Что думают жители Донбасса об "особом статусе"

  • 19 сентября 2014
Жители востока Украины в развалинах дома Правообладатель иллюстрации BBC World Service

Жители Донецкой и Луганской областей поделились с Украинской службой Би-би-си своими мыслями относительно законов об особом статусе некоторых районов Донбасса и амнистии для "участников событий" на востоке Украины.

О том, что в украинском парламенте принят закон об особом статусе отдельных территорий Донецкой и Луганской областей, местные жители узнали не сразу. В одних населенных пунктах нет электричества и связи, а в других - украинских телеканалов и газет.

Реакция оказалась сдержанной – в том числе и у вынужденных переселенцев. Следует отметить, что жители Донбасса еще не разобрались во всех тонкостях вероятного "особого статуса" своего региона и слишком буквально воспринимают пункт об амнистии для сепаратистов.

А в органах местного самоуправления ожидают официального толкования нововведений.

"Прекратить войну любой ценой"

Все хотят, чтобы боевые действия наконец прекратились, и в регион вернулась нормальная жизнь.

"Хочу, чтобы дети не рисовали, как они в подвалах сидят и как танки стреляют", - говорит Яна Челпан из Донецка.

Летом она с семьей уехала в Тельмановский район, думала детей там в школу отдать. Но впоследствии война пришла и туда, и они решили вернуться в областной центр.

Яна Челпан поддерживает идею проведения местных выборов: "Как без выборов? Ведь не могут все жители служить в полиции или в ополчении. Кто-то должен быть у руля, другие - поддерживать город, коммунальные службы разные".

Она надеется, что скоро заработают школы, а для этого "полиция будет патрулировать школы, чтобы кто чужой не зашел, гранату не бросил или не устроил какую диверсию".

Дончанин Виталий Корниенко новым законам не верит.

"Прежде всего, нужно прекратить войну, а об этом в законе - ничего. Надо отвести войска за пределы Донецкой и Луганской областей. Все войска - и украинские, и ДНР. И потом уже договариваться и прекратить говорить языком дальнобойной артиллерии", - считает он.

Виталий добавляет, что остановить войну надо любой ценой: "Если нужно поставить новые границы в областях - надо поставить. Гибнут молодые ребята с обеих сторон".

Вопрос о статусе языков в Донбассе и о "народной милиции" Корниенко считает самым важным.

"Как сейчас обсуждать эти вопросы, когда погибло более двух тысяч мирных людей? Раньше нужно было говорить о правах региона, когда еще не было такого противостояния", - говорит дончанин.

"Приговор для Донецка"

Михаил, горный рабочий очистного забоя из Шахтерска, негативно относится к особому статусу для части Донбасса: "Это даже не на области поделят, а на районы. В одном районе - одна власть, в другом - другая... Особый статус территорий означает признание ДНР и ЛНР. Но что делать с бронетехникой, с оружием, с вооруженными людьми?"

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Многих возмущает возможность амнистии для сепаратистов

По его словам, в Шахтерске сейчас можно встретить много вооруженных людей с нашивками "Полиция", "Новороссия", "Кальмиус".

"Люди, которые взяли в руки оружие, добровольно его уже не отдадут. Потому что пока в руках автомат - этот человек чувствует себя всесильным", - убежден шахтер.

"Поэтому я не понимаю, за что проголосовали депутаты. За финансирование отдельных районов? А в госбюджет из этих районов что-то будет поступать? Наша шахта получает дотацию из бюджета. Если не дадут дотацию, тонна угля будет стоить 1200 гривен, а не 600. Не знаю, что будет с нами", - жалуется Михаил.

Он не верит в честность самопровозглашенной власти ДНР, которая, по его словам, обстреливает город и собирает дань с предпринимателей на блокпостах.

"Не все знакомые разделяют мои взгляды. Соседи, например, ходят и радуются вслух: мол, теперь сами будем выбирать прокурора и милиционера. А я им говорю - вы много выбирали депутатов в ДНР? Ни одного. А они уже заседают", - резюмирует Михаил.

А Елена, переселенка из Донецка, которая сейчас живет в Полтавской области, вообще называет новые законы "приговором для Донецка".

"Донецку подписан приговор. Такое впечатление, что всем украинским патриотам плюнули в лицо. В свое время мы не предали Украину. Но сейчас Украина предала нас. Что означает "особый статус"? Что можно грабить - и вас всех амнистируют?" - спрашивает женщина.

Она рассказывает, что в Донецке у ее мужа-таксиста сепаратисты силой отобрали авто. "Теперь что - амнистия? Ведь они никого не убили", - удивляется Елена.

Она убеждена, что особый статус для подконтрольных пророссийским силам районов мир в регион не принесет: "Стрельба будет продолжаться, террористы идут дальше. Выходит, им отдадут всю Донецкую и всю Луганскую области полностью".

"Нам навязывают ЛНР на три года?"

В Луганской области отношение к нововведениям также неоднозначно.

Учительница из города Брянка Оксана считает, что эти законы не прекратят противостояние, а лишь приостановят его на неопределенный срок.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service
Image caption Вот так сейчас выглядит дорога к луганскому аэропорту

"Особый статус - это логичный путь, если Украина не может справиться с террористами. Хотя я уверена, что она это может. Если закон будет действовать, это приведет к замораживанию ситуации, как в Приднестровье. А если Украина еще и будет финансировать эти области с особым статусом, это вообще будет продолжаться бесконечно", - говорит женщина.

Ее возмущает возможность амнистии для сепаратистов: "Я встречаю на улице автоматчиков с совершенно пустыми мутными глазами, скорее всего, каждый из таких убил несколько человек... Кроме них, есть депутаты луганского облсовета. Они никого не убивали, но это они все начали, когда назвали украинскую власть нелегитимной и призвали обратиться за так называемой помощью к России. Есть мэры городов, которые призывали идти на референдум о независимости ЛНР. И кто больше виноват?"

Предприниматель Елена из Алчевска, торгующая продуктами питания, говорит, что за последние три месяца объемы продаж упали почти втрое. Она не верит, что сможет вернуться к полноценной работе в условиях "особого статуса".

"Такое впечатление, что нам навязали ЛНР на ближайшие три года. А раньше говорили, что ее надо признать террористической организацией. Теперь "ополченцы" проведут выборы и будут управлять нашими городами", - прогнозирует женщина.

Наибольшую опасность она видит в том, что сепаратисты сами будут назначать судей, прокуроров и милицию.

"И это будут те же самые, которые сейчас демонстративно ходят по улицам с оружием. О каком порядке и законе можно будет говорить? И кто вообще получит этот "особый статус"? На Донбассе сейчас нет единого центра управления, отдельными городами и поселками управляют командиры отрядов, которые их заняли", - рассказывает Елена.

В качестве примера она приводит Стаханов, где на днях объявили об отделении от ЛНР и создании собственной "казачьей республики".

Надо разъяснить новые законы

Пенсионерка из Луганска Валентина, наоборот, новыми законами довольна. Признает, что слышала о них только от соседей, ведь из-за отсутствия электричества телевизор у нее не работает.

"Надеюсь, что наконец у нас будет мир. И начнут платить пенсии, я свою не получаю уже третий месяц", - сетует женщина.

В мэриях городов Луганской области еще не представляют, каким образом будут действовать новые законы.

Работник горсовета одного из городов области Александр признается: "Все зависит от того, поддержат ли его так называемые "ополченцы". Возможно, закон вообще не будет действовать, поскольку не соответствует их желанию. Они хотели отдельную республику "Новороссию" и присоединение к России. А сейчас им предлагают совсем другое".

Он уверен, что закон об "особом статусе" районов Донбасса сначала надо тщательно растолковать и только после этого думать о его введении.

Новости по теме