Восток Украины: кто громче крикнет "волки"?

  • 7 мая 2014
Статуя Ленина в Славянске Правообладатель иллюстрации AP

Пока под Славянском идут бои между украинскими спецподразделениями и пророссийскими сепаратистами, контролирующими город, остальной восток Украины активно готовится к "войне с Правым сектором", умудряясь при этом жить почти мирной жизнью.

Вечер вторника. В Мариуполе жгут шины. Сообщение об этом появляется приблизительно в девять вечера в социальных сетях, где эти события подаются ни много ни мало как "штурм города частями национальной гвардии Украины".

От Донецка, где нахожусь я, до Мариуполя около 150 километров, и хотя дорога с многочисленными блокпостами займет часа четыре, есть шанс успеть туда еще в разгар событий и своими глазами увидеть новую активную фазу антитеррористической операции (АТО).

Эта самая АТО идет в Донецкой области уже несколько недель, но до сих пор совершенно непонятно, чего конкретно смогла с ее помощью достичь центральная власть в Киеве.

Очередной взятый блокпост где-то под Славянском? Вроде бы "зачищенный", но затем оставленный войсками Краматорск? Десятки убитых повстанцев, о которых докладывает глава МВД Аваков, не предоставляя никаких подтверждений?

Но, возможно, центр АТО внезапно решено перенести на юг области и там, наконец, достичь успеха (в чем бы он ни заключался)?

Тем не менее, я никуда не еду. Причина проста: вероятность правдивости сообщения о "штурме Мариуполя" стремится к нулю.

И дело не в том, что источники врут. Горящие шины вполне могут оказаться правдой (и в данном случае выложенные очевидцами в соцсети фотографии оказались никакой не подделкой).

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption В Мариуполе неизвестные сожгли одноэтажное здание "Приват-банка"

Но вот трактовка события — "раз жгут, значит кто-то на них нападает, а кто ж еще как не нацгвардия, затеявшая штурм?" - кажется некоторым преувеличением, которое, тем не менее, с готовностью тиражируют многие СМИ.

Буквально на днях уже объявлялся "штурм Мариуполя". Наутро оказалось, что в нем не только не участвовали украинские военные или спецслужбы, но и вообще все ограничилось сожжением неизвестными одноэтажного здания "Приват-банка" (согласно некоторым сообщениям, перед пожаром банк был ограблен).

Даже журналисты в какой-то момент перестают реагировать на крик "волки!", а тем более, если кричат столь неубедительно. Прилетев в Донецк, я словно попал в инсценировку притчи о пастухе, причем на востоке Украины о "волках" кричат все стороны конфликта.

Обычный гром грозы

Да и в целом "напряженная обстановка" — это не о Донецке. Хотя восток Украины называют горячей точкой, в самом городе довольно сложно обнаружить признаки военного времени.

Люди на улицах спешат по своим делам или праздно гуляют, заходят в магазины, сидят в кафе и на лавочках. В центре города, конечно, стоит захваченное силами местной самообороны здание областной государственной администрации (ОГА), территория которого собственно и образует так называемую "Донецкую народную республику". Подходы к "республике" сторожат люди с битами и палками, многие в балаклавах, в камуфляже — в общем, довольно воинственного вида.

Однако прохожие их не пугаются, не сторонятся, а многие даже специально приходят по вечерам и на выходные прогуляться перед баррикадами из автопокрышек, где с утра до вечера звучит патриотическая музыка и транслируют канал "Россия 24".

Если же посмотреть ленты информационных агентств (равно российских или украинских), можно действительно решить, что Донецк — самая что ни на есть горячая точка. Здесь чуть ли не каждый день захватывают административные здания или штурмуют воинские части.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Пророссийские активисты по-прежнему контролируют центр Мариуполя

Например, в понедельник утром информационные агентства сообщили о взрыве и перестрелке у областной государственной администрации.

ОГА — это не просто центр города, это и штаб-квартира всего повстанческого движения в Донецкой области, именно здесь заседает "парламент" самопровозглашенной "Донецкой народной республики" (ДНР), и его днем и ночью охраняют десятки, если не сотни бойцов "самообороны".

"Сначала произошел довольно сильный взрыв, а потом начались выстрелы, — ничтоже сумняшеся, цитирует РИА Новости свой анонимный источник в ДНР. - Скорее всего, "Правый сектор" или кто-то из радикалов".

Взрыв и перестрелка у ОГА были бы настоящей "информационной бомбой", если не считать того, что ничего из этого в реальности не происходило.

Я тоже ночью слышал сильный гром и потом шум. Только это был обычный гром грозы и обычный шум короткого ливня. В понедельник утром в пресс-службе ДНР мне подтвердили, что никаких инцидентов действительно не было — за взрыв и перестрелку приняли дождь.

Сообщение РИА Новости, быстро разошедшееся по соцсетям и другим СМИ, интересно отнюдь не тем, что основывается оно на словах явно ненадежного источника.

Самое удивительное, что "источник" мог в действительности полагать, что на ОГА нападает "Правый сектор": в реальность угрозы со стороны так называемых "радикалов" в Донецке верят очень многие.

В ожидании провокаций

У заднего фасада ОГА пост из трех молодых людей с палками и битами зачем-то охраняет проход через баррикаду из шин (которую можно беспрепятственно обойти в 30 метрах дальше).

"Позвольте проверить, что у вас в рюкзаках", - останавливает нас с оператором один из "охранников". И тут же оправдывается: "А то знаете же, у нас тут провокации готовятся. "Правый сектор", радикалы разные".

Я совершенно не могу припомнить, когда в Донецке последний раз были какие-либо "провокации", но бита в руках "повстанца" не располагает к ведению дискуссии.

Этот разговор почти дословно повторялся еще много раз на блокпостах в Донецкой области и даже в Луганской, куда мы поехали проверить сообщения о грузовиках с казаками, якобы приехавшими в маленьких городок Антрацит на помощь своим "братьям" из России.

Луганские активисты не имеют прямого отношения к донецким — у них собственный центр в захваченном здании СБУ. Луганщина — самая восточная территория Украины, и попасть сюда, минуя десятки блокпостов в Донецкой области, опять-таки, невозможно.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Блокпосты сегодня стоят на многих дорогах восточной части Украины

Вероятность встретить тут "Правый сектор" крайне невелика. Тем не менее, на вопрос о том, кого же "силы самообороны" отлавливают на своих блокпостах, я непременно получал ответ - "Правый сектор", "радикалов", "нацистов".

"Ну вы же слышали, что в Одессе произошло! Они и сюда хотят прийти". Лишь иногда припоминают национальную гвардию, но тут же добавляют: "Ее ж на Майдане набирали, из "Правого сектора".

В Антрацит нас в итоге так и не пустили. Казак Евгений с длинноствольным автоматом Калашникова наперевес тщательно проверил документы, доложил в некий "штаб" по телефону о журналистах Би-би-си, едущих в город, и через полчаса получил ответ, что въезд в Антрацит нам запрещен. Конечно же, без указания причин.

Сам Евгений отказался говорить, откуда он родом и как попал на блокпост под Антрацитом, но с готовностью признал — казаков тут действительно много, а сколько из них приезжих — военная тайна. "Мы приехали защищать русских от фашистской нечисти", - объяснил он.

Его напарник со вторым автоматом на блокпосту (остальное "ополчение" вооружено лишь палками) оказался чуть более разговорчивым и представился местным жителем из соседнего городка Красный Луч.

"Уже неделю дома не был", - посетовал он и порекомендовал съездить за 80 километров в Луганск.

Впрочем, тут же выяснилось, что даже разрешения от центрального руководства самопровозглашенной "Луганской независимой республики" может быть недостаточно для въезда в Антрацит.

"У нас тут свой начальник, как он скажет, так и будет. Но связаться с ним нельзя, а когда будет можно, не знаем", - заявили мне казаки.

Поиски "Правого сектора"

На обратном пути в Донецк под Углегорском нам встретилась еще одна разновидность "самообороны". Мужички без какой-либо униформы с большим энтузиазмом останавливали машины, перебрасывая через дорогу ленту из "ежей", проверяли документы и грузы и тут же пропускали всех подряд, не обнаружив, естественно, никаких признаков "Правого сектора".

На блокпосту мы заметили лишь два "ствола" - гладкоствольные охотничьи ружья. Их "главный" - аккуратный мужчина средних лет в новеньком с иголочки камуфляже (кстати, почему-то британской армии) — разрешил снимать и подробно объяснил, что собрались тут исключительно местные жители, которые из-за событий в Славянске и Одессе решили защитить собственный город.

По его словам, стоят они всего три дня и никому не подчиняются, хотя и отправили своих эмиссаров в донецкую ОГА для координации действий.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Ополченцы утверждают, что проверяют машины в поисках членов "Правого сектора"

Впрочем, скоро стало понятно, что действия ополченцев на этом блокпосту явно кем-то координируется: пропустив без досмотра несколько автомобилей, мужички начинали суетиться лишь после того, как получали по мобильному телефону сигнал, какую именно машину (обычно микроавтобусы) следует остановить и проверить.

Более того, строго машины проверяли не столько на въезд, сколько на выезд из города, поэтому вопреки словам "главного" о защите города смысл блокпоста, скорее, состоял в том, чтобы охранять направление на Антрацит и границу с Россией (она отсюда находится буквально километрах в двадцати).

В Донецке, тем временем, не прекращались поиски "Правого сектора". Во вторник днем в социальных сетях появились сообщения о том, что отряд "самообороны" выдвинулся из ОГА к военной части внутренних войск Украины и готовится его штурмовать с применением "огнестрела".

Можно было бы предположить, что сепаратисты надеются таким образом захватить оружие части. Но, прибыв на место событий (и не обнаружив никакого штурма), я узнаю от участников событий, что причина из прибытия была иной.

"Прошла информация, что сюда в часть завезли боевиков "Правого сектора", и мы пришли с ними разбираться", - рассказал мне парень лет 30-ти в футболке "Шахтера", представившийся Лехой.

Загадочный "штурм"

Леха не участвует в "силах самообороны" ДНР, но сказал, что узнал о предполагавшемся штурме и тут же пришел "помочь своим ребятам".

Однако помогать не пришлось — после недолгих переговоров между активистами и командиром военной части гости убедились, что никакого "Правого сектора" тут нет и быть не могло.

Рядовые солдаты, выглядывавшие из-за ворот военной части, заверили меня, что у них "все в порядке", но от дальнейших комментариев отказались. Судя по тому, что на камуфляже многих из них висели георгиевские ленточки, можно было сделать вывод, что они действительно нашли общий язык с "ополчением".

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Загадочного "штурма" Мариуполя, судя по всему, никогда и не было

На месте я обнаружил представителя "Донецкой народной республики" — он назвался "Михаилом Ивановичем, депутатом парламента".

Депутат самоизбранного "парламента" также не находит ничего удивительного в том, что горячие головы из числа ополченцев ездят по Донецку в поисках радикалов из "Правого сектора".

"Будем и дальше проверять, завтра в область поедем, оттуда приходили сигналы", - обещает "Михаил Иванович", давая понять, что ДНР не собирается оставлять журналистов без новостей.

Похожим образом разрешился вопрос и о штурме в Мариуполе. На следующий день после событий, в среду утром украинские власти объявили, что успешно освободили местный горсовет от сепаратистов.

Позже появилось уточнение, что перестрелка была на окраине города, а горсовет "ополчение" оставило по собственной воле. Еще через несколько часов очевидцы сфотографировали, как украинский флаг перед горсоветом снова меняют на российский.

Другими словами, ситуация в Мариуполе снова стала такой же, что была до этого загадочного "штурма", которого, судя по всему, просто никогда и не было.

Новости по теме