Суд над друзьями Царнаева: подробности приговора

  • 6 июня 2015
Взрывы на финише марафона в Бостоне 15 апреля 2013 года Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Жертвами двух взрывов на финише Бостонского марафона стали три человека, 264 получили ранения

В федеральном суде в Бостоне были оглашены приговоры трем друзьям и однокурсникам Джохара Царнаева. Двое молодых казахов и один американец эфиопского происхождения получили от трех до шести лет лишения свободы.

21-летние граждане Казахстана Диас Кадырбаев и Азамат Тажаяков обвинялись в препятствовании отправлению правосудия, выразившемся в том, что вечером 18 апреля 2013 года, спустя три дня после взрывов на финише Бостонского марафона, они явились в комнату Царнаева в общежитии Массачусетского университета в Дартмуте и вынесли оттуда вещественные доказательства.

Их ровесник Робел Филлипос, друживший с Царнаевым еще со школы, в октябре прошлого года был признан присяжными виновным в даче ложных показаний следователям ФБР на серии допросов, последовавшей за взрывами 15 апреля 2013 года.

Джохар Царнаев, 21-летний этнический чеченец, родившийся в Киргизии и живший в детстве в России, 15 мая был приговорен присяжными к смерти по обвинению в организации совместно с погибшим в перестрелке с полицейскими старшим братом Тамерланом двух взрывов, жертвами которых стали три человека и 264 получили ранения.

Окончательный приговор ему будет вынесен судьей 24 июля.

Осведомленность не доказана

Следствие и суд не сочли, что Кадырбаев, Тажаяков и Филлипос знали о его намерении заранее, хотя примерно за месяц до терактов Царнаев заявил молодым казахам, что понимает шахидов, которые умирают с улыбкой на лице, поскольку знают, что попадут после этого в рай.

Он также поведал им, что знает, как изготовить самодельную бомбу, упомянув ее ингредиенты, в том числе порох и вазелин.

Поэтому Кадырбаев и Тажаяков не удивились, когда обнаружили в рюкзаке Царнаева в общежитии выпотрошенные фейерверки и баночку вазелина. К тому времени они уже знали, что в теракте участвовал их однокурсник, фотографии которого несколько часов показывали по телевизору.

Обман следствия

Филлипос перед этим весь день курил марихуану, и к вечеру плохо соображал. Именно этим объясняла защита его первоначальные утверждения на допросах, что он не заходил в комнату Царнаева и не имел понятия о том, что однокурсники-казахи вынесли оттуда ноутбук Царнаева и его рюкзачок с фейерверками, флэшкой, вазелином, наушниками, пепельницей и домашним заданием по этике.

В марте, через четыре месяца после того, как присяжные признали Филлипоса виновным в даче ложных показаний, его защитники ходатайствовали перед судом об отмене вердикта или проведении повторного процесса.

Их доводы сводились к тому, что ложь Филлипоса не могла помешать следствию, поскольку оно уже и так все знало от Кадырбаева и Тажаякова, которые запирались недолго. Судья не нашел эти аргументы убедительными и отказал.

Американские судьи крайне редко удовлетворяют подобные ходатайства защиты, поэтому попыткам уроженца Архангельска адвоката Алексея Тарасова добиться нового рассмотрения дел россиян Константина Ярошенко и Виктора Бута не сулят большого успеха. В случае Ярошенко судья, например, уже ему отказал.

Филлипоса приговаривали в пятницу последним. Его адвокат Дередж Демисси просил судью ограничиться двумя годами домашнего ареста и заявил, что его подзащитный не мог поверить, что его друг Царнаев был причастен к теракту. Демисси подчеркнул, что судья получил ни много, ни мало 98 писем с просьбой проявить снисхождение к Филлипосу.

Знаменитый ходатай

В числе доброжелателей выделяется бывший губернатор Массачусетса Майкл Дукакис, баллотировавшийся в 1988 году в президенты США от Демократической партии и проигравший тогда Джорджу Бушу-старшему.

Выступая на процессе Филлипоса в качестве свидетеля защиты, он показал, что знает его семью несколько десятилетий, поскольку его жена Китти и мать Робела Дженет Бекеле были социальными работниками и вместе помогали беженцам в Международном институте в Бостоне.

Бывший губернатор знал Филлипоса мальчишкой, и даже взял его с собой на предвыборный съезд Демпартии в 2004 году.

Прося о снисхождении к Филлипосу, Дукакис упомянул некоего американского генерала, который "поведал своей любовнице важную гостайну, секретную информацию, а потом солгал об этом", и, тем не менее, "не провел в тюрьме и дня".

Дукакис имел в виду бывшего главнокомандующего войсками США в Ираке и Афганистане и экс-директора ЦРУ Дэвида Петреуса, который признался в том, что предоставил содержавший секретные сведения личный дневник своей любовнице-журналистке, работавшей над его биографией. В апреле генерал был приговорен к двум годам условно и штрафу в 100 тысяч долларов.

"Лгал целую неделю"

Со своей стороны, прокурор Джон Кейпин заявил судье Дугласу Вудлоку, что Филлипос вел себя возмутительно и лгал дознавателям целую неделю, "пока его не приперли к стенке". Кейпин требовал, чтобы судья приговорил осужденного к 5 годам и 3 месяцам тюрьмы.

Вудлоку писали не только доброжелатели Филлипоса, но и Джозеф Роджерс, отчим 26-летнего полицейского Шона Коллиера, которого Джохар и его старший брат Тамерлан застрелили 18 апреля 2013 года в кампусе Массачусетского технологического института в надежде поживиться его оружием, но не сумели в спешке расстегнуть кобуру с хитрым запором.

По словам Роджерса, если бы Филлипос "поступил достойно и позвонил в полицию", то, это, возможно, предотвратило бы смерть Коллиера и последующую перестрелку братьев с полицией в бостонском пригороде Уотертауне, закончившуюся гибелью Тамерлана.

В отличие от обоих казахов, Филлипос отказался от последнего слова.

В конечном итоге судья приговорил его к трем годам тюрьмы.

Приговоренный, который находится на свободе под залогом, должен явиться для отбывания наказания 24 июля.

Сокрытие улик

Утром того же дня Вудлок приговорил Тажаякова к 3,5 годам лишения свободы. Тому, как и Кадырбаеву, будут засчитаны два года, которые они уже провели под стражей.

Днем 18 апреля 2013 года по телевидению начали показывать фотографии братьев Царнаевых, которых ФБР подозревало во взрывах на марафоне, но в тот момент еще не опознало, и просило граждан в этом помочь.

Тажаяков и Кадырбаев узнали Джохара, но вместо того, чтобы позвонить в полицию, в 21:00 того же дня явились к нему в общежитие. Сосед Царнаева по комнате впустил их. За несколько минут до этого Тажаяков, по словам прокуроров, прочитал на сайте Си-эн-эн вышеупомянутое обращение ФБР к гражданам.

Перед тем, как войти в комнату, Кадырбаев показал своему спутнику SMS от Джохара.

"Я уезжаю, - написал тот. - Если вам что-то нужно в моей комнате, забирайте. Салям алейкум".

Кадырбаев лихорадочно обыскал вещи Царнаева и наткнулся на ноутбук и рюкзак с фейерверками, о предназначении которых он уже догадывался. Поначалу Тажаяков утверждал на допросе, что не видел фейерверков, но впоследствии признал, что в рюкзаке были "штуки, которые используют на Новый год" и издал звук взрыва.

Находка на свалке

Друзья доставили вещдоки к себе в квартиру и после полуночи решили избавиться от царнаевского рюкзака, который Кадырбаев засунул в пластиковый мешок и бросил в мусорный бак у подъезда.

Утром мусоровоз отвез его содержимое на свалку. После того, как молодые казахи во всем признались, ФБР узнало от водителя, куда именно он сбросил в тот день мусор. В ходе двухдневных поисков, в которых участвовали 30 сотрудников, рюкзак был извлечен граблями.

Присяжные признали Тажаякова виновным в июле прошлого года. В августе наученный его примером Кадырбаев добровольно признал вину.

Тажаяков тем временем подписал с прокуратурой соглашение о сотрудничестве и впоследствии дал показания на процессе Филлипоса.

По словам прокуроров, во время подготовки процесса Царнаева он также неоднократно встречался с ними, готовясь выступить в суде, но его услуги не понадобились.

Власти обещали Тажаякову просить судью о снисхождении, но в феврале у его защиты появилась надежда вообще добиться отмены приговора, или как минимум нового процесса.

Юридический казус

Дело в том, что 25 февраля Верховный Суд США принял прецедентное решение, согласно которому вещдоками, чье сокрытие инкриминировалось казахам, могут считаться лишь предметы, предназначенные для хранения данных. Защита Тажаякова истолковала это в том смысле, что речь идет лишь о компьютерах, накопителях или бумажных документах.

Друзья Царнаева забрали его ноутбук, но присяжные исключили его из обвинения. Правда, в обнаруженном на свалке рюкзаке Царнаева была флэшка, но защита Тажаякова доказывала, что он о ней не знал и унес непреднамеренно. В свете вышесказанного защита требовала закрыть дело или назначить новый суд.

Судья воспринял этот довод серьезно и попросил прокуроров высказаться в письменной форме. Наблюдатели затаили дыхание.

Обвинители в ответ выступили с утверждением, что рюкзак также может считаться предметом, предназначенным для хранения данных. Это своего рода портфель, который носится за плечами, написали прокуроры. Недаром в царнаевском рюкзаке находились, среди прочего, университетские задания.

Судья согласился, и в конечном итоге приговорил осужденного, учтя его сотрудничество с властями, к трем с половиной годам лишения свободы.

Кадырбаев, которому прокуратура смягчить наказание не просила, получил шесть лет.

"Мне стыдно за того человека, которым я был тогда, - заявил Кадырбаев в своем последнем слове. - Теперь я знаю, что любое решение чревато последствиями. Мое решение тоже имело последствия. Я приношу за это извинения".

Его защитник Роберт Стал, который в начале 1990-х гг. был федеральным прокурором в Нью-Джерси и вел знаменитое "бензиновое" дело группы советских эмигрантов и местных мафиози, сказал судье, что в момент совершения преступления его клиент был подростком, и что он будет ощущать последствия своего поступка до конца жизни.

Новости по теме