"Пятый этаж": что стало с дипломатическим языком?

  • 2 декабря 2014
  • kомментарии
Сергей Лавров Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Глава российского МИДа Сергей Лавров заявил, что Запад пытался "взять Россию на понт"

Заместитель министра иностранных дел России высказался в адрес западных политических лидеров, которые, по его словам, представляют собой "бесцветных менеджеров", не способных "мерить выше плинтуса", и уж точно не могут составить конкуренцию политикам прошлого.

О снижении стандартов мировой политики говорилось уже не раз - теперь пришло время поговорить и о стандартах дипломатического языка.

Ведущий передачи "Пятый этаж" Михаил Смотряев беседовал на эту тему с независимым аналитиком Юрием Федоровым.

М.С. Заместитель министра иностранных дел Василий Небензя посетовал на отсутствие фигур масштаба де Голля, Кеннеди, того же Рейгана, Коля или хотя бы Киссинджера. Надо сказать, что последние месяцы лексика, которую употребляют на Смоленской площади, поражает. То министр иностранных дел говорит, что западные страны пошли ва-банк и хотели взять нас "на понт". Есть и другие заявления, которые не идут по дипломатическому ведомству, г. Володин на Валдае недавно высказался "Есть Путин - есть Россия, нет Путина - нет России". Все это начинает напоминать если не Босха, то журнал "Крокодил" образца 70-х годов, не кажется вам?

Ю.Ф. У меня чаще возникают ассоциации с "Историей города Глупова", блестяще описанного Салтыковым-Щедриным. Что касается дипломатического языка, свойственного сегодня российскому МИДу, наверное, этот язык отражает общий культурный, цивилизационный, и прочий уровень российского истеблишмента. Если президент вошел в историю знаменитой фразой "мочить в сортире", то и дипломаты стремятся не отстать. Я вспоминаю, как господин Лавров, беседуя с кем-то из то ли американских, то ли британских коллег, высказался в духе нью-йоркской шпаны.

М.С. Это несколько странно. Владимир Путин, по роду предыдущей деятельности, не готовился стать президентом, он занимался другими делами. В то время как г. Лавров - кадровый дипломат с соответствующим образованием, что называется – старой школы.

Ю.Ф. Мне трудно сказать, в советское время я не очень часто общался с работниками тогдашнего советского МИДа. Но по моему опыту работы в МГИМО, язык всегда соответствовал уровню культуры советского общества. Он не слишком изменился и в современной России. Склонность к такому красочному языку была у многих и советских, и российских лидеров. Дело не в том, кто как излагает свои мысли. Сегодня в России популярны всякие нелепости, нелепые шуточки, например, г. Нарышкина, который посоветовал НАТО исключить США из этой организации. Нелепости, которые говорят сегодняшние российские лидеры, отражает то, как они понимают происходящее в современном мире. Это понимание, к сожалению, довольно далеко от действительности. И это печально.

М.С. С одной стороны, можно только радоваться, что член комиссии Государственной Думы по бюджету и налогам Евгений Федоров не является все-таки руководством страны. Тем не менее, это - Государственная дума, парламент страны, репрезентативный орган. Он затеял сегодня возбуждать уголовное дело против Центробанка за плавающий курс рубля. Цитата: "Центральный банк - это институциональный враг страны. Его начальство за рубежом, я исхожу из того, что он будет делать максимальное зло, все, чтобы курс рубля упал, процентные ставки росли". Такое заявление от этого конкретного депутата - не новость. С другой стороны, когда такая специфическая форма паранойи поражает страну на всех уровнях, начиная с президента и кончая народными избранниками, не приходится удивляться, что ликование по поводу "нашего Крыма" или эквивалентных вещей не утихает, хотя пошло на спад. Как Вы думаете?

Ю.Ф. К сожалению, Государственная дума, при том, что роль ее в современной политике незначительна, отражает тот менталитет, который господствует в истеблишменте вообще. Можно пожать плечами и сказать: депутат Федоров - странноватый человек, не будем обращать на него внимания. Плохо то, что, несмотря на все эти высказывания, никто из коллег не поставил вопрос о том, что он делает в парламенте Российской Федерации? Должен быть уважаемым органом. А г. Федоров постоянно, и не только он, высказывается в таком духе. Грызлов, когда он был спикером, прославился высказыванием "Госдума – это не место для дискуссий". Так оно и есть, сегодня это действительно не место для дискуссий. Это место, где с трибуны парламента люди изрекают всякие глупости. А другие им аплодируют.

М.С. Получается, что высказывания лидеров – это констатация состояния страны. Имеет смысл вернуться к цитате г.Небензя. Где в западном мире ровня нашему президенту, спрашивает замминистра. Не вижу ни одного. Это можно обсуждать в категориях культа личности, который приближается к туркменскому десятилетней давности. Можно говорить также, что это такие высказывания делают не потому, что это кто-то диктует. Необходимость восхвалять действующее руководство и лично президента страны берется откуда-то еще. Это из генетической памяти? Или какие-то сиюминутные механизмы?

Ю.Ф. Это соответствует менталитету российского народа вообще. Если посмотреть, каких лидеров хочет тот или иной народ, то или иное общество, можно много сказать о том, что это общество собой представляет. Мне кажется, что у г. Небензи в качестве идеального лидера - некто скачущий на белом коне с шашкой в руках. Такого рода лидеры популярны в обществах, которые находятся на очень отсталом уровне развития. В современной Европе популярны лидеры, которые решают конкретные задачи, не такие красочные. Нормальные менеджеры. Для российского истеблишмента лидер - это вождь, который должен их куда-то вести, чего-то преобразовывать, кого-то громить, что-то строить. А в нормальном обществе - правительство, лидеры - люди, решающие иногда простые, иногда сложные проблемы. Но не стремящиеся к чрезвычайным свершениям. В этом глубокая разница в психологии российского мира и мира европейского.

М.С. Но сложно сравнивать нынешнюю плеяду лидеров западноевропейских или американских с их предшественниками – Маргарет Тэтчер, Уинстоном Черчиллем. Но система действовала та же, что и сейчас. Они были те же самые наемные менеджеры.

Ю.Ф. Но все-таки ситуация в Европе была не совсем такая. Черчилль - прекрасный лидер военного времени. Он сделал для Великобритании во время войны безумно много. После войны, когда сменились задачи, которые стояли перед обществом, Черчилль проиграл выборы. На его место пришел человек, гораздо менее харизматичный, но в то время британскому обществу казался наиболее подходящим. Маргарет Тэтчер вошла в историю тогда, когда она смогла сформулировать новые подходы к решению очень острых проблем, стоящих перед страной в 70-е годы. Можно вспомнить Конрада Аденауэра, с деятельностью которого связано создание ФРГ и ее становление в современном качестве. Вацлава Гавела, без которого трудно представить себе историю Чехии. В последние 20 лет в значительной мере его личность, убежденность, харизма очень много значили для Чехии в то время.

М.С. Но вспоминать это приходится в прошедшем времени. Что касается Владимира Путина, это происходит в нашем настоящем. В заключение совет, данный в свое время Александром Подрабинеком, чиновником МИДа: "Не надо звенеть монистой и парафинить беспонтово. И вообще, хватит восьмерить, а не то попадете в непонятки и придется ломиться за пределы".

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме