Воспоминания участников Майдана: "Все зависело от нас"

  • 16 февраля 2015
  • kомментарии
Майдан Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption На Майдане во время событий 18-20 февраля были убиты или смертельно ранены по меньшей мере 98 протестующих и 17 сотрудников правоохранительных органов

"Они были мужественные и обреченные. Из балаклавы были видны глаза. Я думаю, они понимали, что будет дальше".

Протестующие, которые были на Майдане 18-20 февраля прошлого года, делятся своими воспоминаниями, рассказывают, как эти дни изменили их жизни, и думают о том, как нужно почтить память погибших.

Оксана Новосельская, бухгалтер

Image caption Оксана Новосельская: "Я чувствовала, что от меня что-то зависит"

О себе говорит: "На баррикадах не стояла, в палатке не ночевала, камни не бросала". Была на Майдане в ночь на 19 февраля и днем 20 февраля.

Самое сильное впечатление

В ночь на 19 февраля я откликнулась на призыв приехать на Майдан, потому что его могли разогнать. Я понимала, что 10 тысяч человек гораздо труднее разогнать, чем тысячу.

Ночью, в перерывах между выступлениями Евгения Нищука со сцены читали молитвы. Было жутко.

Горел Дом профсоюзов, пылал все больше и больше. Было видно, что там остаются люди. Они от огня бежали на верхние этажи и светили мобильными телефонами, показывали, где они, чтобы их могли спасти. Я не знаю, кого из них спасли.

20 числа днем людей было не очень много. Но врезалось в память: смотришь вокруг и видишь одних мужчин. Молодые, пожилые, средние, здоровые, все. Раньше так бывало, когда приходила на футбол. Женщин все же отсылали. Было заметно, что ситуация действительно тревожная.

Как эти дни повлияли на мою жизнь

Что дал мне этот Майдан? Я чувствовала, что от меня что-то зависит. Когда я туда ехала, то чувствовалась ответственность момента. Сейчас идет война, я сижу в Киеве, могу переживать и волноваться, но на войну не поеду, потому что мне 55 лет. А тогда был такой момент, когда все действительно зависело от людей, которые должны были выйти на улицы.

Как почтить память погибших

Конечно, мы должны чтить и помнить своих героев, но не думаю, что нужно сейчас ставить большой памятник. Сейчас идет война и надо больше концентрироваться на том, как вести себя в военных действиях. Еще недостаточно времени прошло, чтобы принять правильное решение о том, как почтить память героев.

Алексей Балко, менеджер по продажам

Image caption Алексей Балко: "Ничего не изменилось. Это самая большая проблема"

Ходил на Майдан почти каждый день после работы - носил дрова, шины, принимал участие в митингах.

Самое сильное впечатление

Больше всего шокировало то, что люди сознательно лезли под пули. Я был на Институтской через несколько часов после расстрелов. Видел эти пятна крови. Ну, кто с голыми руками лезет на людей с автоматами? Поразила эта отвага. Или отчаянность. На передовой были самые отважные.

Как эти дни повлияли на мою жизнь

Я не могу сказать, что я глобально начал смотреть по-другому на вещи. Но для себя в быту я решил, что не буду давать взяток. Раньше я давал взятки гаишникам. Когда официальный штраф 500 гривен и надо еще куда-то ехать, чтобы заплатить его, проще было дать 200 гривен. Сейчас принципиально этого не делаю. Стараюсь не нарушать.

Решил следить за собой, не сорить. Если нет возможности изменить что-то к лучшему, то хотя бы не сорить, не усугублять ситуацию.

Началось волонтерское движение, и мы с друзьями помогаем армии, перечисляем деньги. После того, как такое увидишь, что-то меняется в человеке.

Как почтить память погибших

Мне кажется, что переименование улиц и памятников - это все хорошо, но, думаю, что самая лучшая память для людей, которые погибли, это осуществить то, за что они боролись. Они во многом боролись не против Януковича, а против этой системы, несправедливости, взяточничества, безразличия, бесправия. Ничего не изменилось. Это самая большая проблема.

Кен Стюарт, гражданин Великобритании, преподаватель английского языка

Image caption Кен Стюарт: "На удивление, страха не было"

Поддерживал протесты, приносил еду, выступал со своей музыкальной группой со сцены Майдана. 19-20 февраля был среди митингующих, помогал укреплять баррикады.

Самое сильное впечатление

20 февраля я видел, как прямо у "Макдональдса" на Майдане снайпер застрелил парня. Не знаю, откуда был выстрел. В этом месте было довольно людно, и я не знаю, почему целились именно в него. Было несколько выстрелов, я понимал, что могут выстрелить и в меня. Хотелось куда-то отойти, но, на удивление, страха не было. Казалось, что никто вокруг не боится. Воздух был наэлектризован решительностью. А вокруг полно журналистов с камерами, которые все это снимали на видео, и это делало всю сцену несколько сюрреалистической.

