Guardian о проекте "Новый восток": это - журналистика

  • 13 июня 2014
Джудит Соал Правообладатель иллюстрации Judith Soal
Image caption Джудит Соал курирует в Guardian международные проекты

Британская газета Guardian на неделе запустила проект "Сеть "Новый восток", посвященный России и постсоветскому пространству.

Вместе с региональными партнерами, среди которых Центр Карнеги, портал Eurasianet, сайт "Кавказский узел" и белорусское интернет-издание "Хартия 97", издание рассчитывает восполнить пробелы в освещении жизни стран, появившихся на месте СССР.

Часть материалов "Нового востока" была опубликована на сайте Guardian на русском языке, что одновременно озадачило и воодушевило российскую аудиторию. Что все это значит и зачем британской газете такой проект в интервью Би-би-си рассказала Джудит Соал - руководитель отдела, курирующего международные сети издания. С ней беседовала корреспондент Русской службы Би-би-си Ольга Кузьменкова.

Би-би-си: Как появилась идея проекта "Сеть "Новый восток"?

Джудит Соал: Идея развития сетей в Guardian изначально появилась у отдела экологии и отдела комментариев. Они заключали партнерские соглашения с другими сайтами, чтобы расширить охват освещаемых тем. Редактор международного отдела решил, что то же самое можно сделать и в случае с международными новостями. Так еще в 2012 году мы запустили африканскую сеть. Затем мы заключили партнерское соглашение с тегеранским бюро, чтобы освещать события в Иране. После была Северная Корея. Теперь мы добрались до "Нового востока".

Принцип, по которому выбирались регионы, достаточно волюнтаристский – мы основывались на том, что интересно нам самим. Я из ЮАР, поэтому начать с Африки было вполне естественно. Мы также выбирали места, которые, на наш взгляд, недостаточно полно освещаются в СМИ (Иран, Северная Корея, частично – "Новый восток"). Или – как в случае с Африкой и Россией – регионы освещаются весьма специфическим образом, а значит, они могли бы иметь пользу от большего числа мнений и более широкой дискуссии.

Би-би-си: Китай тоже можно отнести к числу регионов, которые недостаточно полно освещаются в СМИ. Вы сделаете проект и по Китаю тоже? Когда?

Д.С.: Было бы здорово сделать проект по Китаю, но пока этого нет в наших планах, потому что у нас маленькая команда, для этого просто не хватает возможностей. Давайте сначала посмотрим на то, как пойдут дела у "Нового востока", а потом подумаем про дальнейшее расширение.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Guardian призывает людей, видавших Советский Союз, делиться своим опытом

Би-би-си: На какую аудиторию вы делали ставку, когда вы запускали "Новый восток"? Среди англоязычных читателей так велик интерес к постсоветскому пространству?

Д.С.: Guardian рассчитывает расширить свою долю аудитории по всему миру. Так что, хотя большая часть наших читателей из Европы и Америки, мы надеемся получить новых читателей в тех регионах, на которых мы концентрируем свое внимание. Возможно, в случае с Северной Кореей это звучит немного амбициозно. Мне особенно приятно, что мы значительно увеличили количество читателей в Африке. В первые дни после запуска "Нового востока" нас здорово читали в России, Украине, Эстонии и Белоруссии.

К постсоветскому пространству сейчас возник большой интерес – кризис на Украине вернул этот регион в основную повестку дня. Но мы чувствуем, что о среднеазиатских республиках и Белоруссии пишут недостаточно.

Би-би-си: А перевод статей на русский язык – это изначально планировалось? Зачем это? Вы хотите, чтобы в русскоговорящих странах тоже начали читать Guardian?

Д.С.: Все, с кем мы обсуждали сеть "Новый восток", говорили, что если мы действительно хотим представить полный спектр мнений, то нам нужно смотреть на тексты, опубликованные на русском языке. У нас были некоторые возможности сделать это, заодно решили перевести несколько первых текстов проекта на русский. Мы не то что бы собираемся делать это со всеми текстами или переводить в большом количестве. Но мне кажется, это показывает нашу готовность выйти за пределы ограниченной аудитории.

Би-би-си: Еще вы довольно активно предлагаете русскоязычным читателям делиться их советским и постсоветским опытом. Просите их отправлять в Guardian личные истории, фотографии вещей, связанных с советской эпохой. Складывается впечатление, что вы пытаетесь привлечь людей с постсоветским бэкграундом, сделать их активными пользователями Guardian и таким образом увеличить свою посещаемость.

Д.С.: У Guardian вообще есть очень четкая установка на вовлечение читателей в нашу работу – с помощью проектов Witness, которые вы упомянули. Что бы мы ни делали, мы всегда стараемся придумать, как нам использовать Witness, чтобы заставить людей участвовать. Я не уверена, что мы увеличиваем аудиторию таким образом, но это заставляет читателей чувствовать себя более вовлеченными, возможно, более лояльными, и позволяет им чувствовать себя частью более широкого сообщества вокруг Guardian.

Би-би-си: Как вы для себя определяете "Новый восток"? Это коммерческий проект или просветительский?

Д.С.: Это редакционный проект. Конечно, мы хотим получить новых читателей и расширить аудиторию – но так и со всем, что мы делаем на уровне редакции. Но ни одна из профессиональных сетей Guardian не преследует цели заработать деньги. Просвещение – часть проекта, но, в первую очередь, это все-таки журналистика.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Проект "Новый Восток" не ограничится Россией, а сфокусируется на всем постсоветском пространстве

Би-би-си: Вам это не кажется странным – британская газета берет на себя ответственность объяснить процессы, происходящие в России и соседних постсоветских странах? Сам замысел уже немного звучит как приговор СМИ в этих странах, нет? Вы учитывали состояние местных медиа, когда придумывали проект?

Д.С.: Посмотрите на более широкую стратегию Guardian в интернете. Мы не воспринимаем себя как британскую газету – скорее как глобальную медиа-группу. Недавно мы открыли офис в Америке и еще один в Австралии, мы конкурируем с лучшими СМИ мира. Так что нет, это не является отражением состояния СМИ в постсоветских странах.

Я думаю, что и западные и российские СМИ могут попасть в ловушку с поляризацией дискуссии, продвигать или "прозападную" или "провосточную" линию, даже в новостях. Мы бы хотели привлечь больше голосов и за счет этого попытаться размыть границы.

Би-би-си: Как вы думаете, вообще кто-нибудь в России понимает, что здесь происходит? Вам не кажется, что пытаться объяснить все это – слишком амбициозная задача?

Д.С.: Мы не пытаемся "объяснить" Россию русским или кому бы то ни было еще. Мы просто надеемся на то, что усилив и без того прекрасное освещение российских тем и дав людям площадку, мы предоставим читателям больше информации о регионе и внесем свой вклад в эту дискуссию.

Новости по теме