Реформа спецслужб по Обаме: и нашим, и вашим

  • 18 января 2014
Барак Обама Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Как отмечают американские СМИ, Обама не обещал перестать шпионить

По мнению большинства американских комментаторов, речь, которую произнес в пятницу Барак Обама по поводу ограничения деятельности спецслужб США, была построена по принципу "и нашим, и вашим".

С одной стороны, президент США бросил несколько костей правозащитникам, либералам и либертарианцам, которые опасаются, что массовая слежка, практикуемая спецслужбами, и прежде всего гигантским Агентством национальной безопасности (АНБ), чревата опасностью для народных вольностей. Критики также доказывали, что прослушивание телефонов за границей портит отношения с американскими союзниками, чья помощь необходима США в борьбе с терроризмом и другими угрозами.

По словам Обамы, в силу традиций и ценностей Америки к ней предъявляются более высокие требования, чем к другим державам. "Никто не ожидает, чтобы открытые дебаты о его разведывательных программах велись в Китае, или чтобы Россия брала в расчет притязания своих граждан на свободу частной жизни", - заявил он.

С другой стороны, Обама не сделал почти ничего, чтобы могло бы разъярить влиятельные силы в американских разведорганах и в судах.

Либо обошел, либо оставил

В августе на гребне монументальных "сливов" беглого контрактника АНБ Эдварда Сноудена Белый дом назначил комиссию из пяти человек, в том числе двух либеральных профессоров права, которым было поручено изучить деятельность АНБ и представить рекомендации о том, как ее реформировать.

В декабре комиссия представила отчет, в котором констатировалось, что ее члены "не выявили каких-либо официальных попыток подавить инакомыслие или вторгнуться в частную жизнь людей без законных оснований".

Отдельные непреднамеренные нарушения правил пресекались немедленно. До этого к аналогичным выводам пришел вашингтонский спецсуд, ведающий вопросами слежки в делах о национальной безопасности.

Тем не менее в декабре комиссия представила Белому дому перечень из 46 рекомендаций по реформированию АНБ, вызвав протесты сторонников этого ведомства во главе с бывшим министром юстиции США Майклом Мукейси, который спрашивал в Wall Street Journal, зачем что-то радикально менять в отсутствие злоупотреблений.

Вопреки опасениям последнего Обама, по заключению обозревателя New York Times Питера Бейкера, "либо обошел самые далеко идущие рекомендации своей собственной комиссии, либо оставил их на рассмотрение конгресса или самих спецслужб".

Реформы против злоупотреблений

Поскольку конгресс безнадежно расколот, а спецслужбы от большинства предложений комиссии не в восторге, этим реформам не сулят большого будущего.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Барак Обама постарался выступить так, чтобы все остались довольны

Обама заявил в своей речи, что самая спорная программа АНБ - сбор метаданных о миллионах телефонных звонков - "будет закончена", но добавил: "в своем нынешнем виде".

Бейкер и многие другие комментаторы истолковали эту формулировку как то, что повальный сбор метаданных, то есть информации о времени и продолжительности соединения и телефонных номерах, между которыми оно имело место, пока будет продолжаться. По словам обозревателя New York Times, сбор будет продолжаться "до тех пор, пока кто-нибудь не придумает другой способ делать то же самое".

Обама отметил, что слежка, вызвавшая наибольший фурор, не была чревата какими-либо злоупотреблениями, но добавил, что во избежание потенциальных злоупотреблений она нуждается в реформах.

Самой важной из них является подыскание нового места хранения базы метаданных, собранных Агентством национальной безопасности. Идея в том, что если у АНБ не будет непосредственного доступа к этой базе, то ему будет куда труднее использовать ее в репрессивных и иных злокозненных целях.

Сторонники АНБ говорят, что затруднение доступа к базе осложнит задачу этого ведомства.

Поиски места для базы

"Наш государственный строй основан на той посылке, что наша свобода не может зиждиться на благих намерениях, - заявил Обама, который, как всегда, блистал красноречием. - Она зиждется на законе, который сдерживает власти предержащие".

