Меркель: если бы не аннексия, Россия была бы в G8

  • 4 июня 2015
Канцлер Германии Ангела Меркель
Image caption По мнению Ангелы Меркель, Россия не разделяет ценностей и идей, объединяющих Европу

Канцлер Германии Ангела Меркель заявила в интервью Би-би-си, что участие России сделало бы обсуждение мировых проблем в рамках "Большой восьмерки" более содержательным, но из-за аннексии Крыма это невозможно. Она также не исключила пересмотра основополагающих договоров ЕС.

Меркель заявила в интервью Би-би-си, что готова к изменению Лиссабонского договора, если это будет единственным способом сохранить Британии в составе ЕС.

В разговоре с европейским обозревателем Би-би-си Катей Адлер канцлер выразила увренность, что для Британии можно создать особые условия, чтобы она осталась в Евросоюзе.

Би-би-си: Россия не будет присутствовать на саммите "Большой семерки", в самом ЕС идут разговоры о выходе Греции из еврозоны и Британии из Евросоюза, не кажется ли вам, что международная ситуация выходит из под контроля?

Ангела Меркель: В мире немало проблем, но я думаю, что Европа может с ними справиться. Несколько дней назад премьер-министр Дэвид Кэмерон был в Германии, и мы обсудили изменения в юридические документы Евросоюза, которые он считает необходимыми. И я тогда сказала: "там , где есть желание, есть и решение". Со своей стороны мы все, и я лично, очень бы хотели, чтобы Британия осталась в ЕС.

Да, с Грецией мы ведем очень тяжелые переговоры. Мы хотим, чтобы Греция осталась в еврозоне, но для этого ей придется предпринять определенные действия. Именно они и являются предметом наших переговоров, и я бы очень хотела, чтобы они завершились успехом.

Как бы то ни было, мировой порядок поколеблен. И именно поэтому Европа должна держаться вместе. Когда я думаю о гражданской войне в Сирии, когда я думаю о конфликте на Украине, откуда прямо сейчас, пока мы с вами разговариваем, поступают тревожные новости, я сожалею, что Россия сейчас не с нами. Но Россия решила пойти по пути аннексии Крыма. Мы, европейцы, являемся группой, связанной общими ценностями и идеями, вот почему Россия сейчас не с нами. Но в целом, безусловно, нам нужна большая стабильность в мире. Мы должны найти решения как можно большего числа проблем.

Би-би-си: Вы говорите, что члены ЕС должны держаться вместе. Вот я и думаю, что больше всего беспокоит вас в бессонные ночи: выход Греции из Еврозоны, или выход Британии из ЕС? Насколько вероятно, как вам кажется, такой вариант, что ЕС, включая Германию, сможет предложить Британии такие условия, чтобы наш народ сказал уверенное "да" Евросоюзу?

А.М.: Нам следует найти решение, которое бы устроило всех. С которым могли бы согласиться мы, и которое бы удовлетворило народ Британии. Если есть общее желание найти решение, то оно будет найдено. Некоторые вещи, о которых просит Дэвид Кэмерон, я поддерживаю, по другим наши мнения разнятся. Но нам всегда удавалось двигаться к общей цели на разных скоростях. Так что я от этого бессонницей не страдаю. Но действительно, будет совсем непросто создать все необходимые условия для того, чтобы Британия осталась в ЕС.

Image caption Ангела Меркель дала интервью европейскому обозревателю Би-би-си Кате Адлер

Би-би-си:Не раздражает ли вас иногда то, что Британия все время требует к себе особого отношения? Она хочет внести изменения в Лиссабонский договор; она хочет, чтобы британский парламент обладал правом вето над европейским законодательством. Насколько реально, что она это все получит? И если да, то не попросите ли и вы, и другие страны ЕС что-нибудь взамен?

А.М.: Мы хорошо друг друга знаем. У Британии есть свои требования, но я как канцлер Германии могу сказать, что время от времени у меня появляются и мои собственные требования. Так что я надеюсь, что со временем другие найдут способ дать и нам то, что мы хотим. ЕС – это союз 28 стран, и нам приходится искать компромиссы. Хороших результатов можно достичь только тогда, когда все согласны и все довольны. И такое желание у нас есть. Нам уже удалось найти решения очень и очень непростых проблем. В этом случае будет то же самое.

Би-би-си: Означает ли это, что договоры могут быть изменены? Действительно изменены?

А.М.: Если это будет совершенно необходимым, то нам придётся об этом подумать. Я верю в то, что если мы все захотим найти решение, то мы его найдем.

Би-би-си: Включая право вето для британского парламента?

А.М.: Мы обязательно найдем решение.

Новости по теме