Друг Бута в последнем слове давил на жалость

  • 6 декабря 2014
Ричард Чичакли Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Чичакли свою вину полностью отрицал и защищал себя в суде самостоятельно

Бывший партнер и друг россиянина Виктора Бута, 55-летний Ричард Аммар Чичакли, признанный виновным в нарушений режима санкций и сговоре с целью отмывания денег и приговоренный к пяти годам заключения, произнес в суде почти полуторачасовое последнее слово.

Ему не удалось побить рекорд Вячеслава Иванькова по кличке Япончик, который проговорил в январе 1997 года 1 час 45 минут.

Судебный переводчик, минчанин Валерий Щукин периодически вызывал меня в коридор, чтобы посоветоваться, как перевести на английский мудреные слова, которыми щедро сыпал Япончик, например, "клеврет" или "вакханалия".

Впоследствии я спросил у Иванькова, откуда у него такой роскошный словарный запас. "У меня четыре высших образования!" - с гордостью ответил он.

Даже если бы это было так, Чичакли все равно заткнул Япочика за пояс: он заявил судье Уильяму Поули, что у него две докторских степени, шесть магистрских и девять дипломов бакалавра.

В отличие от Япончика, Чичакли выступал по-английски. Он говорил с заметным арабским акцентом, но по большей части вполне связно. Защищая себя сам, Чичакли большую часть времени говорил о себе в третьем лице, например, заявляя, что "для подсудимого это дело было кошмаром".

Иногда, впрочем, он делал исключения. "Я солдат армии США!" - несколько раз заявил судье Чичакли, который был в армии авиадиспетчером. Расчет оказался верным: судья учел это обстоятельство при вынесении приговора.

Примерное поведение

Поскольку в зале на сей раз уже не было присяжных, Чичакли, имеющий сирийское и американское гражданство, был не в костюме, в котором он щеголял на своем процессе, а в стандартном тюремном одеянии: темно-синей курточке, из-под которой выглядывала белоснежная майка, темно-синих шароварах и тапочках.

На макушке у него примостилась ермолка, а в зале присутствовали двое ортодоксальных евреев в шляпах, пришедшие его поддержать. Один, которого звали Шломо, спросил после приговора, сколько осталось сидеть Чичакли, получившему пять лет.

"Меньше трех", - сказал я, объяснив, что Чичакли уже провел в предварительном заключении два года и 20 дней. К тому же, оставшийся срок будет автоматически сокращен на 15% за примерное поведение.

Чичакли был привлечен к суду вместе с Бутом, в чьем ноутбуке следователи обнаружили компромат на обоих. Хотя россиянин был впоследствии исключен из этого дела, его имя звучало на суде постоянно.

Чичакли заметил после краткого выступления прокурора Иана Макгинли, что тот упомянул в нем Бута 31 раз, а его - всего четыре.

Оба они попали под американские санкции за поставки оружия режиму президента Либерии Чарльза Тейлора, причастность к которым Чикакли отрицает. "Я не имел ни малейшего отношения к Либерии!" - заявил он в своем последнем слове.

Тюремный киоск

Санкции, наложенные управлением по контролю над иностранными активами минфина США (OFAC) означали, что американцы не имеют права ни на какие транзакции с их объектами. Как было заявлено на суде, это означает, что объекту санкций нельзя даже продать гамбургер в "Макдоналдсе".

Перед вынесением приговора Чичакли давил на жалость, постоянно напоминая судье, что до отмены санкций он не сможет ни покупать гамбургеры, ни устраиваться на работу, тем более, что его бухгалтерскую лицензию аннулировали все штаты, в которых она у него имелась.

"Что мне делать? - жалобно спросил осужденный судью. - Мне не на что будет жить!"

Прокурор Макгинли парировал, что Чичакли пользуется тюремным ларьком, получив на это лицензию OFAC, и ничто не помешает ему запросить точно такую же в будущем. Судья приказал Чичакли озаботиться этим вопросом еще до освобождения.

Чичакли с Бутом обвинялись в том, что пытались закупить в США гражданские самолеты Boeing 727, Boeing 737 и McDonnell Douglas 83 для принадлежавшей им авиакомпании Samar, зарегистрированной в Таджикистане, а также авиакомпании Mega Air, которой, по словам прокуроров, владел брат россиянина Сергей Бут.

В общей сложности они перевели продавцам из-за границы более 1,7 млн долларов. От продавцов было скрыто то обстоятельство, что покупатели находились под американскими санкциями и не имели права делать покупки в Америке, а американцы не имели права ничего им продавать. Продавцы были вынуждены нанять адвокатов - их услуги обошлись в 70 тыс. долларов.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Виктор Бут отбывает 25-летний тюремный срок в США за контрабанду оружия

Ноты Рахманинова

После того, как Бута арестовали в 2008 году в Бангкоке за сговор с целью продажи крупной партии оружия колумбийским повстанцам из группировки ФАРК, которую США и ЕС внесли в список террористических, следователи узнали из его ноутбука о попытках приобрести самолеты в США.

Чичакли в тот момент давно находился за границей, покинув США еще в 2005 году из-за санкций и связанныого с ними обыска.

Как заметил судья, жизнь Чичакли в одночасье изменилась: "Из представителя среднего класса он превратился в парию. Он стал по сути дела бродягой, жил в Сирии, Египте, России и еще бог знает где, и, наконец, осел в Австралии. В его паспорте столько штампов о въезде и выезде, что он похож на ноты Рахманинова. Я ничего подобного сроду не видел".

OFAC заморозило 1,7 млн долларов, переведенных в США. По словам прокуроров, Чичакли под чужим именем пытался получить эти деньги обратно. Обвинение квалифицировало это как попытку помешать расследованию.

9 января 2013 года Чичакли, живший в Австралии под именем Джехад Альмустафа и зарабатывавший уборкой помещений и торговлей столовыми приборами через интернет, был арестован.

Он пытался устроиться в местную полицию и должен был сдать отпечатки пальцев, по которым его и выявили как находящегося в розыске. В мае его экстрадировали в США, а в декабре признали виновным в нарушении санкционного закона и мошенничестве.

"Лжец и мошенник"

Как заметил прокурор Макгинли, в своем последнем слове Чичакли не выразил раскаяния и изо всех сил уклонялся от сути дела.

"Он рад поговорить о чем угодно, кроме фактов", - сказал прокурор и перечислил некоторые из них, в частности, электронную переписку с Бутом о создании авиакомпании Samar и другие "неопровержимые улики, извлеченные из компьютера Виктора Бута".

"Подсудимый - лжец и профессиональный мошенник!" - резюмировал Макгинли.

"Я не могу стоять здесь и заявлять, что я сожалею о содеянном, поскольку то, что я сделал, не было незаконным! - парировал Чичакли. - Я всегда говорил, что это политическое дело".

Хотя прокуратура требовала для Чичакли девяти лет тюрьмы, судья сказал, что учтет его попытки сотрудничать со следствием, состояние здоровья, службу в армии и то, что речь идет о преступлении, не связанном с насилием.

Кроме тюремного заключения, Поули приговорил Чичакли к двум годам надзора, штрафу в размере 1,7 млн долларов и выплате компенсации потерпевшим в размере 70 тыс. долларов.

Приговоренный выглядел довольным тем, что выторговал себе меньший срок, и на прощание весело махнул рукой Шломо и чернокожему блогеру Джорджу Мэппу, который регулярно навещал его в тюрьме.