Саудовский принц в Петербурге: осторожный зондаж

  • 18 июня 2015
Владимир Путин и саудовский принц Мухаммед бин Салман на Санкт-Петербургском экономическом форуме (18 июня 2015 г.) Правообладатель иллюстрации RIA Novosti

Посещение сыном короля и министром обороны Саудовской Аравии Мухаммедом бин Салманом Санкт-Петербургского экономического форума и его встречу с Владимиром Путиным российские СМИ назвали главной сенсацией мероприятия.

Это первый визит саудовской правительственной делегации в Россию после четырех лет напряженности, вызванной противоположными подходами сторон к конфликту в Сирии. Более того, оно проходит на фоне резкого ухудшения отношений между Москвой и ключевым союзником Эр-Рияда - Соединенными Штатами.

Арабист Вадим Семенцов полагает, что разногласия по Сирии последнее время несколько утратили актуальность, так как режим Башара Асада доказал свою жизнеспособность, а ввиду относительных успехов опасного и неуправляемого "Исламского государства" у Запада и монархий Персидского залива возникли определенные сомнения, надо ли его свергать, по крайней мере, сейчас.

"Сегодня все видят, что Сирия - это тупик, и до любого решения далеко", - заявил Семенцов Русской службе Би-би-си.

Зато у саудовцев накопились претензии к США в связи с возможным снятием санкций с Ирана, которое в Эр-Рияде рассматривают как нежелательную уступку его главному региональному конкуренту.

"Им не нравится то, что Обама заигрывает с Ираном, и на этом фоне они ищут другие опоры", - указывает эксперт по Ближнему Востоку Елена Супонина.

"Саудовцы обеспокоены усилением позиций Ирана в связи с йеменскими событиями. А США хотят добиться сделки с Ираном, поскольку Бараку Обаме желательно завершить свое президентство каким-нибудь видимым внешнеполитическим достижением", - говорит Вадим Семенцов.

По оценкам аналитиков, речь идет не о переориентации на Москву, а о демонстрации недовольства Вашингтону, чтобы побудить его больше считаться с партнером.

"Саудовская Аравия всегда находилась в орбите США, и с нее не сойдет, хотя хочет несколько сбалансировать внешнеполитические связи", - считает Елена Супонина.

"Политические и личные отношения между США и саудовским руководством слишком давние и прочные. Саудовцы, видимо, пытаются как-то нажать на них, но стать альтернативой Америке Россия для Эр-Рияда не может", - уверен Вадим Семенцов.

"Популярность политики России на Ближнем Востоке возросла, - заметила Елена Супонина. - После присоединения Крыма многие арабы радовались: кто-то говорит "нет" Америке! Но это на полудетском эмоциональном уровне, а серьезные политики тщательно все взвешивают".

Чем торговать?

В преддверии Санкт-Петербургского форума министр энергетики России Александр Новак сообщил о планах за пять лет увеличить взаимный товарооборот в 10 раз - с миллиарда до 10 миллиардов долларов в год.

Поставок саудовских фиников и российского меда для такого рывка явно недостаточно.

Резко нарастить российский экспорт в Саудовскую Аравию могла бы торговля оружием, но это вопрос, прежде всего, политический.

В 2007-2009 годах стороны обсуждали пакет контрактов на общую сумму в четыре миллиарда долларов. Москва предлагала партнерам 150 танков Т-90С, 200 вертолетов Ми-35М, Ми-17 и Ми-28НЭ, 250 боевых машин пехоты БМП-3, зенитные ракетные установки "Фаворит", "Бук" и "Панцирь".

"С 2007 года много говорилось о том, что Саудовская Аравия вот-вот купит российское оружие, но этого не произошло", - напомнила Елена Супонина.

С тех пор условия стали еще менее благоприятными.

"Велись переговоры о заключении крупного пакета оружейных контрактов, однако эти планы не были реализованы. Маловероятно, что это произойдет в ближайшее время, в том числе с учетом позиции Запада во главе с США по ситуации вокруг Украины", - процитировал в среду Интерфакс слова анонимного представителя руководства российского ВПК.

"Не думаю, что будут какие-то большие закупки. Возможно, саудовцы подпишут символические контракты или просто поговорят на эту тему, чтобы дать сигнал американцам", - считает Вадим Семенцов.

"Теоретически, Эр-Рияд мог бы попытаться заинтересовать Москву выгодными оружейными контрактами в обмен на существенные уступки в иранском и сирийском вопросах, - предполагает эксперт. - Но Владимир Путин не станет терять лицо и отворачиваться от Ирана или давить на Асада".

Ядерная область

"В свете возможного снятия западных санкций с Тегерана при сохранении, хотя бы в урезанном виде, иранской ядерной программы, саудовцы стали поговаривать, что они тоже не прочь заняться ядерной энергией", - указывает Вадим Семенцов.

"В ходе визита было подписано общее соглашение о сотрудничестве в атомной сфере, - говорит Елена Супонина. - Но это означает лишь готовность обсуждать тему в дальнейшем; насколько реальны конкретные проекты, пока говорить преждевременно".

"Россия очень заинтересована построить АЭС в Саудовской Аравии, это был бы большой прорыв, но думаю, в нынешней ситуации такая сделка вряд ли может состояться, - говорит Вадим Семенцов. - Разговоры о сотрудничестве с Москвой - опять же, форма давления на Запад. До сих пор он относился к любой ядерной пролиферации на Ближнем Востоке сдержанно, попугать его и в этом отношении саудовцы могут".

Нефтяные цены

Договоренности касательно совместного манипулирования рынком энергоносителей эксперты также считают маловероятными по причине расхождения интересов. России нужны максимально высокие цены, Саудовская Аравия, где себестоимость добычи сравнительно невелика, стремится удерживать их на низком уровне, чтобы убрать с рынка американский сланцевый газ.

Вадим Семенцов не видит здесь сговора с целью подорвать российскую экономику.

"Американцы вложили немалые средства в сланцевые технологии и возлагали на них большие надежды, так что выгодны ли им низкие цены, еще вопрос, - считает аналитик. - Если же говорить о саудовцах, их экономический интерес совершенно понятен, для этого не требуется быть чьим-то другом или врагом".

Сложная система

Гость форума является третьим по значимости человеком в саудовской властной иерархии.

В королевстве действует уникальная система престолонаследия. До сих пор трон переходил не от отца к сыну, а от старшего брата к младшему. Каждый король выбирал наследника и следующего претендента на престол, которого мировые СМИ часто именуют "вице-кронпринцем", среди многочисленных братьев (у основателя государства Абдель-Азиза ибн-Сауда было 45 сыновей от разных жен, из которых здравствуют 13).

78-летний Салман стал королем в январе 2015 года. В конце апреля он лишил статуса наследника 71-летнего сводного брата Мукрина, младшего из сыновей Абдель-Азиза, и назначил кронпринцем 55-летнего племянника Мухаммеда ибн-Найефа, занимающего пост министра внутренних дел, а вице-кронпринцем - 30-летнего сына Мухаммеда бин Салмана.

Таким образом, Саудовская Аравия стоит на пороге перехода власти к третьему поколению царствующего дома.

Новости по теме