Не желая идти на конфликт с телекоммуникационными компаниями, которые не хотят этой обузы, Обама отверг рекомендацию комиссии о том, чтобы база АНБ была передана на хранение им.

Искать новое место для хранения базы метаданных поручено министру юстиции Эрику Холдеру и директору разведки Джеймсу Клэпперу, на что им дается 60 дней. Их выбор должен будет получить благословение конгресса, чья республиканская фракция недолюбливает обоих. Где найдет приют база, пока неясно.

Критики спецслужб остались недовольны. "Шаги, которые он объявил сегодня, далеко не стреноживают АНБ", - заметил конгрессмен-демократ Питер Уэлч.

Скептиков смутило, что при новом порядке АНБ сможет получать доступ к собственной базе лишь с разрешения спецсуда. Обама оговорился, что в случае "настоящего ЧП" будут делаться исключения. Он, впрочем, не уточнил, что может составить "настоящее ЧП", и кому решать, настоящее оно или нет.

Не до конца ясно и другое нововведение, отменяющее прослушку глав правительств союзных и дружественных государств. Советники Обамы отказались назвать эти государства поименно и сказали лишь, что их "несколько десятков". Это ограничение, видимо, не затрагивает помощников их лидеров.

Обама и здесь оговорился, что в случаях, когда этого насущно требует национальная безопасность, могут делаться исключения. Кому это решать, пока неясно.

Продолжать в том же духе

Как замечает авторитетный сайт Politico, "в пятницу Обама не обещал перестать шпионить. В мире так заведено, сказал он, и эти американские усилия будут продолжаться в таком же духе, в котором этим занимаются разведслужбы любой другой страны. Мы не собираемся извиняться просто потому, что наши спецслужбы эффективнее".

Не желая портить отношения с директором ФБР Джеймсом Коуми, пишет в New York Times Питер Бейкер, президент отверг рекомендацию своей комиссии о том, чтобы административные повестки этого ведомства выписывались лишь по ордеру суда. Сейчас ФБР может по собственному усмотрению предъявить эту повестку, которая официально называется "письмом национальной безопасности", любой компании и потребовать доступа к ее деловой документации.

Против того, чтобы повестка требовала судебного ордера, недавно выступил на слушаниях в конгрессе бывший глава секретного спрецсуда Джон Бейтс, который заявил, что каждый год спецслужбы используют примерно 20 тысяч этих "писем", поэтому их визирование будет для спецсуда непосильной ношей. Президент его уважил.

Не желая идти на конфликт с главой Верховного суда США Джоном Робертсом, Обама отверг рекомендацию комиссии о том, чтобы 11 членов спецсуда отныне назначались председателями федеральных апелляционных инстанций, а не единолично Робертсом.

Спецсуд рассматривает ходатайства спецслужб о выдаче ордеров на прослушивание за закрытыми дверями и удовлетворяет подавляющее большинство из них. Критики давно сетовали, что он делает это почти автоматически, и вот президентская комиссия рекомендовала, чтобы на его заседаниях присутствовал некий омбудсмен, который бы представлял интересы общественности.

Бывший глава спецсуда Бейтс был от этой идеи в ужасе, и Обама пошел на компромисс: он отказался назначить туда одного омбудсмена, а приказал создать для спецсуда целую группу представителей общественности, которую должны будут сформировать спецслужбы и одобрить конгресс. Шансов на это, как считают, немного.

Сторонники спецслужб сетуют, что объявленные Обамой перемены осложнят их работу, отобьют у них охоту идти на риск, создадут новые бюрократические препоны и в конечном итоге помешают им выявлять террористов.

Говоря о повальном сборе метаданных, бывший сотрудник администрации Буша Майкл Аллен заметил New York Times: "Президент заявил, что она важна, что она, возможно, помогла бы нам предотвратить 11 сентября, что она эффективна, и что случаев злоупотребления ею не было, но мы все равно должны ее изменить!".

Критики повального сбора данных тоже не удовлетворены. "Я не готова пожертвовать правом американцев на частную жизнь и гражданские свободы ради чрезмерного сбора личных данных!" - заявила конгрессмен-демократ Лоретта Санчес.

Новости по теме