"Пятый этаж": грязные деньги в британской недвижимости

  • 28 июля 2015
Правообладатель иллюстрации PA
Image caption Более 36 тысяч объектов недвижимости в Лондоне принадлежат оффшорным фирмам

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон в своей речи в Сингапуре пообещал разоблачить использование анонимных фиктивных компаний для покупки элитной недвижимости в Британии.

Он сказал, что Великобритания не должна становиться прибежищем для полученных преступным путем денежных средств со всего мира, призвав международное сообщество энергичнее бороться с раковой опухолью коррупции.

Насколько серьезно проникновение коррупционных денег на британский рынок недвижимости? Реалистичны ли попытки правительства с ним бороться? И какое место в потоке нелегальных средств занимают деньги из России?

Ответы на эти вопросы ведущий "Пятого этажа" Александр Кан пытается найти с помощью главного юриста российского отделения международной антикоррупционной организации Transparency International Дениса Примакова.

Именно данные, собранные Transparency International, сыграли немалую роль в подготовке выступления Кэмерона.

Александр Кан: Почему коррупционные деньги так тянутся в Британию? Только ли дело в основанных на истории традициях притягательности Британии, в первую очередь Лондона, или дело все-таки в слишком мягких и либеральных британских законах, и премьер-министр прав, и они нуждаются в серьезном ужесточении?

Денис Примаков: Да, премьер-министр прав. Законодательство Британии позволяет скрывать незаконно нажитые активы. Это удобная сеть британских территорий, которые не подпадают под строгое регулирование британских законов. Это Британский Виргинские острова, остров Мэн и так далее. И даже в самом Лондоне можно обнаружить адреса, где зарегистрированы тысячи компаний.

А.К.: В этом нет ничего нового, такая ситуация сложилась и существует давно. Что заставило правительство обратить на это внимание именно сейчас? Эти материалы, которые легли в основу выступления премьер-министра, во многом готовила ваша организация, ваши британские коллеги.

Д.П.: В 2014 году в Брисбене в Австралии на саммите "Двадцатки" были выработаны меры по раскрытию конечных бенефициаров. Британия взяла на себя обязательство создать реестр конечных бенефициаров на своей территории и обмениваться налоговой и другой информацией. Так что начало этому движению было положено еще год назад.

Transparency International UK провела большое исследование, где обозначило недостатки британского законодательства, которые препятствуют установлению конечных, истинных бенефициаров, позволяют скрывать незаконно нажитые активы.

А.К.: Сейчас предложена мера, которая должна быть препятствием на пути проникновения коррупционных денег. Правительство намерено обязать оффшорные компании оглашать имена своих владельцев. Насколько серьезны эти намерения? Насколько действенна эта мера? Не найдется ли лазейка для людей, которые хотят незаконно проникнуть на рынок британской недвижимости?

Д.П. Найдется. Особенно этому будут препятствовать сами оффшорные зоны, Виргинские острова и так далее, которые от этого получают неимоверные доходы. Местные органы будут всячески этому препятствовать. Но появилась сильная мотивация этому противодействовать, заставлять оффшоры соответствовать нормативам, которые вырабатываются Лондоном.

А.К. В выступлении Дэвида Кэмерона российские деньги не упомянуты. Вы же наверняка больше занимаетесь тем, что делается в России или из России. Насколько велики масштабы российского коррупционного присутствия на британском рынке? По четвертому британскому телевизионному каналу недавно прошел фильм, который стал здесь сенсацией. Он разоблачал и российское коррумпированное чиновничество и пособничающие ему фирмы недвижимости и юридические компании. Что можно сказать по этому поводу?

Д.П.: Треть незаконных денег, вращающихся в Британии, российского или украинского происхождения. Уже около 10 лет большинство бывших и нынешних российских олигархов скупают недвижимость в центре Лондона. Регистрируется много так называемых шелл-компаний, компаний-однодневок, которые представляют собой инструмент отмывки денег. Согласно законодательству Британии, юристы и риэлторы должны проверять законность денег только у тех, кто продает недвижимость, а не у покупателя. А покупатель - чиновник, сбежавший из России, который был замешан в деле Магнитского, например, Карпов и другие. И он скупает недвижимость в Лондоне, Дубае и так далее. А его, согласно норме, не проверяют. И это обязательно нужно изменить в законодательстве.

А.К.: В том фильме, о котором я говорил, я обратил внимание на посреднические юридические компании. Там выдуманный чиновник обращается в фирму недвижимости и прямо говорит, что деньги не чистого происхождения. Это надо скрыть, для этого нужен юрист. И агент по недвижимости с готовностью ему предоставляет услуги юридической фирмы, солиситоров, которые готовы идти на оформление такой сделки. Против них будут какие-то меры предприняты?

Д.П.: Это необходимо, потому что они действовали незаконно. Но такое есть не только в Британии. Расследование по вопросу денег Януковича и его семьи показало, что в Европе был создан целый юридический механизм, который помогал легализовать такие доходы, например, в Австрии. Там был известный юрист, который сейчас находится под следствием, который был доверенным лицом как Азарова, так и Януковича, и который проводил многие незаконные сделки.

А.К.: Это затронет те сделки, которые будут совершаться с момента принятия законодательства. А коснется ли это людей, которые уже владеют собственностью в Британии, даже если она приобретена не на очень чистые деньги. Будет ли расследование уже совершенных сделок?

Д.П.: Недвижимость покупается или для себя, или для вложения средств. Богатые люди инвестируют в недвижимость с целью дальнейшей продажи. Надо посмотреть, что с этой недвижимостью будет происходить дальше. Переходит ли она из рук в руки, с целью легализации незаконных доходов? Если говорить о банковских счетах, это отследить проще. На уже купленную недвижимость новые юридические меры обратить будет нельзя. Закон обратной силы не имеет.

А.К.: Как это может повлиять на английскую экономику? Дэвид Кэмерон выступал достаточно решительно, но уже раздаются голоса, что жесткие ограничительные меры могут привести к серьезному оттоку капитала из Британии. Люди, приобретающие дома, вносят средства в британскую экономику. Не скажется ли это негативно на ее развитии?

Д.П.: Наоборот, на Лондоне, как одном из финансовых центров мира, это скажется благотворно. От грязных денег деньги бегут, а к чистым – прилипают. Чтобы Британия не превратилась в отмывочную свалку, ей следует держать свое реноме честного финансового центра.

Послушать программу можно здесь.

Новости по теме