"Пятый этаж": нападение на Charlie Hebdo и политика

  • 8 января 2015
Демонстрация Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Ждет ли нас всплеск анти-исламских настроений в либеральной Европе?

День траура по жертвам нападения на сатирический журнал Charlie Hebdo во Франции был отмечен новой волной насилия сразу в нескольких городах страны.

В Париже вооруженный мужчина убил сотрудницу полиции и тяжело ранил еще одного человека, после чего скрылся. Во французском городе Вильфранш-сюр-Сон неподалеку от Лиона произошел взрыв рядом с мечетью. Ночью нападениям подверглись мечеть и молельный дом в разных районах страны.

Стоит ли ждать более мощного всплеска анти-исламских настроений в либеральной Европе?

Ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев беседовал об этом с французским политологом и правозащитником Алексеем Прокопьевым.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

М.С. Столько событий произошло за последние сутки - хватит на то, чтобы обсуждать много месяцев, а то и лет. Если посмотреть реакцию - с одной стороны, страна объединилась, люди с плакатами на улицах, заявления лидеров ближайших и других стран, даже Владимира Путина, хотя российский МИД несколько дезавуировал его заявление, предложив Европе перестать использовать двойные стандарты и бороться с терроризмом по-настоящему. С другой стороны – серия нападений, пока без человеческих жертв и даже без заметного ущерба, на те заведения, которые напрямую ассоциируются с исламской религией. Судя по всему, это только начало. Как быстро улягутся страсти и улягутся ли они?

А.П. Вчера вечером и сегодня действия французов характеризуются эмоциями. Скорбь по погибшим, солидарность с известной сатирической газетой Charlie Hebdo, которая всегда все и всех критиковала. Иногда было смешно, иногда не очень, но вчера на огромных митингах - на площади Республики в Париже, в других городах, сегодня в полдень во время минуты молчания, которая прошла везде, в школах, учреждениях, во всех городах чувствовалась сплоченность французской нации, республики против варварства и за свободу. Слова "свобода и демократия" звучат очень часто, это главные лозунги, самые важные сейчас. В ответ на варварство, в ответ на желание заставить журналистов замолчать, миллионы французов отвечают "нет, мы не будем молчать".

М.С. Давайте поставим это в контекст. Например, электоральные успехи Мари Ле Пен.

А.П. Партия Мари Ле Пен сделала сегодня несколько заявлений. Они заявили утром, что Мари Ле Пен требует референдума для возвращения смертной казни, а час назад Мари Ле Пен прервала день национальной скорби (так президент Франции и премьер-министр назвали сегодня, день национальной скорби, а в воскресенье будет марш национальной скорби), когда политические партии договорились не вступать в полемику. Она же сказала, что национальное единство – это политический маневр. По реакции в социальных сетях, некоторые ее сторонники поддержали ее, но некоторые от нее отворачиваются, считают, что именно она использует вчерашнюю трагедию в политических целях. То, что произошло у мечети - трагическое последствие вчерашнего теракта, но это действия отдельных не вполне уравновешенных людей. Полиция с этим разбирается. По той информации, которая у нас имеется, это не запланированная акция возмездия. Сейчас полиция мобилизована на предотвращение дальнейших событий такого типа, которые не поддерживаются большинством французского общества. Уже было сделано несколько заявлений, которые сильно критикуют такие методы.

М.С. В обычных условиях граждане не бросают тяжелые предметы в направлении исламских культовых зданий. Я недаром попытался связать эти события. В последние годы наблюдается беспрецедентный рост популярности правых партий, не только во Франции, но и во всей Европе и на Британских островах тоже. А разрозненные явления всегда так начинаются, потом находится человек, который возглавляет это движение и скоро в парламенте появляется значительное представительство ультраправых. Такой сценарий маловероятен?

А.П. Популярность партии Мари Ле Пен, то, что они добились очень высокого результата на последних европейских выборах, на последних муниципальных выборах, в марте опять будут выборы, и у них, по всем опросам, рейтинг очень высокий – это факт, к этому надо еще добавить безработицу. Мари Ле Пен считается менее радикальной, чем ее отец, который управлял партией еще несколько лет назад, но после того, как она возглавила партию, она смогла расширить электорат. Да, в обычное время граждане не сжигают религиозные здания и не бросают в них камнями. Но такие случаи уже были. Да, то, что случилось после нападения на газету, можно счесть определенным возмездием, но можно надеяться на полицию, на ум и ответственность политических лидеров, все из которых, кроме Мари Ле Пен, призывают к национальному единению и к сплоченности нации после этой трагедии, которая шокировала многих французов. Те демонстрации, которые мы видели вчера и сегодня, указывают на сплочение нации против террора. Делать предсказания о том, что произойдет в ближайшие дни, невозможно, ситуация очень сложная, имеется высокий накал эмоций, которые у некоторых выливаются в насилие. Полиция, по последним данным, уже окружает подозреваемых, и можно надеяться, что это несколько успокоит эмоции.

М.С. Памятуя недавнюю историю Франции: 7% мусульман от 66 млн населения Франции, самое большое в Европе, социальное положение у большинства низкое, проживают они компактными анклавами, все предпосылки для противостояния на этнической и религиозной основе налицо. Уже и пригороды Парижа горели, и другие случаи. Мировая обстановка в целом подогревает межрелигиозное противостояние - и на Ближнем Востоке, и в европейских странах, откуда в Сирию прибывают новые желающие отрезать головы. Так просто, усилиями полиции, это может и не закончиться, поскольку потенциал для противостояния гораздо выше, чем несколько лет назад.

А.П. Такой потенциал, к сожалению, существует во многих европейских странах, вопрос в том, будет ли кто-то его эксплуатировать. Мне нынешняя ситуация во Франции напоминает не 11 сентября 2001 года в США, а ситуацию в Норвегии после катастрофы в Утёйя. Тогда норвежский премьер-министр сказал, что ответом на это будет еще больше демократии, толерантности и гуманизма. Я надеюсь, что мы ответим гуманизмом на террор, насилие, и это изменит ситуацию к лучшему. Конечно, возможен и другой сценарий, но мы призываем политических деятелей к ответственности, чтобы они смотрели на ситуацию здраво. Есть предпосылки, насилие, общий климат страха и ненависти в обществе. Но то, как вчера французы ответили на террор лозунгами солидарности и демократии, вызывает оптимизм.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме