Семья убитого таджикского оппозиционера боится расправы

  • 13 марта 2015
Кумриниссо Хофизова
Image caption Семья Умарали Кувватова надеется получить убежище в одной из европейских стран

Вдова убитого в Стамбуле таджикского оппозиционного политика Умарали Кувватова, проживающая в настоящий момент в Турции, в интервью Русской службе Би-би-си заявила, что боится за свою жизнь и жизнь своих детей, опасаясь расправы со стороны тех, кто убил ее мужа.

Кроме того, Кумриниссо Хофизова просит власти стран ЕС предоставить ее семье убежище. По ее словам, вернуться на родину они не могут, опасаясь преследования против них и оставшихся в Таджикистане родственников.

"Мы - свидетели жестокого преступления, особенно мой сын, который видел человека, стрелявшего в его отца. Он ездит на опознание. По его словам, составляется фоторобот. Я очень боюсь за жизнь моих детей, боюсь мести и расправы. Нас уже пытались отравить. Но вред могут причинить любым другим способом", - говорит Кумриниссо Хофизова.

Лидер таджикской оппозиционной политической организации "Группа 24" Умарали Кувватов был застрелен в ночь на 6 марта в Стамбуле несколькими выстрелами в упор - на глазах жены и детей.

"Никто не дает гарантий безопасности"

Известно, что преступники сначала попытались отравить оппозиционера и его семью, которая была приглашена на ужин к одному из сторонников "Группы 24" Сулаймону Каюмову. Однако яд оказался недостаточно сильным, и Кувватов смог вывести жену и детей, уже терявших сознание, на улицу, где политика поджидал наемный убийца, выстреливший ему в затылок.

"Мы выпили сок - очень горький на вкус. Через некоторое время нам всем стало плохо. Мой муж догадался, что нас отравили. Он буквально вытащил нас на улицу. Умарали хотел вызвать такси и поехать в больницу. Он пытался меня приободрить. Я услышала хлопок, а потом крики сына, что папу убили. Все было как во сне. Мы еле двигались, еле говорили, а потом больница, реанимация, похороны", - рассказывает Кумриниссо Хофизова.

Непосредственными свидетелями убийства стали 11-летний Абубакр и 6-летний Усмонали Кувватовы.

Три несовершеннолетних дочери Кувватова в день убийства находились на съемной квартире в Стамбуле, дожидаясь родителей.

Image caption Умарали Кувватов выступал с резкой критикой властей Таджикистана

"Я и мои сыновья после отравления чувствуем себя еще очень плохо. Постоянно чувствуется слабость и недомогание. Я была вынуждена раньше выписаться из больницы, потому что дочери оставались одни дома. Мне было страшно за них", - жалуется Хофизова в разговоре с корреспондентом Би-би-си.

Умарали Кувватов был похоронен в Стамбуле. Кумриниссо Хофизова рассказывает, что после смерти мужа они практически не выходят из дома, выезжая только в полицейский участок для дачи показаний и опознания возможных убийц: "Нам не дали охраны. Мы практически не выходим из дома. Не можем сходить в магазин, выбросить мусор. Мы боимся. Никто не дает нам гарантий безопасности".

Убежище в Европе

Кумриниссо Хофизова просит правительства европейских государств предоставить ей политическое убежище. По ее словам, на родине ее семья подвергнется преследованию со стороны властей, которых она считает ответственными за убийство мужа.

"Кто стоит за этим преступлением, определит следствие, но мой муж был одним из самых непримиримых критиков нынешних таджикских властей. Он очень много знал о том, что происходило в околовластных кругах. Бизнес моего мужа был захвачен у него людьми, имеющими родственные отношения с первыми лицами страны. И теперь я боюсь мести. Я боюсь за моих детей", - говорит вдова Кувватова.

Умарали Кувватов выступал с резкой критикой властей Таджикистана. Он эмигрировал из страны в 2012 году, сначала жил в Москве, но затем покинул Россию.

В конце 2012 года он был арестован по запросу Душанбе в ОАЭ, но позже его отпустили, после чего он переехал в Турцию. Таджикские власти неоднократно требовали у властей Турции экстрадиции опального политика.

В Таджикистане Кувватова обвиняют в мошенничестве, захвате заложников и присвоении чужого имущества.

Угрозы от спецслужб

Осенью прошлого года, после того как Кувватов призвал граждан Таджикистана провести массовые акции протеста, Верховный суд страны признал "Группу 24" экстремистской организацией.

Image caption Правозащитник Надежда Атаева считает, что опасения Кумриниссо Хофизовой имеют под собой достаточно оснований

В интервью Русской службе Би-би-си сам Умарали Кувватов признавался, что много раз получал угрозы от таджикских спецслужб.

Незадолго до смерти политик получил свидетельство Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев как лицо, ожидающее решения о статусе беженца.

"Семья убитого Умарали Кувватова имеет все основания получить статус беженца. Его супруга и дети не занимаются политической деятельностью, но в отношении них допущены и допускаются дискриминационные действия, которые ведут к угрозе их жизни. И факт отравления семьи - бесспорное доказательство этой версии", - объясняет президент Ассоциации по правам человека в Центральной Азии Надежда Атаева.

"Сам Умарали Кувватов неоднократно говорил об угрозах физического устранения. Со стороны правозащитных организаций к нему имелись справедливые претензии: нелегальное проживание, отсутствие регистрации и прописки, чужой паспорт. Но нужно понимать специфику региона. Все эти нарушения были допущены только из-за угроз безопасности. За ним велась слежка. И теперь мы понимаем, что все его опасения имели достаточно много оснований", - подчеркивает правозащитница.

Подозреваемые из Таджикистана

По подозрению в убийстве лидера запрещенной в Таджикистане "Группы 24" турецкие власти задержали пять человек - граждан Таджикистана.

Как стало известно, одним из первых был задержан уроженец Хатлонской области Таджикистана Сулаймон Каюмов. Сообщается, что подозреваемый прибыл в Турцию несколько месяцев назад и примкнул к сторонникам запрещенной в Таджикистане "Группы 24", возглавляемой Кувватовым. Родные Каюмова рассказывают, что он занимался предпринимательской деятельностью и в Турцию уехал по делам бизнеса, однако в правоохранительных органах Таджикистана эту новость опровергли.

Родные Умарали Кувватова и таджикские оппозиционные деятели связывают его убийство с его политической деятельностью, сомневаясь в озвученных в Таджикистане версиях преступления - месть со стороны бывших компаньонов по бизнесу или исламский след.

Новости по теме