Климкин: будем добиваться освобождения Надежды Савченко

  • 10 июля 2014
Павел Климкин Правообладатель иллюстрации AFP

Министр иностранных дел Украины Павел Климкин в интервью Би-би-си рассказал о новых санкциях в отношении России, возможных переговорах с сепаратистами, ратификации соглашения об ассоциации с ЕС и переправке в РФ попавшей в плен Надежды Савченко.

С министром общались Дэвид Cтерн и Виталий Червоненко.

Би-би-си: Как украинский пилот Надежда Савченко оказалась в СИЗО в России, и какие конкретные шаги вы предпринимаете для ее освобождения?

Павел Климкин: Мы пытаемся узнать все подробности того, как она оказалась в России. Это не только нарушение норм международного права и конвенций, но и нарушение всех возможных моральных правил. Ведь это не просто вопрос взятия пленного, но и перевозки заложника в Россию.

Наши представители в посольстве в России сейчас пытаются связаться с людьми, которые ответственны за ее поимку. Также мы находимся в тесном контакте с российским МИД и в ближайшем будущем будем знать больше об этой ситуации. Но понятно, что подобное еще недавно невозможно было даже вообразить.

Би-би-си: Как вы намерены поступить в ситуации с Савченко?

П.К.: Позвольте мне рассказать через некоторое время, поскольку ситуация продолжает развиваться. Мы готовы сделать все возможное, чтобы помочь Надежде в России.

Би-би-си: Есть ли у вас информация о том, как с ней обращаются? Мы слышали заявления, что с ней все хорошо.

П.К.: У нас еще не было прямого контакта с ней, мы работаем над этим. Насколько нам известно, в целом она чувствует себя хорошо, но мы должны в этом убедиться. Сейчас это одна из основных наших задач.

Давление на Россию

Би-би-си: На следующей неделе, возможно, станет известно о принятии новых санкций со стороны ЕС. Однако ЕС уже называл крайний срок по санкциям, однако он прошел. Вы разочарованы такой позицией ЕС?

П.К.: Для меня важно, чтобы страны ЕС были едины в своей позиции. Во-вторых, для меня важно видеть непрекращающееся давление на Россию, в частности, в том, что касается ее влияния на сепаратистов для проведения переговоров. Необходимо, чтобы эти переговоры позволили ввести двустороннее прекращение огня.

Украина уже принимала решение об одностороннем прекращении огня, но в результате погибли 30 украинских военных и более 100 получили ранения из-за прекращения боевых действий со стороны наших вооруженных сил. Поэтому сейчас мы говорим только о двустороннем прекращении огня без всяких условий.

Также необходим прорыв в вопросе освобождения заложников, и ситуация с Надей, которую просто переправили в Россию, является лучшим доказательством важности этой темы. Мы хотим, чтобы наблюдатели ОБСЕ контролировали на местах прекращение огня с первой минуты его действия.

Необходим эффективный контроль над границей. Ведь поток денег, вооруженных людей и тяжелого оружия поступает именно через границу.

Если мы достигнем какого-то прорыва в этих четырех направлениях, то это будет очень положительно. Однако сейчас со стороны сепаратистов мы не видим желания даже говорить.

Би-би-си: Это они отказываются вести переговоры?

П.К.: Мы предлагали им формат переговоров посредством видеоконференции, так как они говорили, что не могут выехать в Запорожье или в Мариуполь.

Мы даже предлагали провести встречу в святом месте - православной Святогорской лавре. Они не согласились, поэтому возникают сомнения в их готовности к переговорам и достижению конкретного результата.

Би-би-си: Чувствуете ли вы, что Россия начинает сотрудничать и меньше поддерживать сепаратистов, ведь именно такое у многих сложилось мнение?

П.К.: Для нас важны не заявления, а дела. Россия имеет влияние на ключевых лидеров сепаратистов. Большинство из них являются российскими гражданами, связанными со спецслужбами РФ.

России необходимо повлиять на них в вопросе начала переговоров о двустороннем прекращении огня, освобождении пленных и дальнейшей деэскалации ситуации, а также в предотвращении ухудшения гуманитарной ситуации.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption По мнению Климкина, России необходимо повлиять на сепаратистов в вопросе деэскалации ситуации в Донбассе

Также Россия может повлиять на формирование политической стратегии урегулирования ситуации. Для нас она заключается в проведении досрочных местных выборов, парламентских выборов, принятия новой Конституции с четкой идеей децентрализации и обеспечения прав русскому языку.

Би-би-си: Как вам кажется, могут ли на следующей неделе ввести новые санкции в отношении России?

П.К.: Этот вопрос решать ЕС, а не мне. Однако есть однозначные выводы совета ЕС, следующее заседание которого состоится 16 июля. Встреча министров иностранных дел состоится 22-23 июля. Посмотрим, какие будут результаты, но для меня важно услышать единый европейский голос и единую политическую позицию.

Би-би-си: Германия и Франция пытаются давить на Украину, чтобы она в одностороннем порядке прекратила огонь?

П.К.: Нет. В прошлый раз у нас состоялась очень продуктивная встреча с министрами иностранных дел Германии, Франции и России. Мы говорили о ряде практических мер по деэскалации ситуации в Донбассе. Участие представителей Франции и Германии было очень полезно для выработки стратегического видения будущего.

Затягивания не будет

Би-би-си: На Украине много говорят о попытках затянуть ратификацию соглашения об ассоциации с ЕС в парламенте. Сейчас - слово за правительством. Когда вы сможете передать документ в Верховную Раду?

П.К.: Возможно, я выскажусь очень эмоционально, но не для того я работал над соглашением об ассоциации с ЕС четыре года, чтобы сейчас затягивать с его ратификацией. Никто не будет затягивать этот процесс, уверяю вас как министр.

По поводу этого вопроса сейчас возникло много мифов, но на самом деле вопрос находится в двух плоскостях.

Во-первых, мы готовим пакет документов для ратификации, сейчас над этим работают ключевые министерства. Это вопрос недель.

Во-вторых, и для меня это ключевой момент, необходим государственный план внедрения соглашения. Нам нужно не просто ратифицировать соглашение. Главная проблема – во внедрении соглашения, ведь евроинтеграция - это реальные реформы, которые нужны для перспективы будущего вступления в ЕС.

Именно поэтому необходим государственный план. Уже есть его первый проект. Он рассматривается в том числе и европейскими институтами.

Я хочу сделать этот план доступным, чтобы можно было выложить его в интернет.

При наличии этих двух элементов, в том числе и готового плана, мы сможем ратифицировать соглашение и эффективно его внедрить.

Неважно, когда произойдет ратификация соглашения с ЕС - через три дня или на несколько недель позже. Это не так важно. Для нас уже действует специальная автономная система преференций.

Новости по теме