Два Майдана - две истории

  • 21 ноября 2014
Два Майдана Правообладатель иллюстрации Reuters UNIAN
Image caption Оба Майдана закончились победой митингующих и фактическим поражением Виктора Януковича

Год назад, как и девятью годами ранее, на центральной площади Киева начались события, которые сегодня мы называем "Майданами" - первым и вторым.

Оба Майдана в итоге вылились в серию массовых акций, направленных против действующей власти. Оба они закончились фактической победой митингующих.

В 2004 году протесты против фальсификации второго тура президентских выборов привели на пост главы государства Виктора Ющенко.

В 2014-м требования митингующих нарастали уже по ходу протеста: в результате Евромайдана Украина не только подписала Соглашение об ассоциации с Евросоюзом, но и сменила президента.

Украинская служба Би-би-си сравнивает события 2004 и 2013-2014 годов, чтобы найти сходства и различия в организации, ходе и последствиях двух Майданов - восстаний, ставших брендами, с которыми сегодня ассоциируется Украина во всем мире.

Только на Майдане

Когда в прошлом году журналист Мустафа Найем писал в "Фейсбуке" пост с призывом к несогласным выйти на улицы, у него вряд ли были сомнения по поводу того, где назначить место встречи.

Несколькими днями позже, 24 ноября, лидеры оппозиции избрали местом своего митинга Европейскую площадь, однако впоследствии две площади "слились" в одну и снова расположились на Майдане Незалежности.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Новогоднюю елку с Майдана убрали только летом

Впоследствии, когда акция на Майдане превзошла по масштабу обычный митинг против отдельного решения правительства, тактика организаторов также до мелочей повторила поведение их предшественников.

Они организовали палаточный городок, поставили на главной площади столицы сцену и заняли несколько близлежащих зданий.

А вот организаторы Майдана-2004 действовали с нуля.

Даже место проведения крупной акции в ночь после второго тура выборов было выбрано менее чем за месяц до начала протестов.

На эту роль, вспоминает полевой командир Майдана-2004 Владимир Филенко, претендовали, в частности, Софиевская и Контрактовая площади.

Сцена тоже была своего рода импровизацией. Изначально "сердцем" Майдана-2004 должны были стать размещенные вокруг стеллы Независимости палатки, где происходил параллельный подсчет голосов на выборах.

"Когда мы устанавливали сцену, мы совершенно не подозревали, что (она станет) генеральным диспетчерским пунктом, который будет руководить революцией. Имелось только интуитивное понимание: сцену нужно ставить. Для митинга. Но даже мы не предполагали, что это перерастет в постоянную акцию", - вспоминал потом в интервью "Зеркалу недели" еще один полевой командир Майдана Тарас Стецкив.

Оба Майдана "освоили" для своих нужд стратегические здания на Крещатике и в окрестностях - Дом профсоюзов, Октябрьский дворец, конгресс-центр "Украинский дом" и Киевскую горадминистрацию.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Символом второго Майдана стал флаг Евросоюза

В 2004-м митингующие вошли в эти здания практически беспрепятственно, а тогдашний мэр Киева Александр Омельченко даже лично запустил митингующих в мэрию. Девять лет спустя активисты вломились в киевскую администрацию силой, а также выдержали столкновения за "Украинский дом" с базировавшимися там полицейскими.

Символом первого Майдана стал оранжевый цвет президентской кампании Виктора Ющенко - атрибутами революционного Киева тогда стали тысячи оранжевых лент.

Второй Майдан проходил под сине-желтым флагом и, особенно в начале протестов, под флагом Евросоюза. Отдельным символом протеста стала не до конца собранная новогодняя елка, монтаж которой стал формальным поводом для разгона студентов в ночь на 30 ноября.

С лидером и без

Ключевое различие между двумя Майданами - степень организованности и подготовленности протеста.

"Мы - я и Тарас Стецкив - еще за полтора года до Майдана убеждали Ющенко, что выборы он просто так не выигрывает из-за массовых фальсификаций. Единственный способ им противостоять - это большие массовые акции. На убеждение Ющенко у нас ушло три месяца", - вспоминает Владимир Филенко.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Лидерами первого Майдана стали Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко

Поэтому еще за несколько месяцев до выборов штаб кандидата в президенты начал периодически проводить в центре Киева большие митинги своих сторонников - так штабные структуры упражнялись в логистике, тренировались собирать большое количество людей, обеспечивать порядок на акциях.

Параллельно, еще с лета 2004-го, штаб Ющенко начал закупать палатки, туристические коврики и полевые кухни - блицкрига никто в штабе кандидата не ожидал.

"У нас было единоначалие. Организацией и подготовкой всех акций на Майдане занимался конкретный штаб. Каждая акция у нас была расписана по минутам и в метрах. На каждую акцию рисовались схемы и маршруты движения. В 2014-м такого штаба не было. Здесь было своего рода "лебедь, щука и рак", - говорит Филенко.

Второй Майдан был акцией без четко обозначенных лидеров и авторитетов.

Социолог Ирина Бекешкина говорит, что около 80% участников Евромайдана присоединились к нему по собственной воле, а не по чьему-то призыву. Соответственно, большинство присутствующих на Майдане не чувствовали необходимости кому-то подчиняться.

Трех глав парламентских оппозиционных фракций - Виталия Кличко, Олега Тягнибока и Арсения Яценюка - на Майдане не раз освистывали, а слова никому не известного сотника Владимира Парасюка, произнесенные со сцены в правильный момент, были встречены гораздо лучше, чем речи политиков с многолетним стажем.

В каких-то случаях отсутствие лидеров мешало Майдану: в середине января Вече просто требовало от тех, кто вышел на сцену, выбрать "главного", а когда этого так и не произошло, толпа отправилась на ничем не примечательную до этого момента улицу Грушевского...

Самоорганизация и импровизация

Попытка выбрать "политбюро протеста", сформировав "Объединенный "Майдан", провалилась - как из-за хаоса и взаимного недоверия, так и потому такая структура банально не успевала за событиями, происходившими на улице.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Протестующие на Майдане регулярно освистывали лидеров оппозиции

"Мне кажется, что одним из самых масштабных "убийц" на Майдане стала импровизация. Очень многих смертей можно было бы избежать, если бы там был порядок - даже такой как в 2004-м", - говорит Владимир Вятрович, который во время первого Майдана был одним из основателей гражданской кампании "Пора", а сейчас работает руководителем Института национальной памяти.

Зато на обоих Майданах впечатляющими были масштабы самоорганизации протестующих. Поставка продуктов и теплой одежды для "майдановцев", сбор средств, готовность выделить место для ночлега митингующих - все эти составляющие инфраструктуры протеста часто организовывались в обход формализованных структур.

Второй Майдан, который проходил на совершенно новом этапе развития соцсетей, стал мощным локомотивом развития волонтерского движения на Украине.

Многие организации, которые сейчас помогают украинским солдатам в зоне АТО, возникли именно на Евромайдане.

Кровь на Майдане

Мирный протест, во время которого в центре Киева не было разбито ни одного стекла, не было сожжено ни одного автомобиля, не говоря уже о человеческих жертвах, - а именно таким был Майдан-2004, - не удалось повторить через девять лет.

Владимир Филенко объясняет: "В 2004-м мы имели дело с Кучмой, который не перешел границ, а в 2014-м был Янукович, который их преступил".

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption В конце февраля 2014 года столкновения превратили Майдан Независимости в пожарище

Это, возможно, самый главный, но неполный ответ на вопрос, почему второй Майдан в целом был более жестким и агрессивным.

Дело в том, что по-настоящему массовым Евромайдан стал после акта насилия - избиения "Беркутом" нескольких десятков студентов, ночевавших на Майдане в ночь на 30 ноября прошлого года.

"Те, кто отстаивал применение ненасильственных методов, были скомпрометированы. Люди говорили: нас бьют, а вы ничего не делаете, мы должны себя защитить, мы тоже должны прибегать к силовым действиям. Эта атмосфера способствовала тому, что призыв к насильственным действиям обрел поддержку", - вспоминает Владимир Вятрович.

Силу против Майдана перед кровавыми днями 18-21 февраля применяли несколько раз. А грубое избиение Татьяны Черновол, похищения и убийства активистов и перманентная угроза атаки силовиков постоянно держали Майдан мобилизованным.

Как следствие, на Майдане сформировались "сотни самообороны", члены которых открыто ходили в боевом обмундировании. Символами протеста стали коктейли Молотова и брусчатка.

Все эти вещи были бы немыслимы на Майдане-2004, который, тем не менее, тоже имел свою самооборону, составленную из бывших силовиков.

Показателен ответ Владимира Филенко на вопрос Украинской службы Би-би-си "Почему активисты первого Майдана не повалили памятник Ленину (монумент на киевской Бессарабской площади сбросили 8 декабря 2013. - Ред.)?"

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption После событий на Майдане спецподразделение милиции "Беркут" решили расформировать

"Одной из наших задач было, чтобы никто не погиб. Мы тогда очень боялись, что если на Майдане кто-то погибнет, то протест пойдет на спад, потому что у людей появится страх. С другой стороны, я помню свои ощущения как полевого командира. Мы с Тарасом (Стецкивым - Ред.) были теми, кто это все "замутил". Если бы погибли люди, то грех бы ложился на нас - это мы людей подняли, отвели, убедили, что так надо действовать. Для меня была персональная ответственность в этом смысле. Вся философия нашего Майдана сводилась к мирному протесту. И мы делали минимум действий, которые могли бы восприниматься как провокация", - рассказывает он.

