Эксперты о Донбассе: прелюдия к гражданской войне?

  • 14 апреля 2014
Столкновения на востоке Украины

Украинский кризис, по мнению большинства экспертов, вступил в новую и, возможно, критическую стадию. События на востоке Украины развиваются стремительно и зачастую непредсказуемо. Эксперты из России, Украины и США дают свою оценку текущих событий в интервью Би-би-си.

Николай Сунгуровский, директор военных программ Центра Разумкова (Украина)

Это продолжение сценария по дестабилизации Украины. В Крыму была база Черноморского флота, это давало возможность её использовать как плацдарм для того, чтобы на этой базе развертывалось местное радикальное движение, сепаратистское. На востоке Украины такой базы нет, поэтому используются и местные радикальные движения, в том числе поддерживаемые коммунистами и "Партией регионов". Плюс, по сообщениям службы безопасности Украины, там есть люди из ГРУ министерства обороны РФ.

Пророссийские настроения и в Крыму, и в восточных регионах поддерживались давным-давно. Чтобы завести толпу, которая на самом деле многочисленная, на радикальные действия и повести ее в нужном направлении, достаточно кучки радикалов, которые очень профессионально используют эффект толпы, нагнетания психоза. Очень напоминает хорошо подготовленную диверсионную группу. Уж очень сильно напоминают. Плюс дезорганизация местных органов власти, в том числе и силовых.

Предъявлять какие-то особые претензии к власти, которой несколько месяцев от роду, достаточно трудно. То, что дезорганизована система управления сектором безопасности – всем известный факт. Восстановление этого управления пока не произошло. Идет, к сожалению, очень болезненный поиск тех людей, которые на самом деле могли бы возглавить сектор безопасности и вести нормальную работу.

Если учесть то, что с российской стороны действуют хорошие профессионалы, эту провокацию они могли бы устроить собственными силами без помощи украинцев. Эти отговорки я не воспринимаю всерьез. Скорее всего, это дезорганизация именно управления, дезорганизация силовых структур на местном уровне. За счет того, что основной кадровый состав набирался по территориальному принципу, им трудно на самом деле быть на стороне кого-то.

Игорь Коротченко, главный редактор журнала "Национальная оборона" (Россия)

В условиях, когда киевский режим не идет на диалог с мирным населением юго-востока Украины и объявляет о проведении контртеррористической операции, которая на самом деле является прелюдией к гражданской войне и обернется массовым выступлением гражданского населения, для жителей региона совершенно очевидным представляется путь протестов, направленных на то, чтобы Киев услышал их голос и провел переговоры о федерализации Украины.

Народные ополченцы, выдвинутые из числа граждан Украины, берут власть в свои руки, потому что на протяжении нескольких месяцев Киев их не слышит, Киев планирует использовать танки, боевые вертолеты, спецназ. В этих условиях люди элементарно защищают свою жизнь. Это граждане Украины, проживающие на территории Донецкой области, которые в прошлом, очевидно, имели соответствующий военный опыт, проходя службу в армии, и сегодня время выдвигает их на авансцену истории, чтобы заявить о своих правах и требованиях.

Что касается оружия, камуфляжа, все это было захвачено в зданиях службы безопасности Украины, где находятся арсеналы и складирована форма. Граждане захватывали здания СБУ, вооружались, экипировались, и теперь образуют отряды народной самообороны, чтобы противостоять карательным действиям Киева, когда Киев бросает регулярную армию. Мнение о сотрудниках ГРУ транслирует служба безопасности Украины во главе с господином Наливайченко, чтобы бросить тень на Россию, показать якобы вовлеченность России в украинские дела, поэтому это дезинформация и провокация.

Это естественный процесс, нет никакой необходимости российского вмешательства. Это народная революция, народный протест. Люди требуют федерализации, люди заявляют, что, если Киев бросит войска на их подавление, они будут встречать их огнем. Это право народа на восстание, здесь все абсолютно легитимно с точки зрения народного протеста.

Роджер Макдермот, сотрудник Фонда Джеймстауна (США)

Российские спецслужбы могут установить контроль над стратегическими зданиями и ключевыми маршрутами, но если украинские силы обороны ответят на эти действия, произойдет эскалация, на которую России потребуется использование больших ресурсов, в том числе военно-воздушных сил и сухопутных войск.

Риски заключаются в том, что украинские военные и спецслужбы оказывают более упорное сопротивление, чем предполагали в Москве, и все это превращается в нечто длинное, затяжное и запутанное. Если Киев будет не в состоянии ответить предельно быстро, у Москвы появится грандиозный козырь, который можно будет использоваться в своих целях при переговорах: либо Запад признает расколотую на части Украину, либо согласится с идеей компромисса, включающего в себя принятие новой конституции и федерализацию Украины.

Москве нужны юридические гарантии того, что Украина никогда не вступит в НАТО. Кремль играет по-крупному и думает, что может победить. В свою очередь, у НАТО и Запада есть всего несколько вариантов повлиять на ход событий. Запад уже испытал "стратегический шок". Этот кризис выявил слабые места в оценке российской разведки и потенциальной угрозы, которую она может представлять в Восточной Европе.

Как западные аналитики, так и правительства оказались не в состоянии обнаружить средства, которые позволили бы предотвратить достижение Россией своих стратегических целей на территории Украины. Вместо здравого смысла мы видим только отчаяние и смущение.

Павел Фельгенгауэр, военный обозреватель "Новой газеты" (Россия)

По-видимому, сейчас идет подготовка к полномасштабной войне, другой вариант пока трудно себе представить. У нынешних киевских властей большие проблемы с лояльностью силовиков, особенно на востоке. Новая власть уже начала формировать части добровольцев, что является единственно верным для нее путем. Лучше делать это сейчас, чем когда начнется полномасштабная война с Россией.

То, что кто-то сидит в зданиях местных администраций, от этого плохо только мирным жителям. Когда там какие-то непонятные люди, а в некоторых случаях это просто уголовники, занимают административные здания - это, конечно, коллапс. Жителям от этого плохо, а остальным ни так ни сяк.

Самое важное для украинских властей сейчас – переформатировать свои силовые структуры. Даже хорошо, что на сторону захватчиков переходит милиция. МВД на Украине ненавидят все. То, что чудовищная коррумпированная структура переходит под российский флаг, никаких дивидендов России не принесет.

Вообще все зависит от украинцев: смогут они консолидироваться и создать достаточно многочисленные эффективные отряды самообороны, что начинает сейчас происходить в разных частях Украины, тогда у России никаких шансов не будет. Против нескольких миллионов ополченцев российские вооруженные силы бесполезны.

Александр Скибинецкий, экс-заместитель председателя СБУ Украины

Это скоординированный системный план по дестабилизации обстановки в восточных областях Украины, который задуман и осуществляется российскими спецслужбами во взаимодействии с активистами местного населения, настроенными на отделение этих областей от Украины и присоединение их к России.

Изначально вооруженные группы людей – это, я глубоко уверен, спецназ главного разведуправления (ГРУ) министерства обороны России, который в дальнейшем укрепляет свои позиции за счет привлечения и вооружения местных, связанных с ними лиц, с которыми, очевидно, связь была установлена задолго до этих событий, и с прикрытием, так сказать, широких масс, поддерживающих сепаратистские лозунги.

Я думаю, способов заброса этих групп вооруженных людей в камуфляжах, с экипировкой, достаточно. Граница у нас далеко не на замке, и кроме контрольно-пропускных пунктов, остальное все преодолевается очень легко. Тактика дальнейшая, на мой взгляд, заключается в том, чтобы захватить учреждения, где имеется оружие, и вооружить дополнительно тех, кто присоединяется к этим действиям.

У нас есть очень много таких организаций сепаратистского толка, скажем, движение за Донецкую республику, казачьи организации, которые ориентированы на донских казаков, связаны с ними. Думаю, с этими организациями контакты были установлены задолго до событий, может быть, даже не в этом году, а ранее, и только сейчас они активно задействованы. Я не вижу, чтобы особо выделялись молодежные организации. Конечно, есть молодежь, но, мне кажется, ключевое слово - не молодежь.

Новости по теме