Одесса поминает погибших в Доме профсоюзов

  • 4 мая 2014
Дом профсоюзов
Image caption Дом профсоюзов завален цветами

Сгоревший Дом профсоюзов в воскресенье открыли для посещения. В считанные минуты этажи были буквально завалены цветами и свечами.

Менее всего пострадали верхние этажи здания – крыша практически нетронута, на чердаке перед входом даже стоит полупустая канистра с бензином и бутыль масла – тут делали "коктейли Молотова". Именно из-за небрежного обращения с этим оружием и начался пожар, считают проукраинские активисты. Однако у пророссийской стороны совсем другое мнение.

Активистка Жанна была в числе тех, кого удалось спасти из здания после нападения на него футбольных "ультрас" и других группировок.

"Огонь пошел снизу, с первых этажей, нас просто закидывали бутылями, жгли живьем, не давали спастись", говорит она, стоя на крыше Дома профсоюзов.

Именно на крыше собрались многие выжившие в ту пятницу – она практически не тронута огнем. Однако спускаться вниз через горящие этажи или по пожарным лестницам к толпе противников решались немногие.

"А как там спускаться – они же обстреливали лестницы. Стреляли в людей, которые спасались от огня", - продолжает активистка.

Версии событий

Image caption Алекскей Албу, пророссийский активист и депутат областного совета от Коммунистической партии.

Ее слова другие собравшиеся поддерживают – в самом здании и на площади перед ним звучат призывы отплатить "бандеровцам" той же монетой.

Возбужденное состояние передается от человека к человеку, на лестнице нетрезвый высокий парень с дубинкой в руке хватает за воротник фотографа с азиатской внешностью: "Ты что тут снимаешь? Ты кто вообще? А вот если я тебе башку твою снесу и угрохаю к черту, тогда твои американцы встревожатся наконец?".

Среди тех, кто посетил здание, много людей с бинтовыми повязками – это те, кто пострадал во время схватки. Один из них - Алексей Албу, он депутат областного совета от Коммунистической партии. Алексей оказался на стороне тех, кто защищал позиции пророссийских активистов от наступающих "ультрас".

"Здесь было всего 200 человек у палаточного городка, из них половина – женщины и старики. Нападавших боевиков было больше 700 человек, у них было оружие, это была просто бойня", - заявил Албу Русской службе Би-би-си. При этом депутат считает, что милиция должна была применять оружие, чтобы остановить нападавших.

Сторонники единения с Россией не рассказывают всей картины, считают сторонники евромайдана в Одессе. Параллельно с возложением цветов к Дому профсоюзов, у одесского майдана прошел и митинг в поддержку проукраинских настроений.

Открылся митинг минутой молчания в память всех погибших в пятницу. Люди, пришедшие с украинской и европейской символикой, почтили всех жертв вне зависимости от их политических симпатий. Активисты одесского евромайдана сожалеют о жертвах, но вину за события возлагают на самих пророссийских активистов и правоохранителей, которые допустили столкновения.

Огнестрельное оружие

Image caption Майдановец Алексей Резвушкин

И здесь также стоят люди с перебинтованными головами. У руководителя одесского автомайдана Алексея Резвушкина из-за опухоли от удара камнем практически не видно левого глаза. Резвушкин и другие евромайдановцы отмечают, что описывая события пятницы, пророссийски настроенные одесситы "забывают" отметить, что насилие началось с их стороны, когда люди с георгиевскими ленточками и российской символикой напали на колонну проукраинских активистов и футбольных фанатов, шествовавших в центре Киева. Резвушкин говорит, что стреляли и из огнестрельного оружия.

"Мы уже давно знали, что у них на Куликовом поле [у Дома профсоюзов] есть огнестрел. Мы сообщали в милицию, но реакции не было никакой. В пятницу стреляли из пистолетов Макарова и из автоматов, конечно, это людей привело в бешенство", - рассказывает он.

При этом Резвушкин не исключает, что огнестрельное оружие было и у самих проукраинских активистов, но он уверяет, что люди со "стволами" пришли уже после стычки, причем само оружие было легальным – охотничьим.

Другой активист Максим Гречаный заявляет, что в начале пятничного шествия в нем вообще не было представителей "Правого сектора" и других радикальных групп. Их специально попросили не участвовать во избежание провокаций.

"Это были футбольные фанаты, они просто шли шествием в сторону стадиона, где должен был начаться матч. Никто не планировал даже заходить на Куликово поле [к лагерю пророссийских]. Но тут на колонну напали, из-за спин милиции стреляли из автоматов. Бойцы самообороны и "Правый сектор" подтянулись только через час после начала атаки и помогали ее отбивать", - заявил активист.

О том, что случилось дальше, Максим рассказывает с заметным волнением – да, он признает, что со стороны проукраинских активистов в здание летели коктейли Молотова, но он подчеркивает, что и со здания по толпе кидали бутылками и обстреливали из огнестрела.

"Когда занялся огонь, там уже вытаскивать людей начали, помогали выбираться из здания, но даже и тогда обстреливали тех, кто помогал", - говорит он.

Image caption Бутылки с зажигательной смесью, оставшиеся в здании Дома профсоюзов

С обеих сторон растет напряжение – об этом говорят сами активисты и добавляют, что ситуация успокоится не скоро, нервы слишком натянуты, обид накопилось слишком много – и доказательство тому события у районного отделения милиции Одессы, где сотни пророссийских активистов силой освободили 67 своих соратников. Как и в пятницу, милиция не стала им особо препятствовать.

Не сидели сложа руки и сторонники желто-голубого флага. Поздно вечером сотни бойцов самообороны и представителей "Правого сектора" опять двинулись к сгоревшему Дому профсоюзов и подняли перед ним украинский флаг.

Колонна была вооружена дубинками и кастетами, активисты были в масках и шлемах.

"Мы подняли свой флаг, в своей стране. По-моему, это нормально. Если они придут и опять попытаются свои тряпки вешать, мы их образумим. Значит им было мало", заявил в разговоре с Русской службой Би-би-си Александр, один из пришедших на Куликову площадь.

Новости по теме