Еще заметил, что в целом в те дни на Майдане было довольно мало людей.

Как эти дни повлияли на мою жизнь

Я тяжело отреагировал на эти убийства, я не привык к такому. Я в жизни не видел войны. И видеть, как убивают людей, как на улицах лежат трупы, - прямо под дверью заведений, в которых я иногда бываю, на тротуарах, по которым я хожу, - это было трудно. Несколько следующих недель мне было сложно свести это все вместе. И я до сих пор много об этом думаю. Это ужасно. Но я понимаю, что большинство из нас, людей, все-таки довольно хорошие. И мы двигаемся дальше.

Как почтить память погибших

Стране нужны герои. И вместо того, чтобы рассматривать их как жертв, думаю, нужно развивать идею Небесной сотни. Как по мне, было бы правильно чтить их как людей, положивших свои жизни, пытаясь изменить страну. Нужно что-то такое, что позволит сохранить добрую память об этих людях. И когда в этой стране наступят перемены к лучшему, - верю, что так и будет, - эта легенда будет набирать силу, и люди будут воспринимать ее положительно. Но эту память нужно защищать, потому что другие страны будут пытаться придумывать что-то противоположное, как они сделали это со Степаном Бандерой.

Татьяна Давиденко, фотограф, преподаватель экологии

Image caption Татьяна Давиденко: "Я до сих пор не могу смотреть на эти события по телевизору. Это такое отчаяние, непонимание"

Приносила на Майдан еду, помогала убираться.

Самое сильное впечатление

Это было 18 февраля, еще до расстрелов, когда "Беркут" погнал людей вниз к Октябрьскому дворцу. Лица мужчин. Они были мужественные и обреченные. Через балаклавы были видны глаза. Я думаю, что они понимали, что будет. 18-е число я помню поминутно. В этот день я была на Майдане с утра до ночи. Метро закрыли, и домой я могла добраться только пешком. Днем, когда начали штурм, мы стояли с подругой у того знака, который показывает расстояние до разных городов. Я взяла в руки кусок брусчатки. Мы встали рядом друг с другом и стояли. Было очень страшно.

Как эти дни повлияли на мою жизнь

Чтобы не сойти с ума, в эти дни мы с другом начали собирать деньги на лекарства для раненых. 20 февраля мы бегали по центру и искали эти деньги по друзьям, по знакомым, по чужим людям. Мы покупали лекарства и отвозили на Майдан. На меня это все повлияло очень сильно. 19 февраля, когда меня там не было, я сидела перед телевизором и плакала. Я до сих пор не могу смотреть на эти события по телевизору. Это такое отчаяние, непонимание. Сейчас мы адресно помогаем военным - это тоже эхо тех событий.

Как почтить память погибших

Помогать семьям, строить памятники и переименовывать улицы. Я считаю, что пока люди живут на улицах Постышева, Ленина и остальных, то это очень плохая для всех карма.

Олег Хаврук, интернет-специалист

Image caption Олег Хаврук: "Я начал помогать людям. Раньше у меня не было такой необходимости"

Покупал для митингующих продукты, одежду, лекарства и огнетушители.

Самое сильное впечатление

20 февраля я приехал на Майдан со стороны Михайловской площади. Там как раз сносили тела к "Макдональдсу". Это было такое сильное впечатление, что после этого я стал воспринимать все четче и спокойнее, перестал обращать внимание на какие-то мелочи. Все остальные потеряло яркость и остроту. Я понимал, что хуже уже не будет. Или мы все будем лежать там же на Майдане, или победим и все будет хорошо.

Прямо там, около убитых, были госпитали, которые открылись в кафе. Я пообщался с врачами и узнал, что им нужны шовные материалы, капельницы, скальпели. Возле моего дома есть специализированный медицинский магазин. Но у меня уже не оставалось денег. Тогда знакомый снял с банкомата существенную сумму, и с этими деньгами я поехал и закупил, все что мог.

Как эти дни повлияли на мою жизнь

Я начал помогать людям. Раньше у меня не было такой необходимости. Теперь я не могу видеть, когда кто-то говорит, что его брат идет на фронт в кедах, а сейчас мороз. Теперь я не прохожу мимо таких постов в соцсетях от тех людей, которых я знаю или которым я верю. Я сразу пишу: давайте будем помогать, будем его обувать, одевать.

Как почтить память погибших

Мне приятно за украинцев, что они почтили их память сразу после этих дней. Я видел в военных лицеях, в некоторых государственных учреждениях портреты Небесной сотни. Я считаю, что это правильно, достойно сделано. В дальнейшем надо определить день, в который мы будем вспоминать эти события и чтить память людей, отдавших жизнь за нашу свободу. Не стоит делать из этого дня "обязаловку", чтобы в школах все дети обязательно сдавали экзамен о результатах Майдана. Но надо, чтобы каждый из родителей не забыл своим детям рассказать, что произошло. Никто другой лучше этого не сделает.

Новости по теме