Британия и ислам: терпимости все меньше?

  • 25 февраля 2015
  • kомментарии
Мусульмане Лондона
Image caption Почти половина британских мусульман считают, что сталкиваются с дискриминацией на религиозной почве

Согласно опросу, проведенному по заказу Би-би-си, большинство мусульман Британии не одобряют насильственных действий против журналистов, публикующих изображения пророка Мухаммеда.

В то же время 27% респондентов в той или иной мере сочувствуют мотивам экстремистов, напавших на редакцию журнала Charlie Hebdo в Париже. И почти 80% глубоко оскорблены карикатурами на мусульманского пророка.

Почти половина британских мусульман считают, что сталкиваются с дискриминацией на религиозной почве, и что страна в целом становится менее терпимой.

Что с этим делать?

Ведущий передачи "Пятый этаж" Михаил Смотряев побеседовал с доктором социологии, преподавателем лондонского Кингс-колледжа Маратом Штериным.

M.C.: Хотелось бы начать с комментария бывшего заместителя министра иностранных дел, баронессы Варси, которая сама мусульманка. Она заявила, что политика правительства по борьбе с терроризмом не основана на реальном положении вещей. И сказала в интервью: "Мы не знаем, что приводит к радикализации молодых мусульман. У нас нет четкого ответа ни на один вопрос, поэтому мы не в состоянии принять правильные политические решения". После лондонских взрывов 2005 года проводилось много опросов, тогда с пониманием к мотивам подрывников отнеслась приблизительно четверть населения. Газеты писали об этом с ужасом. Сейчас картина похожа, ситуация не сделалась ни существенно хуже, ни лучше, хотя прошло 10 лет. За это время можно было, наверное, разобраться в том, о чем не знает баронесса Варси?

М.Ш.: Давайте дадим слушателям более полную картину того, что показал опрос. В первоначальной заставке не прозвучало ключевой цифры. 95% мусульман, опрошенных Би-би-си, выразили свою лояльность Британии. И абсолютное большинство считает, что Британия – толерантная страна. Теперь о вопросах. Не следует смешивать мусульман и ислам – это две разные вещи. Цифры 25% и 27% относятся к разным событиям. Одно дело – понимать мотивы терактов, другое – 27% понимают, чем могли быть движимы напавшие на редакцию журнала. Цифры вообще очень трудно интерпретировать. Мы не можем сказать, что имели в виду респонденты, которые отвечали, что они понимают нападавших. Это могло означать, что ислам, с их точки зрения, оскорбили. Или просто ответ на вопрос - почему вы нас спрашиваете? Да, мы понимаем, что за этим стояло.

М.С.: Результаты опросов за последние 10 лет: август 2006 года – 45 % высказались, что теракты 11 сентября задуманы американским и израильским правительством. Один из четырех британских мусульман считал, что взрывы в Лондоне 2005 года были оправданы из-за британской поддержки идущей тогда войны в Ираке. Хотя выборка была не очень репрезентативная, и этот опрос потом упрекали за это. Тогда же 30% британских мусульман заявили, что предпочли бы жить по законам шариата, 28% выразили надежду, что в недалеком будущем Британия станет фундаменталистским исламским государством. В том же году другой опрос показал, что только 7% британских мусульман сказали, что в первую очередь они граждане Британии, а уже потом мусульмане, 81% сказал наоборот. В 2009 году в результате опроса "Сивитас" выяснилось, что только 34 % молодых мусульман согласились, что Холокост действительно имел место. Викиликс передавало секретные сообщения, которые всплыли в массе других в 2010 году, на них не обратили особого внимания: 40% ничего не имеют против шариатского законодательства. Как эти цифры поставить в контекст?

М.Ш.: Их как раз надо поставить в контекст. Вы процитировали разные опросы. Я могу в ответ процитировать опрос Манчестерского университета 2010 года, где абсолютное большинство мусульман сказали, что они прежде всего британцы. В этом вопросе тоже мусульмане выразили свою лояльность Британии и сказали, что можно быть мусульманином и британцем одновременно. Вопросы, которые задают в этих опросах, интерпретируются мусульманами в определенном контексте, и только в контексте их можно понять. Мусульманам задают одни и те же вопросы, которые должны протестировать их лояльность, и они вызывают негативную реакцию.

М.С.: В последнем опроснике один из вопросов был такой: "Если человек из мусульманской общины замышляет насильственные действия, я сообщу об этом полиции". С этим согласны 94%. Но вообще результаты опросов – жуткая каша, и неудивительно, что британские исследовательские центры, которые этим занимаются, не могут сделать из этого выводы и сформулировать единую и долговременную политику, направленную против возможной радикализации исламского населения.

М.Ш.: По этим опросам, которые часто проводятся по сомнительным методикам, в которых задаются лобовые вопросы, респондентам дается небольшой выбор ответов, политику строить нельзя. Существуют другие методы, которые дают более корректные результаты. Мне кажется, важно, что 95% мусульман выражают свою лояльность. Остальное надо интерпретировать, выяснять смыслы.

М.С.: За последние десятилетия определенный элемент радикализации молодежи, в том числе и по религиозному признаку, имеет место. Возникает впечатление, что это тенденция. С этим надо что-то делать?

М.Ш.: Не совсем понимаю, что вы имеете в виду под "радикализацией". Действительно, выросло поколение мусульман, второе или третье в Британии, которое стало более политически активным, заявляет о своих правах. Это считать радикализацией? Этот процесс идет не только в мусульманской среде, его отмечают социологи, которые наблюдают процессы среди молодежи. Почему это происходит среди мусульман, совершенно очевидно. Эти люди выросли в Британии, восприняли британскую политическую культуру. Если же радикализация – что-то связанное с терроризмом и так далее, то это связь гораздо более сложная. Следует уйти от логики, что, поскольку теракты были совершены мусульманами, то они были совершены потому, что эти люди были мусульмане.

М.С.: Здесь я должен согласиться. Даже если террорист кричит "Аллах Акбар!", это не значит, что он отчетливо сознает, чего он пытается добиться. Говоря о радикализации, я не имею в виду очереди подростков к избирательным участкам. Я вспомнил Майкла Адеболаджо, который отрезал голову человеку только потому, что тот был британским военным.

С результатами опроса можно ознакомиться на нашем сайте.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме