вдруг будет произведено выездное заседание парламентского большинства, и оно утвердит чрезвычайное положение, то оппозиция это не примет, митингующие это не примут.

Чем опасен этот сценарий? Любая попытка использования силы против Майдана – это путь к гражданской войне и к расколу страны, вот что надо понимать. Это очень рискованный сценарий, когда применяется сила против такого количества людей, и когда есть разные настроения в отдельных регионах страны, надо понимать, что это чревато расколом.

И ситуация может пойти в более сложном направлении, чем это было в 2004 году. Поэтому варианты компромисса, в том числе перевыборов – это мирный способ разрешения нынешних политических противоречий.

Думаю, сейчас самое главное – начать поиски политического решения нынешнего кризиса. Звучат призывы к международным посредникам, как и в 2004 году. Между представителями правящей партии и оппозиции есть недоверие, их интересы кардинальным образом расходятся, то есть нужны посредники, которые помогли бы найти компромисс.

Речь идет, в первую очередь, о представителях Евросоюза, к примеру, тот же Александр Квасьневский, который играл большую роль в поиске компромисса в 2004 году, будучи сопредседателем миссии Европарламента.

Но вопрос выбора посредника должен решаться согласованно, обеими сторонами. Может быть, нужен "круглый стол" с участием общественности и разных политических сил, который мог бы взять на себя некоторые переходные функции.

Во всяком случае, надо искать компромиссные модели. Это шанс выйти из этого кризиса мирным путем, потому что силовые действия могут дестабилизировать ситуацию.

Вадим Карасев, Украина

Image caption Вадим Карасев, директор Института глобальных стратегий, Киев

То, что происходит - это не революция, это, скорее, предреволюционная ситуация: есть кризис верхов, раскол внутри правящей команды по поводу того, как дальше управлять страной, куда ее направлять, куда идти. Идет борьба между силовиками и сторонниками политических методов урегулирования кризиса. Это делает власть неконсолидированной в понимании и восприятии нынешней ситуации.

Есть и кризис низов - низы не хотят жить по-старому. Они требуют перемен, продолжения европейского курса страны.

Однако оппозиция по сравнению с 2004 годом выглядит слабее. Оппозиция пока не взяла под контроль улицу: мы были свидетелями проявлений радикализма, которые сыграли на руку власти и оказались неожиданностью для оппозиции.

Штурм здания администрации президента напоминал чем-то белорусские события в декабре 2010 года, когда власть спровоцировала штурм правительственных зданий, что дало повод Лукашенко ввести чрезвычайное положение, посадить оппозиционеров и т.д.

Однако на Украине таких событий ожидать вряд ли следует, так как для этого надо контролировать СМИ.

Во-вторых, в это время на Майдане Незалежности уже стояли, как минимум, пятьсот тысяч человек. Если бы не было Майдана, то, наверное, можно было бы поиграть в этот белорусский вариант. Но все понимали, что у здания администрации разыгрывается провокационный сценарий, а настоящий сценарий гражданского протеста был на Майдане Незалежности.

К тому же, Украина по сравнению с Белоруссией все-таки демократическая страна, здесь привыкли разрешать кризисы политическими методами. На Украине в отличие от Белоруссии оппозиция легальная, парламентская, ее представители имеют депутатскую неприкосновенность. Украинских оппозиционеров нельзя посадить в тюрьму, как диссидентов.

Если же говорить о дальнейшем развитии событий, то нужно вспомнить, что "оранжевая революция" на каком-то этапе перешла под контроль политического класса, который и выработал компромисс и дал возможность стране выйти более или менее безболезненно из кризиса.

На этот раз такой диалог пока не получился. Почему? Во-первых, власть еще не так слаба, чтобы "прогнуться" под требованиями оппозиции и участников массовых протестов.

Во-вторых, сейчас ставка будет сделана на то, чтобы протянуть время. Ведь возможно, что энергия Майдана будет идти по нарастающей, в том числе и по всей стране, либо протесты схлынут. В любом случае для власти будет сигналом - либо идти по какому-то силовому сценарию и начинать перехватывать инициативу, либо все-таки пойти на уступки, на компромисс, выпускать пар.

Думаю, что до конца недели будет понятно, сможет ли оппозиция нарастить протест и начать диктовать властям условия компромисса. В противном случае власть воспользуется падением протестной активности и сможет продиктовать свои условия выхода из кризиса.

Но до Нового года это все равно должно решиться, так как люди не будут в Новый год стоять на Майдане, потом начнутся студенческие сессии и каникулы, так что по любому студенты разъедутся, накал протестного движения начнет спадать.

Призывы к другим игрокам, таким как Россия и США вмешаться в то, что происходит на Украине, ни к чему не приведут. Более того, они опасны, они могут привести к расколу страны и потере территориальной целостности.

У украинского политического класса и общества есть ресурсы, чтобы решить кризис самостоятельно.

Александр Морозов, Россия

Image caption Александр Морозов, шеф-редактор "Русского журнала"

Есть три фактора, которые влияют на ближайшее будущее этого политического кризиса.

Первое, это то, что у Януковича есть шанс персонально избежать катастрофы, если ему удастся каким-то образом переложить на кого-то ответственность, хотя этот шанс очень слабый.

Второй момент заключается в том, что это не Майдан 2004 года. Видно, что есть какие-то другие черты и, скорее всего, сам по себе протест будет постепенно терять силу, то есть будет более рутинным, чем во время "оранжевой революции". На этот раз уже нет той энергии, которая была тогда, но главное, уже видно, что у этого протеста нет лидера.

Если тогда был альянс Ющенко-Тимошенко, и это был довольно-таки яркий альянс, то на данный момент там нет фигуры, которая бы эту "революцию" возглавила.

Именно поэтому то, что происходит, скорее, похоже на события в Москве на Болотной, чем на "оранжевую революцию" 2004 года.

Но при этом, конечно, украинцы являются намного более энергичными и темпераментными, чем москвичи, поэтому накал, конечно, больше, чем тот, что был в Москве.

Я думаю, что Янукович, спасая себя, может сейчас пойти на досрочные выборы, и это сценарий, который ему самому не угрожает. Вовсе не факт, что Партия регионов потерпит какое-то сокрушительное поражение и исчезнет с политической сцены. Нет, Партия регионов и при досрочных выборах войдет в парламент.

Но даже такой поворот событий будет очень важен, ведь из политического кризиса во всех восточно-европейских странах выходят через досрочные выборы. Это нормальная практика, и ее надо приветствовать.

В интересах Януковича, конечно, удержаться у власти, но, может быть, досрочные выборы в Верховную Раду Украины не будут для него серьезной угрозой, потому что там не очевидны другие фигуры на данный момент.

Там есть Кличко, он как бы популист, но пока не очень ясно, в состоянии ли он собрать голоса. Это одна сторона, а вторая важная сторона заключается в том, что никаких договоренностей с Москвой нет. Есть некоторые предположения, что они есть, и есть на них ориентации, но реальное содержание этих договоренностей неясное…

Более того, Янукович выходит из ситуации, не дав никакого согласия на вступление в Таможенный союз или, тем более, в Евразийское пространство, в будущий Евразийский союз. От разговоров о том, что ему Путин пообещал деньги, он легко открестится, потому что нигде никто этого ему не обещал; это были предположения экспертов.

Дмитрий Орлов, Россия

Image caption Дмитрий Орлов, гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций

Дальнейшее развитие событий на Украине зависит от ряда факторов. Во-первых, от того, насколько энергично будет действовать Янукович, причем, в разных аспектах: с точки зрения публичного своего позиционирования и продвижения собственной позиции. Пока, как мы наблюдаем, с этим большие проблемы.

Во-вторых, от того, насколько консолидирована будет исполнительная власть; насколько ее органы и подразделения (в том числе правоохранительные) будут исполнять приказы Януковича.

В-третьих, очень важно, какую программу сформулирует коалиция Яценюк, Кличко и Тягнибок, сможет ли она стать устойчивой; добьется ли она отставки Януковича и проведения досрочных выборов.

Ещё один фактор – каким будет влияние Евросоюза и, в частности, Германии. То есть тут множество факторов на входе.

На мой взгляд, наиболее вероятны два сценария.

Первый – относительно стабилизации ситуации на горизонте 70 дней при условии, что Янукович действует более активно, чем сейчас, показывает свою готовность предпринимать какие-то действия, обнародовать программу развития экономики, связанной с Таможенным союзом, либо как-то иначе, короче говоря, формулирует какую-то более или менее убедительную стратегию для населения. Это один вариант.

Второй вариант, это в условиях слабости власти усиливается коалиция трех политиков и, соответственно, стоящих за ними политических сил, и нестабильность на Украине нарастает, происходит бессрочная забастовка, множественные акции.

В этом случае просто период нестабильности возрастет, но, на мой взгляд, требования досрочных выборов, президентских и парламентских, все-таки им реализовать не удастся, даже на горизонте месяца.

Александра Гужон, Франция

Image caption Александра Гужон, научный сотрудник университета Бургундии

Налицо некоторое сходство с событиями времен "оранжевой революции", те же многотысячные демонстрации, попытки захвата административных зданий и т.д.

Однако главная разница в том, что в 2004 году на кону была судьба выборов, уже имевших место. И главное требование заключалось в том, чтобы признать их результаты недействительными.

Сейчас же речь идет о выборах, которых ждут. И то, состоятся ли они, зависит сейчас от властей, от правительства и президента. Сменить политическую элиту в такой ситуации будет труднее, чем во времена "Оранжевой революции".

Предсказать, как будет развиваться ситуация сейчас, очень тяжело.

Однако можно вспомнить, что в 2004 году Янукович был кандидатом, потерпевшим поражение. Наверняка, он не забыл, что в то время политическая элита не сумела вовремя предсказать грядущие события и недооценила масштабы протестов.

В итоге власть потеряла контроль над развитием событий. Так что нынешние власти наверняка оглядываются на события девятилетней давности и делают соответствующие выводы.

И мы не должны упускать тот момент, что на этой неделе ожидается встреча украинского руководства с представителями Москвы.

А вот будет ли у Виктора Януковича возможность новых консультаций с представителями ЕС, я не уверена, ведь Евросоюз – это такая организация, где все планируется заранее, и организовать встречу так быстро навряд ли удастся.

Говоря о возможном развитии событий, можно сказать, что украинской элите самой предстоит выбирать свою стратегию поведения.

Одна из причин, почему Янукович не подписал соглашения с ЕС, заключается в том, что ему нужны средства для президентских выборов 2015 года, и у него уже есть в этом смысле финансовая поддержка от России.

Скорее всего, он не ожидал, что так много людей выйдут на улицы протестовать против его внешней политики.

Новости по теме