Почему в Грузии возвращают конфискованное имущество

  • 9 июня 2015
Автомобили перед зданием главной прокуратуры Грузии в Тбилиси Правообладатель иллюстрации Chief Prosecutor Office of Georgia
Image caption Возвращенные законным владельцам автомобили были выставлены перед зданием главной прокуратуры Грузии

В правительстве Грузии говорят о расследовании множества дел, связанных с незаконным изъятием имущества при прежней власти, но предупреждают, что результаты могут удовлетворить не всех, кто считает себя пострадавшим.

Пять фактов, по которым расследование завершено, и четыре возвращенных автомобиля - это первый результат работы созданного три месяца назад департамента главной прокуратуры по расследованию преступлений, совершенных в процессе судопроизводства.

Восстановление справедливости в отношении граждан, которые, согласно властям, стали жертвами произвола чиновников прежнего правительства, было одним из ключевых предвыборных обещаний правящей коалиции "Грузинская мечта".

В правящих кругах говорят, что именно с этой целью был создан специальный департамент в прокуратуре, который занимается расследованием преступлений, совершенных бывшими чиновниками до смены власти в Грузии в октябре 2012 года.

Но некоторые оппозиционеры и правозащитники назвали результаты деятельности этого департамента "каплей в море".

Четыре автомобиля

"Для меня правда это праздник, потому что восторжествовала справедливость, и я смогла получить автомобили, которые в 2010 году меня заставили купить и отдать", - заявила журналистам одна из пострадавших Хатуна Саганелидзе.

Власти заявляют, что автомашины, которые до возвращения числились на балансе МВД и прокуратуры, были приобретены под принуждением и отданы правоохранительным органам в обмен на заключение процессуальной сделки.

К примеру, сообщают представители прокуратуры, у Саганелидзе потребовали два дорогостоящих автомобиля взамен на заключение процессуальной сделки, после того как ее сына задержали по факту кражи автомобильного зеркала.

Похожая схема, по данным следствия, работала и в остальных случаях с отобранными автомобилями: сотрудники прокуратуры или МВД вынуждали близких задержанных приобрести и отдать автомобили, после чего заключалась процессуальная сделка, и обвиняемый получал условный срок с выплатой штрафа.

Имена тех, кто вынуждал приобрести автомобили, в прокуратуре не называют, объясняя это интересами следствия, которое ведется в отношении заказчиков преступных действий - бывших высокопоставленных сотрудников прокуратуры и МВД.

Исключением стало лишь дело бывшего сотрудника Департамента конституционной безопасности Константина Арчая, который, по данным следствия, вымогал деньги у бизнесменов через своих подчиненных. Обвинения в превышении служебных полномочий были предъявлены ему заочно, так как он находится сейчас за пределами Грузии.

За три месяца департамент главной прокуратуры изучил до тысячи жалоб и ведет расследование по 118 уголовным делам, в том числе и по фактам жестокого обращения и применения пыток в отношении задержанных, заявляют официальные лица.

Только начало

Правообладатель иллюстрации ATTILA KISBENEDEK AFP Getty Images
Image caption По словам премьер-министра Грузии Ираклия Гарибашвили, счет жалоб о незаконном изъятии имущества при прежней власти идет на тысячи

В правительстве говорят, что возвращенные автомобили являются лишь частью длительного процесса восстановления справедливости, начатого после смены власти в Грузии.

"Нам пришлось провести очень сложную работу, потому что в течение 9 лет [правления Единого национального движения, то есть до смены власти в Грузии] были зафиксированы тысячи фактов, когда отбирали бизнес, дома, автомобили и так далее, - заявил премьер-министр Ираклий Гарибашвили. - Это требовало сортировки и систематизации тысяч документов, их нужно было изучить, а также выяснить, насколько справедливым является то или иное требование граждан, ведь иногда могло быть правым и государство".

По словам Гарибашвили, конечные результаты этого поэтапного процесса могут удовлетворить не всех.

"Конечно, это не коснется всех пострадавших при прежнем правительстве, но процесс начат, и важно, чтобы это было ощутимым для пострадавших. Мы максимально должны ускорить этот процесс", - заявил Гарибашвили во время заседания правительства на прошлой неделе.

По словам вице-премьера, министра экономики Георгия Квирикашвили, в ведомство обращалось множество граждан с заявлениями о том, что у них отобрали то или иное имущество, и такие объекты не выставлялись на продажу.

"Мы постараемся сделать так, чтобы все имущество, которое сегодня есть на нашем балансе, было передано тем лицам, которых признают пострадавшими", - отметил министр.

Сложнее дело обстоит с изъятым имуществом, которого уже нет на балансе государства, отметил министр.

"Определенная часть такого имущества была продана до нас, поэтому это будет сложный процесс. Такого типа вопросы будут решаться уже посредством суда", - сказал Квирикашвили.

Массовый рэкет или политическая спекуляция?

Правообладатель иллюстрации president.gov.ua
Image caption Михаил Саакашвили обещает победить коррупцию в Одесской области, где он стал губернатором. На родине его самого обвиняют в нарушении закона.

На прошлой неделе в Кварели, у дома бывшего президента Грузии, нынешнего губернатора Одесской области на Украине Михаила Саакашвили, было шумно.

Бизнесмен Валерий Шошиашвили, который считает себя жертвой прежних властей, грозился занять имущество бывшего президента в знак протеста против затягивания процесса расследования, связанного с его делом.

К подобным радикальным действиям прибегают не все, однако эффективность расследований, связанных с возможным произволом со стороны бывших чиновников, зачастую вызывает недовольство и резкую критику в адрес нынешних властей.

Между тем в Едином национальном движении (ЕНД), партии экс-президента Саакашвили, к заявлениям правящей коалиции о тысячах пострадавших и "терроре бизнеса" при прежних властях относятся скептически.

"Звучит обвинение, что в период [правления Единого] национального движения бизнес находился под тотальным террором, - сказал Би-би-си представитель ЕНД Заза Бибилашвили. - Правда же в том, что заниматься бизнесом в Грузии никогда не было легче и безопаснее, чем в 2004 -2012 годах. Это подтверждается множеством международных исследований, а также показателями развития бизнеса в те годы”.

Надо выяснить, насколько законно было приобретено то или иное спорное имущество, а также кто и взамен чего переоформил то или иное имущество в пользу государства, отмечает он.

"Как правило, это была гораздо более высокая по сравнению со стоимостью имущества налоговая задолженность или серьезное уголовное обвинение, - отмечает Бибилашвили. - В целом наша организация является сторонником обнародования всех деталей каждого конкретного дела и принятия решения в соответствии с существующим законодательством".

Еще один представитель ЕНД Леван Тархнишвили отмечает, что в случае нарушения прав человека прокуратура должна реагировать незамедлительно.

"Для этого не нужно создание какого-то департамента и для этого не нужно три года, - говорит Тархнишвили. - Прокуратура должна заниматься не политическими заявлениями и политическим пиаром, а борьбой с существующим сегодня криминалом и коррупцией, чем она, к сожалению, не занимается".

В ожидании ответов

Правообладатель иллюстрации VANO SHLAMOV AFP Getty Images
Image caption Реформы в полиции при правлении Михаила Саакашвили называли примером для всех других постсоветских республик

Подозрения в том, что при прежних властях многие передавали государству свое имущество под давлением, а не добровольно, высказывали и некоторые представители гражданского общества.

По словам менеджера проектов организации Transparency International-Georgia, юриста Гии Гвилава, спустя три года после смены власти в Грузии говорить о существенных сдвигах в расследовании подобных дел не приходится.

Trasparency удалось выиграть несколько судебных процессов, касавшихся, в частности, прав отдельных лиц на земельные участки, отмечает Гвилава.

"В делах, с которыми мы можем прямо пойти в суд, гораздо больше шансов восстановить нарушенные права граждан, но там, где мы зависим от прокуратуры, мы сталкиваемся с большими задержками", - сказал он Би-би-си.

Создание нового департамента в прокуратуре для расследования подобных дел, по его словам, можно было бы назвать прогрессом в этом плане, но первые результаты работы этого департамента пока не дают оснований для оптимизма.

"Мы хорошо знакомы с положением дел, и такой результат -"капля в море". Это не тот результат, который даст возможность прокуратуре заявить, что все идет, как положено", - говорит он.

Гия Гвилава отмечает, что до сих пор не ясно, какие дела являются приоритетными для департамента, а недостаток информации о работе этой системы грозит в дальнейшем создать ощущение, что ее используют в политических целях.

Но руководитель нового департамента в прокуратуре Ираклий Надареишвили не согласен с подобной критикой.

"Пять дел за три месяца - это неверная оценка. За три месяца мы получили очень серьезные результаты, в том числе и по резонансным делам", - заявил Надареишвили в недавнем интервью местному телеканалу.

Новости по теме