Реформы Украины: неиспользованный мандат Майдана

  • 16 сентября 2014
Порошенко, Яценюк на Майдане Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption 21 февраля Пётр Порошенко и Арсений Яценюк обещали не забыть наказы победившего Майдана. Судя по предвыборным опросам, избиратели ещё верят, что не забудут.

Активная часть украинского общества надеется, что соглашение об ассоциации, которое во вторник ратифицируют Украина и ЕС, подтолкнёт правительство Украины к серьёзным реформам. Но пока оно уже полгода топчется на месте, - а антикоррупционный и реформаторский импульс Майдана между тем потихоньку угасает.

В начале сентября в Одессе активисты "Правого сектора" торжественно бросили в помойку обвинённого в коррупции чиновника. Украинский сегмент интернета был в восторге.

Такие "зрелищные" методы, наряду с общей атмосферой после победы Майдана, по словам главы Комитета предпринимателей Львовщины Романа Зафийовского, пока действуют на определённую часть чиновников.

"Да, появился хороший такой страх. Это изменения ещё не в законодательстве, но - в голове. Сейчас боятся трогать предпринимателей. Когда к тебе приходят просто с наездом - у нас было много случаев, когда [против чиновников] применялась просто физическая сила - другого выхода нет, - рассказывает Зафийовский, владелец автосалона и мастерской, работодатель 36 человек. - А ведь чиновники, налоговики, милиция на местах остались те же самые".

Даже и в бытовом взяточничестве, по словам Зафийовского, есть перемены к лучшему.

"Вот сейчас мои дети справки брали перед школой: у нас перед каждым учебным годом надо пройти докторов. Раньше было так, что платишь 100 гривен - и справку тебе шлёпали. А сейчас заставили всех пройти по докторам. Но это ж и нормально", - говорит Зафийовский.

Но эти перемены в отношении к воровству чиновников надо закрепить, а как раз с созданием институциональных рамок борьбы с чудовищной украинской коррупцией, признаёт Зафийовский, дела у новой власти идут плохо: "Сейчас есть большой страх, что будет откат назад".

Другой львовский бизнесмен, соратник Зафийовского по Комитету предпринимателей, владелец фирмы с 20 сотрудниками Игорь Маркуц утверждает, что откат уже происходит.

"Я знаю по таможне: после Майдана - март, апрель, наверное, ещё часть мая - ситуация кардинально поменялась, то есть люди начали работать, так сказать, правильно. Я думаю, во-первых, у них ненадолго проснулась совесть: они всё-таки поняли, что люди погибали не зря, что так дальше жить нельзя. Плюс, наверное, команда была из Киева что-то менять, плюс люди, которые работают через таможню, решили: сколько можно носить эти взятки?" - говорит Маркуц.

"Но, к сожалению, все посмотрели, что в Киеве-то ничего не меняется... Я только позавчера общался с теми, кто работает с таможней, они говорят, что ситуация возвращается на круги своя. То есть, опять, чтобы растаможить побыстрее или с минимальными платежами, надо кому-то занести", - продолжает Игорь Маркуц.

Антикоррупционный мандат

Новые власти - и правительство Арсения Яценюка, и администрация президента Петра Порошенко, - пришедшие в результате победы Майдана, получили от активной и "проевропейской" части украинского общества мандат на жёсткие, решительные реформы. Прежде всего в части борьбы с коррупцией - именно чудовищная коррупция, по общему мнению, остаётся главной проблемой Украины. Помимо войны, конечно же.

Все эти полгода правительство, по словам экспертов, параллельно с тушением пожара в финансах и экономике страны одну за другой уничтожало конкретные коррупционные схемы. Но на место отданных под суд чиновников и бизнесменов заступят новые и придумают новые схемы, если не уничтожить предпосылки к коррупции, расчистив нагромождения налоговых ставок, льгот и преференций, разрешительных и контрольных функций государства.

Однако к этим системным, институциональным реформам правительство Украины начало подбираться только сейчас и то, как говорят критики, крайне нерешительно. В конце июля грузинский магнат и реформатор, член Экономического совета при правительстве Украины Каха Бендукидзе в своей нашумевшей речи в Киевской школе экономики заявил, что Украина уже потеряла пять месяцев, в которые должна была бы начать радикальные реформы.

Госаппарат Украины, по словам Бендукидзе, остаётся непомерно раздутым, налоговое законодательство и чрезмерное регулирование душит бизнес, парламент принимает популистские законы, а правительство не проводит через него нужные реформы.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Пока на восточной границе Украины шли бои, на западной, как слышал львовский бизнесмен Игорь Маркуц, снова стали брать взятки

Глава украинского отделения Transparency International Алексей Хмара признаёт, что в части борьбы с коррупцией у новой украинской власти "не получилось пока больше, чем получилось". Из многих антикоррупционных законов, о необходимости которых говорят Хмара и другие эксперты, лишь единицы приняты парламентом или хотя бы внесены в Верховную раду.

Милиция и суд "убьют государство"

Всё ещё не приняты законы о "национальном антикоррупционном бюро" (в начале сентября проект внесён президентом), "об основах противодействия коррупции", об открытии информации о собственности и реальных бенефициарах фирм и многие другие.

Отдельно Алексей Хмара подчёркивает необходимость решительных перемен в правоохранительной системе: "Если реформа этой сферы не состоится в ближайшие полгода-год, то она, правоохранительная система, изнутри убьёт Украину как государство".

"Если говорить по-крупному, то главное, что не сделано - дерегуляция управления", - говорит бывший министр экономики Украины Владимир Лановой.

Правительство должно перестать вмешиваться где только можно и позволить рынкам регулировать себя самим, поясняет Лановой, доктор экономических наук и либерал, пытавшийся реформировать украинскую экономику 20 лет назад.

"У нас средняя ставка - 5 тысяч долларов, чтобы налоговики закрыли предприятие, - иллюстрирует Лановой последствия зарегулированности. - В нормальных условиях вы сообщили бы налоговым органам о решении прекратить работу, вам ответили бы: хорошо, сдайте печать... А у нас назначается налоговая проверка финансовых результатов. Мол, вы же могли скрыть долги другим предприятиям или, может, недоплатили рабочим... Начинается такая проверка, от которой страшно становится. В результате разработаны схемы: 5000 долларов - и они закроют ваше предприятие быстро, за месяц".

Налоговая полуреформа

До реформы громоздкой налоговой системы правительство Яценюка добралось только к августу. Внешне проект выглядит радикально: вместо 22 налогов и сборов предлагается оставить девять, но суть проекта не понравилась никому из сторонников решительных реформ.

"Для меня, как предпринимателя, вопрос номер один - это изменение налогового законодательства. Но на базе существующей системы налогообложения нельзя что-то реформировать - её надо снести и построить новую", - считает Роман Зафийовский.

"К сожалению, этот проект сохраняет в себе старые положения. Хотя это нужный и хороший шаг вперёд, но мы, как максималисты, всё-таки считаем, что его можно и нужно критиковать", - говорит Зафийовский от имени своего Комитета предпринимателей Львовщины.

Что-то радикально менять, по мнению Зафийовского, нужно, например, с НДС: "Это самый коррупционный налог - через фиктивный экспорт и возврат".

"Да пустой абсолютно, - наотмашь аттестует проект налоговой реформы Владимир Лановой. - Ничего не меняется, просто сложением разных налогов они уменьшили их количество".

"Остаётся налоговая милиция, её право открывать уголовные дела на месте, без всякого суда, производить аресты, продлевать эти аресты хоть год - и никто не может прийти и остановить её, сказать: вы нарушили права граждан и бизнесменов", - описывает Лановой важнейшее, на его взгляд, направление реформы, до которого не доходят руки у правительства.

Сократить, но не снизить

Image caption Предприниматель Роман Зафийовский считает, что старую налоговую систему Украины нужно просто "сносить" и строить новую

"У нас очень много налогов, которые в принципе не нужны. Все вспоминают Грузию: семь налогов, и все их платят. У нас - более двадцати, и все стараются не платить. Сделайте семь-десять, более-менее легко администрируемых, чтобы у меня не было три бухгалтера на две фирмы", - заочно призывает Киев львовский бизнесмен Игорь Маркуц.

Зафийовский и Маркуц считают, что следовало бы не только сократить число налогов, но и снизить ставки - в первую очередь, размер налогов на оплату труда. Но это естественное желание бизнесменов не разделяет сражающееся с кризисом правительство, и его понимают некоторые экономисты.

"Со ставками, я думаю, правительство не может себе позволить как-то играться, учитывая, что налоговая база сокращается: кризис, предприятия не работают, поэтому доходы бюджета не будут собраны в том объёме, что планировался. Поэтому тут что-то менять трудно - да и МВФ, в принципе, против", - объясняет эксперт Украинского института публичной политики, экономист Ильдар Газизуллин.

Вопрос, насколько Украина вообще готова к радикальным реформам, делится на три части: насколько к ним готова пришедшая к власти часть элиты, насколько - чиновничество и насколько - общество в целом.