Расследования и наказания виновных в убийствах членов "Небесной сотни" до сих пор остаются одним из невыполненных требований второго Майдана.

Только запад

Общей чертой обоих Майданов стало то, что их нельзя с полным правом назвать всеукраинскими движениями протеста.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Соединенные Штаты последовательно поддерживали оба Майдана

"И в 2004-м, и в 2014-м мы были свидетелями феномена определенного смещения активности на запад страны", - объясняет социолог Ирина Бекешкина.

"Можно даже сказать, что эти события в значительной степени были результатом действий запада и центра. Хотя люди с Востока также участвовали", - добавляет она.

Данные опроса центра СОЦИС свидетельствуют: в декабре 2004 года, в разгар первого Майдана о поддержке акциям протеста заявляли 49% опрошенных, а их противниками называли себя 44% респондентов.

Девять лет спустя в декабре 2013 года исследования СОЦИСа и соцслужбы "Рейтинг" показали похожее соотношение между сторонниками и противниками Евромайдана: 42 против 36 процентов.

Неизменными были и симпатии и антипатии мировых держав.

Россия отнеслась к обоим Майданам с нескрываемой антипатией: Владимир Путин в 2004 году дважды поздравил Виктора Януковича с избранием на пост президента, а в 2013-м назвал события в центре Киева "погромами".

Зато США и Европейский Союз в обоих случаях заявляли, что поддерживают право граждан на мирные собрания. Ряд американских и европейских политиков выступали со сцены Майдана, а официальный представитель Госдепа США Виктория Нуланд даже раздавала бутерброды протестующим в знак солидарности с ними американского народа.

Уйти с Майдана

После окончания Майданов - а практический смысл их существования после инаугурации Виктора Ющенко в 2005 году и назначения правительства Арсения Яценюка в 2014 году не был очевидным для большинства митингующих - организаторы обеих акций столкнулись со специфической проблемой - часть участников протестов отказывалась оставлять центр Киева.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption В 2014 году мирно завершить Майдан не получилось

В 2005-м конфликт между новой властью и людьми, с помощью которых она оказалась "на коне", удалось решить более-менее спокойно.

"Мы не могли зачистить Майдан течение двух месяцев. Ходили к людям, убеждали. Там был ряд людей, которые чего-то требовали - кто квартиру, кто еще чего-то. Ющенко в результате дал квартиру только бабе Прасковье (Прасковья Королюк - одна из прославившихся участниц первого Майдана - Ред.), но это было исключение", - говорит Владимр Филенко.

В 2014-м мирно завершить Майдан не получилось. Часть активистов еще в начале июня наотрез отказывалась не только сворачивать палатки с проезжей части Крещатика, но и покинуть здание горадминистрации, что ставило под угрозу инаугурацию новоизбранного мэра Киева Виталия Кличко.

Наконец, освобождение центра столицы от митингующих произошло с применением физической силы. Часть "майдановцев" до сих пор не поехали домой, а проживают в Киевской крепости.

Что дальше?

Многие активисты сегодня считают, что Майдан еще не закончился, и аргументируют это опытом девятилетней давности.

"Тогда люди сказали: мы свое дело сделали, и можем идти. Есть Ющенко, народный президент, он все решит, - говорит Владимир Филенко.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Активисты сегодня говорят, что Майдан еще не закончился

То, что в 2004 люди ушли с Майдана раньше, чем требовалось, добровольно отказались контролировать выполнение властью своих обещаний, наблюдатели называют едва ли не главной причиной последующего поражения "оранжевого" политического лагеря.

Второй Майдан сделал выводы из ошибок прошлых лет. Площадь не может перестать контролировать власть, потому что, какой бы она ни была, - она зажирается ", - продолжает Филенко.

Еще одна проблема первого Майдана, которую сейчас иначе решают активисты Евромайдана - это обновление политических элит за счет активных участников протестов.

Список тех, кого привел в большую политику "Майдан-2004", достаточно короткий: лидер партии "Пора!" Владислав Каськив, при президентстве Виктора Януковича курировавший нацпроекты, а сейчас оставивший публичную политику; заместитель председателя Львовского облсовета, комендант "Украинского дома" во время первого Майдана, Андрей Парубий - вот, пожалуй, и все.

Напротив, на недавних парламентских выборах в Раду выбрали ряд журналистов и гражданских активистов, появление которых в политической сфере еще год назад мог бы показаться фантастикой.

Наблюдатели дают противоположные оценки, как отразится такое обновление политических элит на качестве законодательной работы украинского парламента, но сами новоиспеченные депутаты обещают сделать все, чтобы ускорить реформы на Украине.

"Я хотел бы, чтобы следующий Майдан произошел не на улицах, а в парламенте", - говорит сегодня новоизбранный парламентарий Мустафа Найем.

Новости по теме