Палестинская автономия: 10 лет без Арафата

  • 10 ноября 2014
  • kомментарии
Ясир Арафат Правообладатель иллюстрации AP
Image caption 10 лет спустя после смерти Ясира Арафата многие палестинцы считают его отцом нации

В магазине ковров на улице аль-Ирсаль в Рамалле идет бойкая торговля. Хит сезона – небольшой настенный коврик с изображением Ясира Арафата, лидера ООП и первого председателя Палестинской Автономии.

Ковер сделан в Турции, как и большинство товаров в магазинах в Автономии. Солидарность с палестинским народом выражается не только в гневных речах турецкого президента, осуждающего действия Израиля, но и в бойкой коммерции. Ясир Арафат, изображенный в традиционной каффие - улыбается прохожим и машет рукой.

Ахмад Разек, один из владельцев магазина говорит, что ковер с Арафатом чаще всего берут для государственных учереждений, приемных покоев, школ и больниц. Но ближе к годовщине смерти "раиса" в ноябре появляются и те, кто покупает Арафата себе домой, в гостиную.

О покойниках или хорошо, или ничего

Для многих палестинцев десять лет спустя после его смерти Арафат – это намного больше, чем просто человек, которого при жизни обвиняли в коррупции, непотизме, заигрывании с Израилем, заигрывании с исламистами, неподобающем для мусульманина поведении и во всех остальных грехах. Но все это осталось в прошлом, и сегодня даже те, кто раньше открыто критиковал Арафата, относятся к нему как к отцу нации, как к лидеру, без которого палестинцы никогда не смогли бы громко заявить о себе и своих правах.

Именем Арафата, умершего 11 ноября 2004 года, названы площади и улицы во многих палестинских городах, его портреты в обязательном порядке красуются в каждом кабинете и приемном покое – рядом с портретами нынешнего лидера, Махмуда Аббаса.

И уже мало кто вспоминает, что в 2003 году в результате непрекращающегося американского давления Арафат был вынужден назначить Аббаса первым палестинским премьер-министром, и что менее чем через год между двумя соратниками по борьбе за свободу Палестины возникли непреодолимые разногласия.

За несколько дней до годовщины смерти Арафата, Аббас дал подробное интервью телевидению ФАТХа "Аль-Авда", где с удовольствием рассказывал о "былых временах" – о совместной работе с Арафатом в Тунисе, о выступлении "раиса" в ООН, о встречах с международными лидерами.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Между Махмудом Аббасом и Арафатом возникли непреодолимые разногласия

В этом интервью Аббас практически не коснулся того десятилетия, которое Арафат провел в Палестинской Автономии – по большей части в Газе, и по мере необходимости в нелюбимой Рамалле – для него, а также для многих других палестинцев воспоминания, связанные с этим важнейшим периодом в палестинской истории связаны с разочарованием и болью.

В 2000-х Аббас был одни из немногих, кто открыто критиковал политику Арафата по отношению к ХАМАСу, заигрывание с террором и дипломатическую неуклюжесть, которая в конечном счете привела к интифаде, операции "Защитная стена", воздвижению заградительных соооружений на палестинской земле и полному прекращению переговоров.

Впрочем, сегодня, 10 лет назад, об этих событиях и о политике, которая завела палестинцев в тупик, мало кто вспоминает.

Газа без Арафата

Однако далеко не вся Автономия соберется у временной могилы "человека в куфие" на территории Мукаты, президентской резиденции в Рамалле - ни физически, ни символически. Активисты ФАТХа в секторе Газа планировали, впервые за последние семь лет, с тех пор как в Газе к власти пришли исламисты, провести широкомасштабные мероприятия в честь Арафата. Но взрывы в домах некоторых лидеров ФАТХа в минувшую пятницу нарушили эти планы.

Премьер-министр Палестинской автономии Рами Хамдалла отменил свой запланированный визит в сектор, а активисты ФАТХа обьявили, что в сложившейся атмосфере "злобы и враждебности" проведение траурных мероприятий в честь Арафата станет невозможным. Миф, который царит в некоторых палестинских кругах о том, что при Арафате не было раскола, не выдерживает проверки на прочность. Именно при Арафате, на протяжении девяностых годов, и было положено начало этому расколу.

Именно тогда, когда силовики Арафата проводили регулярные аресты среди лидеров ХАМАСа, иногда без всякой связи с их деятельностью против Израиля, бросали в тюрьмы, пытали и сбривали бороды, были посеяны семена "фитны" – братоубийственной войны. И поэтому сторонники ХАМАСа сегодня совершенно не склонны с теплотой вспоминать бывшего лидера Палестинской автономии.

Один кадр времен июня 2007 года и переворота в Газе описывает эту ситуацию лучше всего – активист ХАМАСа в лыжной маске и с автоматом Калашников в руках врывается в одно из официальных учереждений ПА в Газе, и первым делом бьет прикладом по обязательному портрету Арафата на стене.

Отец интифады

Однако политика политикой, но на улицах Шхема, Рамаллы и Иерусалима сегодня все же с ностальгией вспоминают Ясира Арафата, которого многие считают мучеником и шахидом – ведь обстоятельства его смерти, несмотря на проверки и эксгумацию тела, до сих пор так и не прояснились. Многие считают, что Арафат был бы доволен тем, что происходит сегодня в Иерусалиме.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Дух интифады по-прежнему ощущается в Иерусалиме

"Арафат всегда любил Иерусалим, и думал о тех, кто живет в этом городе, хоть и находился за тысячи километров от Аль-Кудса (арабское название Иерусалима), рассказывает Фадель Тахбуб, ветеран ФАТХа и один из соратников Арафата еще во времена Туниса. Тахбуб убежден в том, что если бы Арафат был жив, он бы сделал все возможное для того, чтобы положить конец "иудеизации" Святого города и нарушениям прав его палестинских жителей.

Возможно, это еще одна причина, почему сегодня имя Арафата вновь на устах. Ведь после провала Кэмп-Дэвидских переговоров именно он обещал направить "миллионы шахидов" на Иерусалим. Нынешний палестинский лидер, Махмуд Аббас, после провала очередного раунда переговоров в апреле этого года, напротив, пообещал, что сотрудничество в сфере безопасности с Израилем продлится до "последней минуты его жизни".

В этом отношении все, что происходит сегодня в Иерусалиме - демонстрации и акции протеста, камнеметание, взрывы бомб – все это гораздо больше напоминает времена 1-й или 2-й интифад, чем семь лет затишья при Аббасе. Характерно и то, что Западный берег, находящийся под контролем силовых структур Аббаса, в целом пока спокоен, тогда как неподконтролный ему Иерусалим охвачен огнем.

Фадель Тахбуб считает, что это развитие событий , которое совпало с 10-й годовщиной смерти Арафата, вполне логично и закономерно, потому что по сравнению с 2004 годом ничего не изменилось. Нет никакого прогресса не переговорах, а это значит, что затишье не будет длиться вечно.

"Арафат мечтал, чтобы его похоронили в Иерусалиме, на Масличной горе. Израильтяне не позволили это сделать, чтобы его могила не стала местом паломничества для палестинцев, но это им не помогло. Сегодня в Иерусалиме чувствуется дух Арафата, дух сопротивления", - говорит Тахбуб.