Президент Абхазии Александр Анкваб: я никуда не уехал

  • 28 мая 2014
  • kомментарии
Александр Анкваб и Владислав Сурков Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Владислав Сурков (справа) уже не первый раз встречается с Александром Анквабом

Глава Абхазии Александр Анкваб, отставки которого добивается оппозиция, заявил, что не покидал пределы республики, а властям удалось предотвратить кровопролитие. Из заявления на сайте президента следует, что переговоры с протестующими провалились.

"В ходе последнего обсуждения случилось так, что на нашу просьбу дать еще нам возможность обсудить какие-то тонкости за закрытыми дверями, представители оппозиции резко развернулись, ушли вниз к своим сторонникам, которые находились у здании администрации. Потом начался фактический захват здания. Служба безопасности, другие службы, которые были внутри, и гражданские лица, они все сделали для того, чтобы эта цель не была достигнута", - заявил Анкваб.

По его словам, попытки силового захвата власти продолжались, но натолкнулись на сопротивление.

"Я никуда не уехал. Я нахожусь в Абхазии, - продолжил глава самопровозглашенной республики. - С членами Совета безопасности мы обсуждаем разные варианты развития событий. Целью моей и целью действий моих коллег было одно - не допустить развития событий по тому сценарию, который был бы непоправим для нашей страны. Большая группа людей, в том числе и вооруженные люди, пришли на абхазское телевидение и фактически его захватили. Конечно же, охрана могла предпринять адекватные меры, но к чему бы это привело, все прекрасно понимают".

По мнению Анкваба, еще есть шанс вернуть ситуацию в правовое русло.

Ранее сообщалось, что личный состав МВД Абхазии переведен на усиленный вариант несения службы.

Для содействия в урегулирования ситуации в Сухуми российский президент Владимир Путин направил туда своего помощника Владислава Суркова.

Как это было: развитие событий в Сухуми

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Президент покинул здание администрации после того как туда вошли демонстранты

Во вторник в столице самопровозглашенной республики прошел объявленный объединенной оппозицией "всенародный сход", на котором демонстранты потребовали реформ, отставки правительства и президента.

Переговоры президента Абхазии Александра Анкваба с оппозиционерами не принесли результата.

Абхазский лидер заявил, что правительство и дальше продолжит "принимать все усилия, чтобы события развивались в законном русле".

Александр Анкваб назвал происходящее попыткой силового захвата власти вооруженными путем.

Люди у входа в здание администрации, которых, по оценкам местных СМИ, собралось около пяти тысяч, ждали, что президент выйдет к ним, однако этого не случилось.

Как рассказала Би-би-си редактор абхазской "Нужной газеты" Изида Чания, впервые за многие годы проведения сходов лидер республики не вышел к народу.

После того как глава отколовшегося от Грузии региона отбыл в свою резиденцию в Гудауте, здание его администрации было занято протестующими во главе с экс-кандидатом в президенты Абхазии Раулем Хаджимбой.

Москва выразила обеспокоенность политическим кризисом в Абхазии. Российская сторона следит за событиями "с вниманием и тревогой", говорится в сообщении МИД России.

Вечером в среду в Сухуми прибывает российская делегация во главе с помощником президента Владиславом Сурковым и заместителем секретаря совета безопасности Рашидом Нургалиевым.

Ранее парламент Абхазии попытался провести внеочередную сессию, однако не смог из-за отсутствия большого числа депутатов.

По словам Чании, протесты вызваны тем, что Анкваб не оправдал ожиданий народа, надеявшегося, что новый лидер уменьшит уровень преступности в республике.

Коррупция, особенно связанная с освоением так называемого Комплексного плана российской помощи, по словам журналиста, достигла настолько высокого уровня, что ее уже "невозможно терпеть".

Пенсии в Абхазии составляют 500 российских рублей, зато на содержание охраны расходы были увеличены и сейчас превышают расходы бюджета на некоторые районы республики, продолжила Чания.