Распространённое объяснение проволочек с ключевыми рефорами - война и необходимость в авральном порядке ежедневно бороться за выживание экономики страны.

Неосознанное желание нового

Экономист Ильдар Газизуллин говорит и о плохой координации между разными "центрами принятия решений" в области экономики, и о "не очень высоком уровне команд". Пока, по мнению Газизуллина, экономисты в правительстве "притираются".

Насколько люди во власти хотят системно бороться с коррупцией и насколько понимают, как это делать, Ильдар Газизуллин однозначно судить не берётся.

"Я думаю, есть какое-то желание - может, не очень осознанное, не очень артикулированное, - с предельно серьёзным выражением лица рассуждает Газизуллин. - Желание что-то поменять есть у многих, но вот знают ли они, как менять..."

Владимир Лановой смотрит на новых - условно новых - людей во власти крайне пессимистично.

"Я не хочу сейчас называть фамилии, но они все - из этой [прежней] системы. Всё начинается с головы, с мировоззрения. Если ты пришёл и сказал: вот так больше не будет, а будет вот так - то они все построятся. Чиновники - они очень понимающий народ. Но нет такой постановки вопроса, насколько я понимаю", - рассуждает Лановой.

По мысли Ланового, этих политиков финансировал на выборах олигархический капитал, и они не могут не откликаться на просьбы олигархов. А тем не нужны перемены, которые подрывали бы основы сложившегося в стране "олигархического строя".

Саботаж чиновничества

Алексей Хмара из Transparency International, как и Ильдар Газизуллин, говорит, что профессиональный уровень реформаторов "не по всем направлениям оказался ровным", но главным тормозом реформ он считает чиновничество.

"Не скажу, что это правительство неудачников - скорей, оно, наоборот, самое качественное за многие годы. Другое дело - атрофировался навык думать головой у чиновников, - и реформаторы наталкиваются на саботаж тех, кому не нужны эти реформы", - говорит Хмара.

Алексей Хмара напоминает, что ещё в апреле он с соратниками пролоббировал закон "О восстановлении доверия к судебной системе", по которому всех председателей судов автоматически уволили и дали право рядовым судьям избрать новых.

"Мы думали, что судьи смогут выбрать честных руководителей, а они на 80% переизбрали старых. По одной банальной причине - из страха расправы", - жалуется Хмара.

Большая часть украинского общества тоже либо пассивна, либо нечётко представляет, что нужно делать, чтобы выползти из нынешней ямы.

"Где демонстрации за снижение налогов? Где манифестации с требованием проведения реформ? И кому я это говорю? Вам, людям, которые только устроили восстание и свергли старую власть. Но вы успокоились и расслабились!" - восклицал в июле на встрече со студентами Каха Бендукидзе.

Надежда - на активное меньшинство. Пессимист Владимир Лановой считает, что людей, готовых давить на власть и помогать власти в реформах - 8-10%.

Активных ещё много

Оценка социолога, главы центра "Социальный мониторинг" Ольги Балакиревой выглядит опимистичнее. По её словам, исследования, которые провела она с коллегами в апреле, вскоре после Майдана, а затем в августе, показали, что доля активных людей в украинском обществе на снижается: их около 30%.

"Это люди, которые готовы были бы активно помогать власти, строить государство, менять систему, добиваться прозрачности и ответственности власти, готовы выступать экспертами, входить в консультационные советы, - поясняет социолог. - И вот опрос в августе зафиксировал, что мы имеем тот же уровень. Для меня это тоже было несколько удивительно: я думала, он несколько снизился. Треть населения готова занять активную позицию! Я считаю, что это очень много".

Неочевидно, правда, что даже активная часть общества вполне ясно понимает, чего требовать от власти, чтобы получить долгосрочные результаты.

Очень популярно, например, требование люстрации - но простая люстрация чиновников прежнего режима не уничтожит институциональные предпосылки к воровству и бедности.

Сторонники серьёзных реформ по-прежнему надеются, что провести их Украину заставит Соглашение об ассоциации с ЕС - точнее, антикоррупционные нормы законодательства, которые прямо предусмотрены или подразумеваеются эти документом.

Президент Пётр Порошенко, премьер-министр Арсений Яценюк и министр иностранных дел Павел Климкин обещают, что все эти реформы будут проведены, даже несмотря на то, что применение торговой части соглашения отложено до начала 2016 года.

Из надежд на эти реформы и возмущения отказом президента Януковича подписать соглашение с ЕС вырос "Евромайдан". Это было уже почти год назад.

Новости по теме