Узбекистан призывают освободить политзаключенных

  • 19 декабря 2014
Узбекистан
Image caption По мнению правозащитников, жертвами борьбы с исламистами подчас становятся невинные люди

Международная правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) и Ассоциация по правам человека в Центральной Азии выступили с совместным заявлением, в котором потребовали от властей Узбекистана освободить всех политзаключенных и провести независимое расследование причин смерти 37-летней гражданки Таджикистана Нилуфар Рахимджановой, скончавшейся в узбекской тюрьме.

Нилуфар Рахимджанова скончалась при невыясненных обстоятельствах в женской колонии Узбекистана в сентябре этого года. Молодая многодетная мать была осуждена по обвинению в терроризме.

Ее смерть вызвала большой резонанс и послужила поводом для многочисленных дискуссий о правомерности действий властей центральноазиатских стран в борьбе с исламским терроризмом.

В совместном заявлении правозащитников сказано, что в узбекских тюрьмах отбывают наказание тысячи людей, в том числе гражданские и оппозиционные активисты, журналисты и религиозные деятели, осужденные по политически мотивированным обвинениям.

"Узбекские власти помещают в тюрьму и подвергают пыткам политических активистов, независимых журналистов и других мирных деятелей. Властям необходимо освободить всех тех, кто незаконно заключен в тюрьму за мирное осуществление основных прав", - заявил Стив Свердлов, правозащитник HRW.

Амнистия не для всех

7 декабря в Узбекистане была объявлена амнистия, на которую родственники заключенных возлагали большие надежды.

Однако, по сообщению HRW, многолетний опыт прошлых амнистий показывает, что политзаключенные редко подпадают под амнистию, даже в том случае, когда они соответствуют всем критериям для освобождения.

Image caption Нилуфар Рахимджанова (на фото слева) скончалась в тюрьме при невыясненных обстоятельствах (фото из семейного архива)

Уголовные дела против политзаключенных обычно не пересматриваются, а приговоры остаются без изменений.

В сентябре этого года HRW выступила с докладом, в котором было сказано, что политические заключенные в Узбекистане подвергаются "неописуемым издевательствам", включая пытки и нечеловеческие условия жизни в тюрьме.

По оценкам HRW, в настоящее время узбекские власти содержат за решеткой около 12 тысяч политических заключенных.

Как сообщается в докладе, журналисты и оппозиционеры, критикующие правительство, приговариваются к длительным срокам заключения, которые затем продлеваются без всяких оснований.

"Пытки не используются"

Позиция узбекских властей заключается в том, что в стране нет политзаключенных, а пытки давно не используются. Сотрудники правоохранительных органов, которые нарушили закон и подвергали людей пыткам, сами, по словам властей, сидят в тюрьме.

"Некоторые из несправедливо осужденных - пожилые люди, и состояние их здоровья вызывает опасение. Власти Узбекистана должны применить амнистию по отношению к этим людям, чтобы те не потеряли еще один день за решеткой. У меня есть сведения о 14 правозащитниках, пяти журналистах, трех религиозных деятелях и еще шести гражданских активистах, которые были свидетелями андижанских событий 13 мая 2005 года, когда были расстреляны сотни мирных демонстрантов. Они сейчас отбывают наказание в узбекских тюрьмах", - рассказала Надежда Атаева, президент Ассоциации по правам человека в Центральной Азии.

Между тем, известный оппозиционный деятель Таджикистана, журналист и богослов Сайидюнус Истравшани, обратившийся в Совет по правам человека ООН с открытым письмом с просьбой о проведении международного расследования причин смерти его жены Нилуфар Рахимджановой, надеется, что виновные в смерти его супруги понесут наказание.

37-летняя Нилуфар Рахимджанова была задержана сотрудниками узбекских спецслужб в ноябре 2011 года в Ташкенте, куда она приехала к брату для участия в свадебных торжествах.

Официальным поводом для ее ареста стал незаконный переход через таджикско-узбекскую границу. Между двумя странами действует визовый режим, введенный в одностороннем порядке Ташкентом в 1999 году.

Однако граждане двух стран нередко обходят строгие правила получения виз и переходят границу, заплатив пограничникам.

Обвинила мужа

Сама Нилуфар последние годы проживала со своей семьей в Иране.

Во время следствия женщину уговорили выступить по государственному узбекскому телевидению и обвинить мужа в связях с группировкой "Исламское движение Узбекистана", включенной многими странами в списки террористических организаций. Как рассказала правозащитница Надежда Атаева, следователь обещал Нилуфар, что таким образом она попадет под амнистию и выйдет на свободу.

Image caption Исламский богослов Сайидюнус Истравшани остро критикует власти Узбекистана и Таджикистана

Однако получить амнистию Рахимджановой не удалось. Суд приговорил ее к 10 годам заключения по обвинениям, включавшим терроризм и шпионаж в пользу Таджикистана. На суде она призналась, что ее заставили дать показания против мужа и отца в обмен на свободу.

Три года спустя Рахимджанова скончалась. Узбекские власти отказались выдать тело женщины мужу и отцу в Таджикистан. Тело Нилуфар выдали ее брату в Ташкенте на условии, что оно будет быстро предано земле без проведения судебно-медицинской экспертизы. Точную причину ее смерти установить не удалось.

Отец и муж погибшей - оппозиционный деятель Сайидюнус Истравшани и влиятельный богослов Домулло Истравшани - открыто критиковали власти Узбекистана и Таджикистана.

Не первый случай

"Моя жена не страдала какими-либо хроническими заболеваниями. Родственники, навестившие ее за два месяца до смерти, говорили, что она была здорова и не жаловалась на плохое самочувствие. Нам не дали возможности провести независимую судмедэкспертизу. Но примерно через месяц после смерти жены тюремные власти передали нанятому нами адвокату свидетельство о смерти, в котором сообщалось, что Нилуфар повесилась", - рассказал Русской службе Би-би-си Сайидюнус Истравшани.

"Когда люди лишены свободы, ответственность за их судьбы лежит на властях, которые должны гарантировать им право на жизнь и физическую неприкосновенность. Международное право требует от правительств обеспечения беспристрастного расследования смерти заключенного, независимо от предполагаемой причины. Проведение таких расследований обеспечит безопасность других заключенных", - говорится в совместном заявлении HRW и Ассоциации по правам человека в Центральной Азии.

Смерть Нилуфар Рахимджановой – не первый случай гибели осужденных по "религиозным делам" в тюрьмах Узбекистана и Таджикистана.

Власти стран региона серьезно опасаются активизации подпольных религиозных организаций. Их сторонников задерживают и в Таджикистане, и в Узбекистане, и в Киргизии. Есть опасения, что они распространяют свои идеи в местах заключения, в связи с чем из тюрем выходит больше исламистов, чем туда отправляется.

Жертвы борьбы с исламистами

Правозащитники утверждают, что жертвами борьбы с исламистами все чаще становятся простые, невинные люди, вся вина которых заключается только в том, что они следуют традиционным исламским обрядам и выполняют религиозные предписания.

В последние годы число арестов и судебных разбирательств по "религиозным делам" в Таджикистане и Узбекистане возросло в десятки раз. За последние годы несколько сотен человек в этих странах осуждены по обвинению в терроризме и шпионаже.

Правозащитники отмечают множественные нарушения при проведении следствия по "религиозным делам".

По мнению наблюдателей, власти нередко намеренно преувеличивает влияние небольших и малоизвестных исламистских группировок, пытаясь таким образом подчеркнуть важность своей роли в регионе в глазах Запада.

Однако неэффективные силовые действия властей лишь множат число сторонников радикальных исламистов.

Новости по теме