Может ли кофе спасти белорусский язык?

  • 18 декабря 2013
Бар "Тутэйшыя" Готовится к открытию
Image caption Бар "Тутэйшыя" Готовится к открытию

Бар в центре Минска, обещавший посетителям скидку за заказ по-белорусски, попал под "обстрел" со стороны соседнего государства.

Идею, которую белорусские пиарщики считают удачным рекламным ходом для заведения, расположенного в окружении массы подобных, погубила российская пресса. Вслед за российским агентством Regnum издания соседней страны вынесли в заголовки сообщение о "дискриминации русскоязычных", и один из создателей бара "Тутэйшыя" Артем Музин уже несколько дней отбивается от звонков из союзного государства.

"Я действую и буду действовать по закону, - объясняет звонящим Артем. – По закону у нас государственными считаются два языка - белорусский и русский - а дискриминация по языковому, национальному и массе других признаков запрещена".

"Тутэйшыя" должны открыться на днях, если местных чиновников не испугает неожиданный "языковой" ажиотаж. Стоит ли ссориться с могучей Россией из-за языка у барной стойки?

"Мова ці кава"

Белорусский, который на улицах Минска услышишь чуть чаще, чем английский (только благодаря объявлениям в общественном транспорте), между тем неожиданно и победно возвращается на родину из соседней Москвы.

Российская журналистка и телеведущая Екатерина Кибальчич чуть более года назад организовала в российской столице любительские курсы белорусского языка с названием "Мова ці кава". Дословный перевод – язык или кофе – отражает лишь свободу выбора и отсутствие принуждения в компаниях, которые сначала в Москве, а потом в Минске стали собираться для общения. Интерес вольных слушателей и увлеченность организаторов обнаружили в идее новое звучание: "мова – цікава!" (язык – интересно!). Около сотни слушателей в Минске на днях прошли завершающий годовое обучение тест и готовы сами стать организаторами новых групп.

"Почему-то только в Белоруссии стремление быть белорусом, изучать, развивать свой язык связывают то с политикой, то с оппозицией, то с протестом или капризом. Покажите хоть одну нормальную цивилизованную страну, где бы задавали вопрос: зачем вам родной язык? Это настолько естественная вещь, что мне не о чем говорить с людьми, которые считают это национализмом. Любить свой язык – так должно быть. Так, как было раньше – в Советском Союзе, до Советского Союза – это неправильно! Ненормально", - убежден Глеб Лободенко.

Журналист, обучающий тренер и просто очень увлеченный жизнью человек, Глеб нарисовал и издал частным образом учебник по белорусскому для начинающих. Школьные учителя сочли рисованную книжку достойной и важной, страницы тиражируются в ксерокопиях.

Глебу Лободенко и Алесе Литвиновской "московская белоруска" Екатерина Кибальчич передала управление белорусской частью проекта "Мова ці кава". И вместе с ежегодным белорусским диктантом, организуемым для всех желающих – от бродяг до дипломатов – Товариществом белорусского языка, вместе с усилиями кампании "Будзьма беларусамі!", учебниками и книгами, издаваемыми энтузиастами, белорусский возвращается в страну, где, по официальным данным, более 70% населения хотели бы его слышать и на нем говорить, но, как правило, не говорят.

По-белорусски с Запада

Любопытно, что ряд западных дипломатов, обживаясь в Минске, демонстрируют усилия по освоению коренного языка страны пребывания. Кто-то объясняет это дипломатическими традициями, но официальные белорусские власти уверены: дипломаты ищут "общий язык" с оппозицией. Экс-послу Швеции Стефану Эриксону, фактически высланному из Белоруссии после дерзкого десанта на белорусскую территорию шведских плюшевых медвежат, официальная белорусская пресса ставила в вину в том числе и знание белорусского языка.

Западные компании и фирмы, приходя на белорусский рынок, стараются привлечь покупателя по-белорусски. Сергей Скороход, руководитель интернет-проекта Marketing.by и организатор фестиваля белорусской рекламы и коммуникации AD.NAK, объясняет это заложенными в маркетинговый ход стандартами.

"Реклама известных шоколадок и стиральных порошков приходит к нам из России, через российские представительства, по российской юрисдикции и на русском. Но как только компания напрямую работает с Белоруссией или ее реклама идет через Украину, чаще рекламу дают по-белорусски. Использование белорусского – фишка, возможность выделиться среди общего русскоязычного рекламного потока", - отмечает Скороход.

Белорусские фирмы родной язык для популяризации своих товаров используют недостаточно, уверен эксперт.

Image caption Глеб Лободенко нарисовал и издал книжку дня начинающих изучать белорусский язык

"С рекламой от белорусов по-белорусски у нас нет большого прогресса, хотя фестиваль AD.NAK в наступающем году будет уже пятым. Сложно. Некоторые рекламные агентства предлагают и делают рекламу на белорусском языке, но предлагают больше, чем в итоге реализуется. Клиенты отказываются – боятся, что рекламу по-белорусски не все поймут", - рассказывает Сергей Скороход.

К тому же рекламщики рискуют наступить на "грабли" местных законов: сказал как-то Лукашенко, что не желает видеть в рекламе "француженок с замызганными лицами", и все иностранные фигуранты не проходят согласование у чиновников. Так не была допущена к потребителю идея рекламщиков, где зрителя-потребителя по-белорусски зазывали хоккеисты и повара с иностранными лицами.

"А вообще власти боятся рекламы по-белорусски. И скорее скажут "нет", чем "да". Несмотря на то что все понимают, что белорусский язык надо сохранять, развивать, популяризировать, наши чиновники боятся. Белорусский язык ими воспринимается неоднозначно", - констатирует Сергей Скороход.

"Вкус родного языка"

Уличные билборды с грифом "Смак роднай мовы" ("Вкус родного языка"), выполненные Белвнешрекламой, по сути, себе в убыток (в статусе социальной рекламы), действительно "вкусные" – сочная ягода дразнит глаз сквозь дождливо-снежное предзимье, название по-белорусски напоминает прохожим и проезжим, как в детстве, у бабушки в деревне, называли клубнику или крыжовник.

Белорусы, по утверждениям исследователей, "деревенская" нация. Но, осваивая города, оставили в деревне свой ставший непрестижным и "неправильным" язык. Почему непрестижным и неправильным стал язык первопечатников Скорины и Федорова, язык первой в Европе демократической конституции – Статута Великого Княжества Литовского – отдельный вопрос и отдельный рассказ.

Нынче имеем то, что имеем: 43,4% опрошенных социологами жителей Белоруссии в повседневной практике используют преимущественно русский язык с добавлением белорусских слов; 41% используют смешанный язык; 11,2% – стандартный русский. Стандартный белорусский или белорусский с добавлением русских слов используют все вместе 4,4%.

Такие данные сообщили на днях в Минске белорусские правозащитники в совместном докладе "За полчаса до весны", заявив, что белорусский в Белоруссии подвергается дискриминации. В подтверждение вывода – цифры о численном преимуществе тиражей книг и прессы на русском, факт отсутствия в Белоруссии высших учебных заведений с преподаванием на белорусском языке.

"Ситуация усугубляется тем, что часть общества и белорусские власти нередко увязывают публичное использование белорусского языка с оппозиционной политической деятельностью, - сказано в докладе. - Это сужает возможности тех белорусов, которые предпочитают общаться в публичной сфере на родном языке".

Президенту Лукашенко белорусская интеллигенция не может простить реплику о том, что по-белорусски нельзя высказать что-либо возвышенное или серьезное. Лукашенко, говорящий на смешанном белорусско-русском, в народе именуемом "трасянкой", в редких случаях официальных выступлений переходит на белорусский язык, но часто, гневаясь на оппозиционеров, пренебрежительно вспоминает "матчыну мову".

Белорусский – редкость в телевизионных новостях и большинстве телепрограмм, на радио. Говорить по-белорусски из высших руководящих чиновников старается только министр культуры.

Скидки за язык не будет

Проблема родного языка болезненна в Белоруссии. Это проблема истории – редкий из белорусских интеллигентов не преминет напомнить, как российская императрица насаждала здесь свою власть через "российского чиновника, российского священника, русский язык". Кто-то вспомнит о насаждении польских властей – территория множество раз делилась между соседями. Кто-то процитирует советского лидера Хрущева, похвалившего белорусов за отказ от родного языка в стремлении быть "советским народом".

Болезненная проблема языка и самоидентификации – проблема молодой государственности, зависимой от могущественного и союзного соседа – России.

О скандале, возникшем по мелкому поводу – из-за желания во имя популяризации белорусского языка дать скидки белорусскоговорящим в баре, - специалист в области рекламы Сергей Скороход говорит: "Мне все равно, как это воспринимают русские – это их проблемы. Но сегодня молодая аудитория, активная аудитория принимает этот тренд, и все больше людей стараются говорить на белорусском языке, и воспринимают рекламу по-белорусски более эффективно".

Бар "Тутэйшыя", спровоцировавший неожиданную дискуссию, отнюдь не первый в белорусской столице, рискнувший местным (тутэйшым) дать хоть какие привилегии. Заведение на минской улице Первомайской предлагало что-то подобное.

Один из организаторов "Тутэйшых" Артем Музин, далекий от политики, но втянутый в непонятный ему скандал ресторатор, объясняет: "У меня есть скидочные карты, которые я готов раздавать всем замечательным людям, приходящим ко мне. У меня бывают актеры белорусского Купаловского театра, у меня пьют кофе белорусские парламентарии, ко мне приходят режиссеры, актеры, музыканты, сотрудники российского посольства, расположенного неподалеку. Почему я не могу им дать скидку? Они разговаривают на разных языках. Но разве в этом дело?"

Новости по теме