До и после Крыма: новые правила геополитики?

  • 16 марта 2015
  • kомментарии
Транспаранты в цветах флага РФ в Симферополе 16 марта 2015 года Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption В Симферополе 16 марта прошел митинг, участники которого несли транспаранты в цветовой гамме российского флага

Владимир Путин рассматривал возможность применения ядерного оружия при аннексии Крыма в случае, если события "станут развиваться по негативному сценарию". Российский президент рассказал об этом в документальном фильме "Крым. Путь на родину", показанном в минувшее воскресенье.

Президент Путин также признался, что верит в то, что США были готовы вступить в войну за Крым. Обвинив при этом Запад в том, что в крымском конфликте он начал действовать с позиции силы, президент таким образом ясно обрисовал свой взгляд на современную геополитику.

Ведущий программы "Пятый этаж" Михаил Смотряев беседует на эту тему с независимым политологом Юрием Федоровым.

М.С. Мы обсудим несколько наиболее важных аспектов показанного вчера фильма по российскому телевидению. С геополитической точки зрения, один из важных моментов – ядерное оружие. Можно вспомнить недавнее интервью Михаила Горбачева журналу "Шпигель", где тоже об этом говорилось. Похожие сигналы, хотя и в завуалированной форме, посылались и раньше. А теперь говорится открыто?

Ю.Ф. Мне показалось, что он говорит об этом предельно цинично. Рассказ о том, как он принимал решение и давал указание аннексировать Крым, отправить туда военные формирования и так далее, чем он расписался в том, что дал команду совершить агрессию. Это международное преступление. Он испытывает некую гордость при мысли о том, как решительно он поступил. Но такую же гордость может испытывать и любой преступник, который провел удачный налет на банк.

Самое главное в том, что Путин признал, что готов был дать команду на применение ядерного оружия в чрезвычайной ситуации. Это неудивительно: единственное средство, которое есть сегодня у Кремля и которое позволяет надеяться на особый статус России в международной политике, – это ядерное оружие. Александр III говорил о том, что у России есть только два союзника – армия и флот. Путин сегодня может сказать, что у России есть только один союзник – ядерное оружие. Единственный козырь, который у него есть. Это создает опасную ситуацию для Европы и вообще для мира. Балансировать на грани ядерной войны крайне опасно. Помимо прочего, можно применить ядерное оружие по ошибке, или неправильно оценить действия противника или потенциального противника. А ядерная война в Европе – вещь понятная.

М.С. Сегодня появился очередной доклад американских политологов, из которого следует, что Москва совершила большой прогресс в модернизации ядерных и обычных вооружений, подготовке и профессиональных навыках армии. Дальше речь о модернизации военной доктрины и прочее. С тех пор, как был достигнут ядерный паритет, доктрина гарантированного уничтожения крепко засела в умах по обе стороны Атлантики, ядерные угрозы миру происходили из Северной Кореи, где есть одна или две боеголовки непонятного качества, или террористы с грязной бомбой, или ядерная программа Ирана – о гарантированном уничтожении речь не шла. Сейчас же Владимир Путин поменял свой взгляд на геополитические установки и роль в них России и сказал, что если у нас не хватит сил удавить вас танковой атакой, как предполагалось в 50-е годы, мы применим тактическое ядерное оружие. Это означает, что мир радикально изменился?

Ю.Ф. Печально признать, но вероятность ядерной войны в Европе велика. Даже ограниченная ядерная война в Европе легко может перейти в глобальный обмен ядерными ударами между Россией и США. Этот сценарий становится предметом рассмотрения экспертов и политиков, и средств массовой информации, и простого человека. Призрак ядерной войны опять бродит по Европе.

М.С. Сегодня было сделано два заявления: Ангелы Меркель в русле всех последних высказываний западных лидеров, что Европа не успокоится, пока Крым не вернут Украине. Но интереснее заявление Госсовета Китая, который высказался дипломатично, но сказал, что надеется, что ситуация может быть разрешена путем переговоров. Китай – это место, куда смотрит Москва, когда ее прогоняют из Европы. В советские времена был целый блок, сейчас же Россия одна. Китай тоже союзником никогда не был. Такое ощущение, что в Кремле этого не понимают?

Ю.Ф. Китай никогда и ни с кем в союз не вступал и делать этого не будет. Был короткий период после победы революции в Китае, в конце 40-х – начале 50-х годов, когда китайцы надеялись на военный союз с СССР в силу военной и экономической слабости. Но вообще Китай – самодостаточная страна, которая ориентируется только на свои собственные интересы. А соответствует ли китайским интересам назойливое стремление Москвы объявить Китай своим союзником? Безусловно, нет. Тому есть много причин. Экономически Китай заинтересован в торговле с Западом – США, ЕС, Японией. Торговля с Россией – незначительная часть внешнеторгового оборота Китая. Кроме энергоносителей и некоторых вооружений Китай сегодня от России ничего получить не может. И даже в российских углеводородах он не очень заинтересован, потому что есть интерес к поставкам сжиженного газа из Австралии, Индонезии, нефти с Ближнего Востока. А политически в Пекине чувствуют себя неуютно, когда страна, которая размахивает ядерной дубиной, объявляет себя их союзником. Это ставит китайское руководство в неприятное положение. Поэтому Пекин аккуратно пытается от Кремля отмежеваться.

М.С. Тогда Москва попала в огромную яму, потому что вряд ли кто захочет иметь отношения с государством, которое в любой момент может применить ядерное оружие, которого в стране много. Те государства, которые Россия считает союзниками, таковыми не являются. Геополитическая атмосфера в мире очередной раз ухудшилась, методы XIX века больше не работают.

Ю.Ф. Произнеся слова о возможности применения ядерного оружия, Путин поставил Запад перед необходимостью принимать меры по нейтрализации этой угрозы. Как Запад это будет делать - я не знаю.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме