"Пятый этаж": США предупреждают Иран по поводу Йемена

  • 9 апреля 2015
  • kомментарии
Йемен после авиаударов сил коалиции во главе с Саудовской Аравией Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption В Йемене последнее время усилились бои между повстанцами–хуситами и ополчением, лояльным президенту Абд Раббу Мансуру Хади

Рост напряженности в Йемене выходит на новый виток.

Госсекретарь США Джон Керри предупредил Иран о недопустимости помощи повстанцам-хуситам.

Это выступление Вашингтона кажется особенно знаменательным после еще недавно казавшегося дипломатическим триумфом достижения договоренности между Ираном и странами Запада.

С помощью профессора кафедры современного Востока факультета истории политологии и права РГГУ, эксперта Института Ближнего Востока Григория Косача ведущий программы "Пятый этаж" Александр Кан пытается разобраться в сложном клубке политических, экономических и военных интересов многих держав региона, центром которого стали события на севере Йемена.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

А.К.:Добрый вечер, в студии "Пятого этажа" Александр Кан, и сегодня обсудить последние события в Йемене и вокруг него мы пригласили профессора кафедры современного Востока РГГУ, эксперта Института Ближнего Востока Григория Косача. Добрый вечер. Боевые действия в Йемене продолжаются уже не первый месяц. Ситуация там настолько запутанная, что неспециалисту разобраться в ней непросто. Прежде чем перейти к анализу, я хотел бы поговорить об этом заявлении Джона Керри. Не могли бы вы коротко обрисовать ситуацию, дать расклад сил: кто кому противостоит, кто за кем стоит.

Г.К.: Давайте начнем с другого. Йеменское общество регионально, трайбалистски, конфессионально фрагментировано. Эта фрагментация достигла апогея после событий 2011 года, когда в Йемене, как и во многих других странах арабского мира произошли события, которые называют "арабской весной". Такая фрагментация порождает значительные трения между элементами общества, и трения эти многообразны - взаимоотношения племен, взаимотношения между различными группами оседлого и полукочевого населения и так далее. Любая йеменская политическая сила - это, если хотите, некая витрина для выражения интересов той или иной части этого фрагментированного общества. Поэтому сегодня хуситы представляют наибольший интерес, поскольку эта организация возникла на севере Йемена в среде, которая обычно называется зейдитской, я очень прошу не путать зейдизм и шиизм, господствующий в Иране. Эта организация возникла для выражения интересов и сохранения местной самобытности. После 2011 года она получила огромную поддержку со стороны внешней силы (Иран), благодаря которой хуситы начали продвижение на юг и захватили едва ли не четверть территории Йемена, дойдя до Адена, крупнейшего порта на юге. Но события в Йемене, о которых сегодня все говорят, это итог нежелания достичь консенсуса между элитами соответствующих региональных либо конфессиональных групп общества. Или же это попытки изменить условия однажды достигнутого консенсуса, который был достигнут после 2011 года благодаря Саудовской Аравии. Прежний президент Салех ушел в отставку, а его место занял его заместитель Мансураби. После этого в Саудовской Аравии неоднократно проходили встречи "национального диалога", участниками которого были и хуситы. И в конечном итоге были достигнуты договоренности о воссоздании институтов йеменского государства. Но сейчас внешнее вмешательство Ирана и ливанской "Хезболлы" привело к тому, что хуситы смогли выйти из "национального диалога", заявив, что эта ситуация их больше не устраивает.

А.К.:Мы говорим о вмешательстве одной внешней стороны, Ирана, но сегодня все говорят, что Йемен стал ареной противостояния Ирана и Саудовской Аравии. Там тоже внешняя сила.

Г.К.: Саудовское вмешательство, как и вмешательство всех стран - членов Совета сотрудничества арабских государств (кроме Омана), направлено на то, чтобы создать в стране такой баланс сил между внутрийеменскими элитами, который обеспечил бы саудовские интересы, в том числе связанные со стабилизацией внутри Йемена, что для Саудовской Аравии принципиально. События 2014 года показали уязвимость саудовско-йеменской границы и в общем и целом неспособность саудовской армии справиться с инфильтрацией хуситов на саудовскую территорию с одной стороны. С другой стороны, такая стабилизация исключила бы вмешательство в ситуацию других региональных игроков, в первую очередь - Ирана и "Хезболлы". В этом смысл начавшегося саудовского вмешательства во внутрийеменские дела. Саудовская Аравия не планировала и не планирует пока начало какой-либо наземной операции, этого не планируют и ее союзники по коалиции.

А.К.: Я хотел бы перейти к позиции США. Устами своего госсекретаря CША достаточно ясно выразили свою позицию. Если рассматривать события в Йемене как противостояние Ирана и Саудовской Аравии, США на стороне последней. Еще недавно это было бы неудивительно, потому что Саудовская Аравия - традиционный союзник США, а Иран уже на протяжении многих десятилетий - соперник. Однако в свете женевских событий буквально неделю тому назад, когда, казалось, был достигнут триумф западной дипломатии, которая сумела договориться с Ираном, и вдруг в этой обстановке США однозначно выступают против Ирана, и на этом же фоне сегодня Хоменеи говорит об отсутствии гарантии окончательного соглашения между мировыми державами по ядерной программе Ирана. Не ставит ли позиция США под угрозу долгожданное соглашение с Ираном?

Г.К.: США оказались в непростой ситуации в связи с соглашением с Ираном. Продвижение к этому соглашению со стороны традиционных союзников США, в первую очередь Саудовской Аравии, вызывало большое недовольство. Саудовская Аравия требовала учета ее законных интересов, связанных с ее безопасностью. И эти возражения актуальны и сегодня. Они связаны с Ираном, Сирией, израильско-палестинским противостоянием и углубляют противоречия между этими двумя странами. Это заявление, сделанное Джоном Керри каналу Си-Би-Эс, было направлено на то, чтобы добиться смягчения саудовской позиции, подтвердить, что США, несмотря на соглашение с Ираном, остаются на саудовской стороне. Керри заявил, что США никогда не откажутся от союзнических отношений, от дружбы с теми, в чей адрес раздаются угрозы со стороны определенных сил.

А.К.:Это понятно, что Керри хотел успокоить Саудовскую Аравию. Но он же таким образом антагонизирует Тегеран?

Г.К.: Скорее он оказывает на него дополнительное давление, чтобы заставить Иран в конечном итоге отказаться от своих последних претензий, например, об отказе подписать соглашение, пока не будут выполнены их разные условия. Эти заявления достаточно серьезные. И усиление давления на Иран делается через поддержку саудовской позиции в отношении Йемена.

А.К.: Какая сложная игра.

Г.К.:Вне всякого сомнения.

А.К.:А еще министр иностранных дел Ирана Мохаммед Джавад Зариф отправился в Пакистан, который рассматривает возможность присоединиться к войне против хуситов.

Г.К.: Здесь также очень сложная ситуация. Наваз Шариф заявил, что они присоединяются, но его тут же оборвал его генеральный штаб, сказав, что у Пакистана и своих проблем достаточно. И, несмотря на заявление, Пакистан не стал членом антихуситской коалиции. И ему необходимо искать некое соглашение с Ираном, и не только ему. Это касается и Турции, здесь тоже очень сложные игры.

А.К.: Боюсь, еще не раз нам придется обсуждать ситуацию в Йемене.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме