Готова ли Германия к новым санкциям против России?

  • 17 ноября 2014
Меркель и Путин Правообладатель иллюстрации AP
Image caption В последнее время президенту России Путину на переговорах с канцлером Германии Меркель приходится нелегко

Министры иностранных дел стран Евросоюза встретились в Брюсселе, чтобы обсудить ситуацию на Украине и возможность введения новых санкций в отношении России.

Правда, канцлер Германии Ангела Меркель предложила Западу "набраться терпения" и ждать, пока существующие санкции принесут желаемые результаты.

Западная, да и российская, пресса, тем временем, обсуждает досрочное расставание Владимира Путина с гостеприимным саммитом "двадцатки" и не без оснований предполагает, что отношения Москвы и западного мира будут и дальше ухудшаться.

Как будут складываться дальше отношения России и Германии - в прошлом "стратегических партнеров"?

Ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев беседует с профессором политологии Берлинского Свободного университета Клаусом Зегберсом.

М.С.: Содержание комментариев по поводу завершившегося уже саммита во многом сводится к тому, что партнеры могли бы быть и повежливее, и вообще, Владимир Путин - молодец. Главным партнером России в Европе последний десяток лет традиционно была Германия. И тут заявление канцлера Меркель о том, что возможно введение дополнительных санкций, что для получения желаемых результатов надо ждать и Германия к этому готова. Вдобавок в немецкой прессе появились ссылки на неназванных чиновников, говорящих, что стратегическое партнерство России и Германии, существовавшее не только на бумаге, может быть постепенно свернуто. Даже Германия окончательно отворачивается от попыток мирного демократического урегулирования ситуации сегодняшнего противостояния России и Запада. Хотелось бы понять, насколько это серьезно?

К.З.: Я думаю, ситуация достаточно серьезная, не только на Украине, но и насчет отношений между Россией и практически бывшими партнерами на Западе. Беседы состоялись, достаточно длинная беседа состоялась в Австралии между Меркель и Путиным, но после этого было единодушно заявлено об отсутствии какого-либо прогресса. И это также отражается в том, что плодотворное сотрудничество сейчас вряд ли возможно. Разговоры о партнерстве ведутся, ведутся дискуссии, но в них нет настоящего контента. Разговоры продолжаются, но практических результатов никаких.

М.С.: Результатов так быстро и не может быть. Другое дело, что Die Welt, который сегодня цитирует высказывание госпожи Меркель, также говорит, что она предложила обратить внимание на поведение Москвы не только в том, что касается Украины, но и в том, что касается Молдавии (имеется в виду Приднестровье), Грузии, а заодно посоветовала присмотреться к российской политике в Сербии, на Западных Балканах. То есть, даже если сейчас украинский конфликт будет каким-то образом урегулирован, к немедленному улучшению отношений между Россией и западными партнерами это не приведет?

К.З.: Это именно так. На Западе растет убеждение, что президент Путин считает, что не обязательно соблюдать все правила международной игры, которые существовали после конца холодной войны. И, во-вторых, что Россия вправе защищать права всех русскоязычных людей, неважно, где они живут. Эти два положения принципиально неприемлемы для западных политиков. Если российские политики будут придерживаться таких взглядов, будет довольно сложно найти общий язык.

М.С.: А существует ли единство в руководстве Германии по поводу того, что касается дальнейшего давления на Россию? Российские средства массовой информации после заявлений госпожи Меркель охотно сообщили, что вице-канцлер Зигмар Габриэль сказал, что не видит смысла во введении новых санкций или расширении уже действующих и что надо фокусироваться на диалоге.

К.З.: В германском обществе ведется дискуссия о тех санкциях, которые уже действуют и о возможных новых санкциях. Например, экономические группировки, особенно Союз немецких предпринимателей, который заинтересован в связях с Россией, говорят, что не надо вводить новые санкции. Но что касается руководства, правительства, даже тех партий, которые там работают вместе, там нет серьезных разногласий.

М.С.: Ангела Меркель, по сообщениям, беседовала во время саммита неофициально не меньше трех часов. Это, пожалуй, самые длинные переговоры, которые были у Владимира Путина на саммите в Брисбене. Это хороший знак?

К.З.: Я не думаю, что это вредно. Если люди говорят друг с другом, это полезно. Но с другой стороны, наверное, много времени было посвящено тому, как спасти минские договоренности. И именно по этому направлению, видимо, не было достигнуто прогресса, о чем говорили и Путин, и Меркель.

М.С.: Странным представляется последовательность событий. Сначала ведутся переговоры, а через день госпожа канцлер предлагает рассмотреть возможность новых санкций. Это можно истолковать так, что мало того что они ни до чего не договорились, но и стало понятно, что Россия свою позицию ни в коем случае не изменит, значит, надо продолжать оказывать давление.

К.З.: Если российская позиция не изменится, если будут какие-то новые точки конфликта, например, в Прибалтике, Приднестровье и других точках, наверняка будут новые санкции или ужесточение уже существующих санкций. Я не вижу разночтений между тем, что они говорят. Но сегодня собираются министры иностранных дел ЕС в Брюсселе. Они тоже обсуждают этот вопрос. Новые санкции не будут введены скоро, потому что пока все ждут, как подействуют существующие санкции. Но, если проблемы вырастут дальше, никто не исключает, что в будущем будут введены новые.

М.С.: Интересная статья появилась сегодня в британской газете Times. Речь идет об Украине, и будущее страны зависит от того, смогут ли европейские лидеры собрать силу воли выступить единым фронтом в вопросе о санкциях, даже если их последствия окажутся неблагоприятными для экономики европейских стран. Но самое главное, смогут ли европейские лидеры сделать это, опираясь на Барака Обаму. С точки зрения Times, самостоятельность европейских лидеров не простирается дальше того, в чем можно положиться на Вашингтон. И на Барака Обаму, которому осталось президентствовать всего два года, в этом плане не очень удобно полагаться? Действительно ли Европа не может объединиться без помощи США?

К.З.: Это не очень легко, потому что мы говорим о союзе 28 разных независимых стран. Согласовать политику в области внешних отношений – достаточно сложная вещь. В течение последних 5-6 лет это было видно практически по всем важным политическим вопросам. Но то, что было достигнуто в течение последних 12 месяцев европейскими правительствами, - это шаг вперед. Все попытки российского руководства изолировать какие-то страны Западной Европы от других были не очень эффективны. Учитывая принципиальные проблемы этого альянса, это все-таки успех.

М.С.: А если российский газ перестанет поступать зимой в Европу, единогласие сохранится?

К.З.: Учитывая новые альтернативные формы энергоснабжения, скорее всего, да.

М.С.: Альтернативные формы энергоснабжения невозможно развить с нуля до состояния, чтобы они заместили российский экспорт газа за один сезон?

К.З.: Да, но большинство европейских стран переживет без больших проблем месяцев пять. Этого достаточно, чтобы пережить зиму.

М.С.: А дальше будет очередной саммит "двадцатки", глядишь, и американцы сумеют что-нибудь придумать по поводу сжиженного газа и его транспортировки в Европу. Вы всерьез на это рассчитываете?

К.З.: Да. Уже в Прибалтике есть новые сооружения, чтобы принимать сжиженный газ. Развиваются достаточно быстро альтернативные формы снабжения.

М.С.: Будем надеяться, что этого не понадобится. Но, кто предупрежден, тот вооружен, в Европе это правило, похоже, усвоили.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме