Что общего у России со страной танго и гаучо?

  • 22 апреля 2015
Владимир Путин и президент Аргентины Кристина Киршнер в Буэнос-Айресе  12 июля 2014 г. Правообладатель иллюстрации RIA Novosti

Президент Аргентины Кристина Киршнер 21 апреля прилетела с визитом в Москву. На четверг запланированы ее переговоры с Владимиром Путиным и подписание, по предварительным данным, 12-ти экономических соглашений.

Накануне поездки возникли слухи о якобы намечающейся сделке по продаже Буэнос-Айресу российского оружия за говядину и другие сельскохозяйственные продукты, что позволило бы частично возместить выпавшие из-за обмена санкциями поставки из ЕС. Встревожились в Лондоне, у которого с Аргентиной имеется напряженность в отношениях из-за Фолклендских островов.

Однако, судя по взаимным коммюнике, об оружии речь в Москве идти не будет.

Ядром российско-аргентинского экономического сотрудничества является гидроэнергетика, в частности, участие компании "ИнтерРАО" в строительстве электростанции "Чиуидо" на реке Неукен. Другая тема - возможное партнерство с "Росатомом" в создании АЭС "Атуча".

Кроме того, высокая гостья обсудит в Москве перспективу поставок российского оборудования для нефтедобычи на месторождение "Вака Муэрте" и план мероприятий в связи с предстоящим 130-летием установления дипломатических отношений между Россией и Аргентиной, а также откроет выставку, посвященную знаменитой Эвите Перон.

Корпоративное сотрудничество и открытие выставок не обязательно предполагают визиты на высшем уровне. О реальном значении, придаваемом в Москве приезду Киршнер, говорит то, что главу государства в аэропорту "Внуково-2" встречал не Дмитрий Медведев или Сергей Лавров, а замминистра иностранных дел Сергей Рябков.

Тем не менее, политические контакты развиваются достаточно активно. Владимир Путин побывал в Буэнос-Айресе в июле прошлого года.

В чем причины российско-аргентинского сближения?

Далекая и близкая

За звание самой удаленной от России страны соперничают Новая Зеландия и Чили (смотря как считать: от Москвы или от ближайшей российской территории, в данном случае, Приморского края). Третья в этом списке Аргентина.

Зато в прошлом и настоящем двух стран имеется немало общего.

Обе переживают экономические затруднения: Россия по причине снижения мировых цен на нефть и украинского кризиса, Аргентина из-за популистской политики властей.

Обе находятся не в лучших отношениях с ведущими мировыми экономиками и демократиями.

Киршнер придерживается левых убеждений, хотя и не в такой радикальной форме как Николас Мадуро и Даниэль Ортега, а некоторые ее министры открыто называют себя марксистами.

Экономические воззрения Владимира Путина трудно назвать левыми, но родство душ на почве антиамериканизма и неприятия "однополярного мира" вполне возможно.

Обоим президентам важно демонстрировать согражданам, что они не находятся в изоляции, имеют партнеров, могут договариваться с ними о чем-то позитивном, и вообще не сидят сложа руки. Тем более, что в Аргентине, в отличие от России, наличествует реальная оппозиция, которая, по оценкам экспертов, вполне способна победить на выборах 2015 года.

Параллельными курсами

Во второй половине XX века главным бичом Аргентины была гиперинфляция, доходившая до 5000% в год.

Избранный в 1989 году президентом Карлос Менем и его министр экономики, гуру монетаризма Доминго Кавальо взяли жесткий либеральный курс, сократили государственные расходы и привязали песо к доллару в отношении один к одному.

В страну пошли инвестиции, начался экономический рост, в мире заговорили об "аргентинском чуде".

Их преемников погубило отсутствие гибкости. В 2001 году, когда Менем, отработавший два срока подряд, уже не был президентом, страну накрыл кризис.

Толчком послужили финансовые проблемы соседней Бразилии (курс реала к доллару сильно упал, а курс песо оставался неизменным, что сделало бразильский экспорт конкурентоспособнее аргентинского) и общее удорожание доллара, потянувшее песо вверх по отношению к другим валютам.

Власти, веря, что кризис ненадолго и скоро все наладится, слишком долго держались за привязку песо к доллару, поддерживая курс национальной валюты крупными внешними займами. Граждане, настроенные не столь оптимистично, принялись изымать вклады из банков, переводить средства в доллары и прятать их "под матрасы".

Снижение экспорта и удешевление импорта ударили по производству, вызвали массовую безработицу и народные волнения.

В 2001-2003 годах в Аргентине сменились пять президентов. Последний из них, Фернандо Руа, объявил дефолт по 132 из 180 миллиардов госдолга (то был самый масштабный дефолт в истории) и отпустил песо в свободное плавание (курс за несколько дней упал втрое), после чего вынужден был бежать из страны на вертолете.

В 2003 году в президентскую резиденцию Розовый дом въехал ныне покойный муж Кристины Киршнер Нестор.

При нем жизнь стала снова помаленьку налаживаться. Резкое падение песо сократило импорт, подстегнуло экспорт и помогло подняться отечественному производителю. За дешевой рабочей силой потянулись инвесторы.

Критикой прежних властей Киршнер обеспечил себе массовую поддержку и политическую стабильность.

Параллели с экономическими циклами России в 1990-х годах напрашиваются сами собой.

Если Кавальо называли "аргентинским Гайдаром", то Нестор Киршнер - "аргентинский Примаков".

В обоих случаях предшественники сделали за них грязную работу и заплатили политическую цену. Новым руководителям осталось предоставить события их естественному ходу и не творить явных глупостей.

Сегодня Россия сталкивается с той же фундаментальной проблемой - снижением экспортных доходов (в данном случае из-за удешевления нефти). Снова упал рубль, и многие экономисты считают это полезным.

Правда, нынешний кризис имеет несколько иную природу. Россия Примакова и Аргентина Нестора Киршнера не находились к тому же под международными санкциями. Сработают ли в этих условиях их рецепты, сказать сложно.

Московский журналист Александр Баунов вспоминает, как в 2007 году на митинге сторонников Киршнера в Буэнос-Айресе он разговорился с местным жителем, который, по его словам, во время кризиса едва ли не побирался, а потом стал прилично зарабатывать на иностранном предприятии по "отверточной" сборке автомашин.

Вот с зарубежными инвестициями в России в ближайшие годы, вероятно, будут проблемы - по причинам, далеким от экономики.

"Диархия" и "тандем"

Сходство просматривается и в политике.

В 2007 году Нестор Киршнер имел право и, по оценкам наблюдателей, полную возможность переизбраться еще на один срок, но решил осуществить рокировку.

Кристина Киршнер важной политической роли прежде не играла. Избиратели отдали голоса жене Нестора Киршнера, человеку, на которого указал великий победитель кризиса.

Продолжая аналогии, ее можно считать "аргентинским Медведевым".

Не занимая, в отличие от Владимира Путина, никакого поста, Нестор Киршнер продолжал фактически управлять страной. В местном политическом лексиконе возникло словечко "диархия", соответствующее по смыслу "тандему". Мало кто сомневался, что в 2011 году муж президента благополучно вернется в Розовый дом, как Путин в Кремль.

В обоих случаях наблюдатели говорили о патриархальных традициях и слабости гражданского общества, хотя плюрализма и конкуренции в Аргентине все же больше, чем в России.

"План Киршнера" не материализовался по одной причине: 27 октября 2010 года "национальный лидер" скоропостижно скончался от сердечного приступа в возрасте 60 лет.

Аргентинский урок

Обидно говорить такое, но сказать необходимо: Россия пока во всех отношениях не самая передовая страна, и искать для себя поучительные примеры должна в государствах, близких ей по уровню развития.

На первом сроке Кристины Киршнер царило относительное благополучие: темпы роста ВВП достигали 8-9 процентов в год, Буэнос-Айрес вновь стал самым европейским городом Латинской Америки.

На втором сроке она, возможно, оставшись без направляющей руки супруга, по выражению живущей в Аргентине российской блогерши Александры Петрачковой, сорвалась с цепи.

Сначала было решено ради престижа любой ценой поднять курс песо к доллару. Ввели жесткие ограничения на валютные операции и перевод денег за границу. Немедленно возник черный рынок, на котором курс доллара на 60% превысил официальный.

Затем в целях поддержки отечественного производителя импортерам велели получать специальные разрешения на ввоз любых товаров и экспортировать на ту же сумму товары из Аргентины. То есть автомобильных дилеров заставили заняться продажей аргентинской сои и вина.

Были национализированы нефтегазовая компания YPF, крупнейшая авиакомпания страны Aerolineas Argentinas, почта, водоснабжение и железные дороги.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Несмотря на экономический спад, Кристина Киршнер в феврале объявила о новых субсидиях на ремонт школьных зданий

Власти принялись щедро раздавать социальные льготы. Широко субсидируется ЖКХ. Аргентинцы получают денежные выплаты за то, что делают детям прививки и выбрасывают мусор в пакетах, а не как попало. Можно практически бесплатно провести неделю в отеле на океане, потому что "у каждого есть право на отдых".

Возник дефицит бюджета. Поскольку налоговых поступлений не хватает, а международные заемщики кредитуют Аргентину неохотно, правительство прибегает к печатному станку.

Инфляция превысила 20% в год. В условиях экономической нестабильности замер рынок недвижимости. Государство грозит карами владельцам супермаркетов, если те не заморозят цены, и посылает чиновников к фермерам, чтобы те не придерживали продукцию.

Начались пропагандистские заигрывания с беднотой, нападки на "спекулянтов" и мировое сообщество, которое, по словам Киршнер, "стреляет по Аргентине финансовыми ракетами", разговоры о "самодостаточности" и "независимости" как высшей ценности.

На пустом месте, при тех же ценах на основные товары аргентинского экспорта, рост ВВП сменился спадом (-1,7% в 2014 году).

Тем временем министр федерального планирования и государственных инвестиций Хулио де Видо в интервью российским СМИ утверждает, что "Аргентина впервые делает то, что ей выгодно" и толкует об освоении космоса.

Некоторые российские депутаты и чиновники призывают Владимира Путина пойти путем мобилизационной "социально ориентированной" экономики, резко нарастить государственные инвестиции в инфраструктуру, заморозить цены, ввести обязательную продажу валютной выручки.

Пока Кремль и правительство от таких мер воздерживаются, и, судя по опыту Аргентины, правильно делают.

Новости по теме