Наконец, недовольство вызывает авторитарный способ управления и цензура. Пресс-секретарь президента, к примеру, выполняет функции руководителя абхазского телевидения, добавила журналист.

О том, что конфликт между властью и оппозицией назревал давно и неожиданностью не стал, рассказал bbcrussian.com главный редактор газеты "Чегемская правда" Инал Хашиг.

Проблема в том, что нынешняя оппозиция Абхазии слишком разношерстна и противоречива, и пока не очевидно, кто сможет ее объединить, считает эксперт.

Единственное, в чем представители и старой, и новой оппозиции едины – в лояльном отношении к России, которая воспринимается в Абхазии как главный партнер и благодетель.

Российская сторона в лице помощника президента Юрия Ушакова заявила, что пока ситуацию с Сухумом не обсуждала, однако в России "есть люди", которые "постоянно находятся в рабочем контакте с представителями абхазского руководства".

Во вторник от имени оппозиции выступал Рауль Хаджимба, бывший премьер-министр, принимавший участие в выборах главы отколовшейся от Грузии республики в 2004, 2009 и 2011 годах.

Ближе всего к победе политик был в 2004 году, правда, тогда он баллотировался не от оппозиции, а его кандидатура была одобрена Кремлем и лично Путиным, с которым Хаджимба встретился в Сочи незадолго до выборов.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption После штурма здания администрации Хаджимба заявил, что формированием властных<br>структур в регионе временно будет заниматься руководство оппозиции.

Тем не менее, большинство голосов набрал бывший на тот момент оппозиционером Сергей Багапш, чью победу официально не признали.

Последовавшие волнения и беспорядки, а также давление со стороны Москвы, которая закрыла контрольно-пропускной пункт на границе, прекратила железнодорожное сообщение с республикой и запретила ввоз в Россию абхазских мандаринов, привели к тому, что при российском посредничестве было подписано соглашение об урегулировании и повторных выборах.

На них Рауль Хаджимба претендовал уже на роль вице-президента, в итоге тандем Багапш-Хаджимба набрал более 91% голосов.

Переизбрание Багапша в 2009 году и победа Анкваба на досрочных выборах 2011 года, проведенных в связи со смертью действующего президента, вновь отодвинули Хаджимбу от управления Абхазией.

Аналитики - о причинах конфликта

Слишком много связывали с приходом Анкваба. Были надежды, что он начнет реформы. У него был имидж жесткого поборника закона, однако коррупция при нем еще больше разрослась, и никаких реформ он проводить не стал. Недавно он заявил, что реформ не будет, так как они слишком обременительны для общества.

Авторитаризм также не пошел во благо. Общество могло видеть в нем диктатора закона, но видеть просто авторитарного президента, который, по сути, делает, что хочет, общество было не готово.

Проблема в том, что нынешняя оппозиция Абхазии слишком раношерстна и противоречива, а сильной фигуры, способной объединить ее, нет.

Несмотря на всевозможные заявления и пожелания ни митингующие, ни оппозиционеры не заинтересованы в том, чтобы конфликт достиг более жесткой фазы и вылился в столкновения. И дело здесь не в ситуации на Украине. Абхазия – слишком маленький регион, где все очень тесно переплетено. Вчера на митингах можно было видеть и оппозицию, и сторонников власти, причем зачастую это – члены одной и той же семьи. Сейчас идут всякого рода кулуарные переговоры, которые и предрешат выход из кризиса.

Предыдущий президент Сергей Багапш, при всей моей к нему симпатии, как к человеку, за период своего правления породил такую, знаете, атмосферу вседозволенности, когда деньги, в том числе и поступающие из России, раздавались - под видом кредитов, ссуд, всякой там помощи. Без оценки эффективности заявок, без каких-либо гарантий возврата этих денег в бюджет.

А Анкваб объективно гайки прикрутил, и очень сильно. Деньги стали возвращаться в бюджет, и это, естественно, мало кому нравится.

Потом, в среде этой оппозиции много людей, в отношении которых у меня есть серьёзные вопросы с точки зрения принадлежности их к числу законопослушных граждан. Там есть и криминал. И у этих людей тоже своя точка зрения на процессы и желание поучаствовать. Концентрация экономической власти в одних руках эту публику тревожит не меньше, чем тех, кого мы можем назвать "политическими обиженцами".

Когда идет поток слов, за которыми ничего не стоит, ты моментально напрягаешься и понимаешь, что имеешь дело не с людьми, которые хотят что-то системно изменить, а с людьми, которые просто хотят перехватить власть.

Вот, скажем, тезис о том, что "Абхазии нужна комплексная программа развития", "амбициозные планы" нужны. Вопросов нет, я согласен. Кто же против? Но программ можно нарисовать очень много. Что дальше? Когда нет финансовой базы - устойчивой, возобновляемой финансовой базы - создавать очередной никому не нужный талмуд? Смысл?

Взять, допустим, аспект, связанный с финансовой помощью России Абхазии. Вся финансовая помощь уходит либо на потребление, либо на стройку. И то, и другое важно - но ни одной копейки не идёт на создание возобновляемых источников. То есть, в реальный сектор экономики деньги не вкладываются. И это, в свою очередь, способствует росту иждивенческих настроений в республике. Но это вопросы - в равной степени и к Анквабу, и к Российской Федерации. Ведь комплексный план - это продукт обоюдного авторства, и здесь к одному Анквабу претензии предъявлять очень сложно. Экономику можно реально поднимать инвестициями - а их объективно нет.

И тут опять - пас оппозиции: основная масса наиболее видных оппозиционеров - депутаты парламента Абхазии. Ребята, к вам вопрос: что вы сегодня на уровне законодательных инициатив предложили и приняли для реального улучшения инвестиционного климата в республике? Да ничего!

Конфликт давний, просто это все протекало латентно. Я, приезжая туда, всё это видел, всё это чувствовал, для меня это неожиданным абсолютно не явилось. Вообще, эта история должна была взорваться накануне Олимпиады - просто там тоже ребята с головами, они прекрасно понимали, что если они поднимут бучу накануне Олимпиады, это вызовет негативную реакцию России, а оказаться в образе плохих парней в глазах России они не хотели. Поэтому отсрочили.

Что предложит Москва? Тут проблема с целеполаганием. Нужно ответить - честно перед самими собой - на вопрос: а что нам там нужно? После того, как мы ответим на этот вопрос, мы, естественно, зададим себе другой вопрос: а что нужно сделать, чтобы это реализовать. А когда этих двух вещей нету, я не знаю, что Москва предложит.

То, что сегодня происходит в Абхазии, в определённом смысле можно назвать здоровым политическим процессом или синдромом болезни роста молодого государства. То, что совершена попытка государственного переворота таким нетрадиционным путём, конечно, заслуживает всяческого осуждения.

Другой вопрос, что традиции прямой демократии, такой площадной демократии, когда весь народ собирается на сход по тем или иным важнейшим для народа вопросам, в том числе, чтобы задать вопросы своим руководителям - это многовековая традиция абхазского народа, и ничего такого исключительного в этом нет. Но очевидно, что подобные вещи должны бы происходить в рамках конституционного поля - демократические выборы, в том числе и досрочные, возможное отстранение руководителей от власти через демократические процедуры.

Я не думаю, что это мероприятие направлено непосредственно против президента Анкваба. Другой вопрос, что некоторые политические силы попытались оседлать этот процесс, что им, как мы видим, не удалось...

Это такая форма неудовлетворённости теми темпами развития молодого, новейшего государства, которые оно демонстрирует.

Общество почувствовало, что диалог между властью и обществом недостаточен, и вышло на площадь, на сход, чтобы поговорить с действующим президентом. Он отказался - это привело к таким последствиям. Но я практически уверен, что в ближайшие дни все вопросы будут сняты, и Абхазия вернётся в спокойное, конституционное поле развития.

Россия, являясь гарантом безопасности и своего рода драйвером экономического развития этого государства, может выступить посредником во внутриабхазском диалоге...

События в Абхазии: взгляд из Грузии

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Грузинские власти не спешат делать выводы о происходящем в Абхазии

В Тбилиси события в отколовшейся Абхазии, которую Грузия считает своей неотъемлемой частью, вызвали неоднозначную реакцию.

Часть политологов считает, что причиной народных волнений стали коррупция и недовольство властями. Но некоторые эксперты не исключают, что за требованиями отставки главы республики стоит Москва.

Грузинские власти с выводами о том, что именно стоит за происходящим в Абхазии, не спешат.

По словам первого заместителя госминистра по вопросам примирения и гражданского равноправия Кетеван Цихелашвили, происходящее в Абхазии вызывает некоторую обеспокоенность, но делать какие-либо выводы пока преждевременно.

Сейчас самое главное, чтобы не пострадало население в Абхазии, отмечает она.

"Мы наблюдаем за этими событиями... Мы надеемся, что это не перерастет в абсолютно неконтролируемые процессы или дестабилизацию региона, которая не в наших интересах и, думаю, не должна быть ни в чьих-то интересах, - заявила Цихелашвили в интервью Русской службе Би-би-си. - Поэтому мы очень надеемся, что все это будет урегулировано мирно и без насилия".

При этом, по ее словам, как бы ни развивались события в отколовшемся регионе, Тбилиси остается верен своему предложению прямого диалога.

"Наше видение урегулирования конфликта, в первую очередь, мирное, и при этом оно включает несколько компонентов, в том числе и прямой диалог и коммуникацию с абхазцами и осетинами, - сказала Цихелашвили. - Конечно, это не означает, что мы не видим главного направления конфликта - это грузино-российское направление".

По мнению же председателя Международного центра геополитических исследований Тенгиза Пхаладзе, за происходящим в Абхазии стоит Кремль, недовольный недостаточно "покорным" президентом отколовшегося региона.

"Одно из требований, которые сейчас предъявляются Анквабу, - это недостаточная интеграция с Россией. Все понятно, откуда это управляется. Анквабу, который позволил себе не подчиниться кое-каким приказам Москвы, дают понять, что на его место может быть поставлен более сговорчивый Хаджимба, который как раз и обеспечит более широкую и глубокую интеграцию в Россию и может даже назначить референдум о вхождении в состав Российской Федерации", - сказал Пхаладзе в интервью bbcrussian.com.

"На территории, где источником власти являются российское вооружение, российские солдаты и штыки, естественно, все будет происходить так, как этого захочет завтра какой-то чиновник из Кремля", - добавил эксперт.

По его мнению, на фоне происходящего в Крыму и на Украине, Москве нужны "на 100% покорные режимы".

В отколовшейся Южной Осетии в этом плане у России проблем нет, но в Абхазии ситуация несколько иная, говорит Пхаладзе.

"Анкваб показал, что у него есть определенное мнение, а иметь свое мнение на оккупированной территории - наказуемо. Вот мы и видим результаты", - отмечает Пхаладзе.

При этом политолог считает, что происходящее сегодня в отколовшемся регионе может быть связано и с определенной "подготовкой" в преддверии подписания Грузией соглашения об ассоциации с ЕС.

Директор Института кавказских стратегических исследований Мамука Арешидзе говорит, что социальная несправедливость - это то, что беспокоит все общество Абхазии, и протест назревал довольно долгое время.

"Может быть, кто-то воспользовался ситуацией, но народ на абхазском майдане вышел, исходя из той ситуации, которая сейчас существует в Абхазии", - сказал Арешидзе bbcrussian.com.

Укор о недостаточной интеграции с Россией, который, согласно сообщениям, был озвучен, скорее всего предназначался для "внешнего пользования" и для того, чтобы быть услышанным российскими журналистами, считает эксперт.

По его словам, сами абхазы не желают быть "поглощенными" Россией и Москва не сможет найти "полностью покорных" себе руководителей.

"Ни один из абхазских руководителей до конца покорен Москве не будет. Это не Южная Осетия", - уверен Арешидзе.