Эдинбургский "Фриндж" и его русско-украинские обитатели

  • 27 августа 2015
Фриндж
Image caption В этом году "Фриндж" проходит с 7 по 31 августа

"Это полный отстой, приходите вечером посмотреть". Или более традиционно: "Это мое бесплатное шоу, и я очень горжусь им. Вы должны прийти" - так по-разному, но всегда очень убедительно актеры и актрисы в полном театральном облачении приглашают зрителей на свои шоу в Эдинбурге.

Любой, кто попадает в центр Эдинбурга во время "Фринджа", должен быть готовым превратиться в "дичь": приманку для актеров или промоутеров 3 314 представлений фестиваля.

С такой конкуренцией любые способы привлечь публику хороши. Многие постеры и плакаты выглядят как произведения искусства, другие привлекают юмором, эпатажем или намеком на "взрослое содержание", кто-то просто затягивает зрителей на спектакли.

На Королевской миле, одной из центральных улиц Эдинбурга, непрерывно демонстрируют отрывки из выступлений. Чтобы привлечь на шоу, нужно отдельное шоу.

Даже после одного дня на фестивале, заходя в любое помещение или просто за поворот, привычно ищешь табличку "venue" с номером – так обозначают каждую из более чем 300 сцен фестиваля. Они повсюду. Многие сцены труппы делят друг с другом – так проще оплатить расходы на участие.

Траты участники полностью берут на себя; обратная сторона такой организации – то, что принять участие во "Фриндже" может каждый, кто в состоянии себе это позволить, конкурсной комиссии и отборов тут нет.

"Это международная платформа для того, чтобы представить свою работу всей индустрии, прессе, международной публике", - объясняет Том Барнс из ноттингемского театра 2Magpies, почему его театр решил раскошелиться на поездку на "Фриндж". Он с коллегой Мэттом Вилксом признается, что в лучшем случае, если все билеты на их спектакль The Litvinenko Project будут раскуплены, они выйдут в ноль.

"Это необходимое зло", - так актер и режиссер описывает мотивацию для участия во "Фриндже". Как правило, за театральным августом следует очень интенсивный сентябрь: звонки, письма, переговоры, по итогам которых труппа уже может сказать, удачно она выступила в Эдинбурге или не очень.

"Выступить в Эдинбурге – это на практике доказать, что ты есть в индустрии", – говорит Том.

С мыслями о России

На вопрос о качестве спектаклей, о том, как разобраться, что здесь стоит смотреть, мои собеседники смеются: "Это же Фриндж". Никакие обобщения, говорят они, здесь не работают: невозможно сказать наверняка что-то обо всем фестивале, как невозможно посмотреть три тысячи спектаклей.

Image caption The Litvinenko Project: немного полония к курице

Том и Мэтт признают, что недавно завершившиеся открытые слушания по делу об убийстве Александра Литвиненко добавили интереса к их спектаклю.

Зрители все чаще стали ставить эту историю в контекст новой холодной войны, но в Эдинбурге на него приходят не только те, кого интересует Россия или дело об убийстве полонием.

Кто-то пришел, потому что живет в Лондоне около кафе, где могли отравить Литвиненко. Именно на "Фриндже" труппе впервые встретилась группа британцев, горячо поддерживающих президента России Владимира Путина. Впрочем, его имя в спектакле упоминается всего один раз – когда звучит реальное послание убитого, озвученное его другом. Все остальное время зрителям, попивающим чай, пересказывают, чем Литвиненко занимался в день смерти.

"Это как история Джеймса Бонда, и, к тому же, это произошло в Лондоне", - рассказывает один из участников чаепития о том, что привело его на спектакль.

"Эта история еще недавно была в новостях, - добавляет его спутник. – Украина, "Малайзийские авиалинии", это дело – вот несколько моментов, которые заставляют людей думать о России".

Как выжить на "Фриндже"?

Image caption Артисты сами раздают листовки и сами приглашают на свои спектакли

"Город оживает", - описывает фестивальный Эдинбург житель города, которому, в отличие от многих местных, нравится огромное количество туристов на улицах.

У каждого гостя фестиваля своя стратегия выживания и выбора на "Фриндже", но каждый из них может вспомнить хотя бы одну неудачу – совершенно неудобоваримое шоу, с которого хотелось убежать как можно скорее.

"Но это хорошо. Такая неудача устанавливает определенный уровень, шоу хуже которого уже сложно представить", - рассказывает о своем опыте один из зрителей.

Другой, посетивший десятки спектаклей, рассказывает, что доверяет отзывам местной прессы, и благодаря этому, почти не испытывает разочарований.

Еще одна зрительница, Никола, выбирает только те спектакли, которые советует ей друзья. Все они уже много лет посещают "Фриндж". Никола называет это своего рода зависимостью.

Только Майдана недостаточно

Казалось, на Фриндже очень сложно кого-то удивить, но вот слышали ли здесь "Мурку"?

Украинская труппа из Лондона "Молодий театр" заполнила этот возможный пробел в своей постановке "Bloody East Europeans" ("Чертовы восточноевропейцы") о жизни восточноевропейских мигрантов в Британии. Уже в первый вечер на "Фриндже" все билеты на спектакль были раскуплены: неплохо, как для первого вечера, негромко говорили друг другу билетеры. Тем более что труппа впервые на "Фриндже".

Сам спектакль очень задорный, музыкальный и полный стереотипов о тех, кого объединяют в очень разношерстную группу восточноевропейцев, но когда выходишь из зала, настроение совсем не веселое – слишком уже все эти злоключения мигрантов жизненные и реалистичные.

"Мне кажется, что британская публика, к сожалению, больше интересуется вопросами миграции и мигрантов, чем войной в Украине", - объясняет актуальность спектакля его автор Уиллим Блекер, специалист по истории, культуре и языкам Восточной Европы.

Он начал работать над текстом еще до Евромайдана и войны, а поставили спектакль весной 2014 года. Первый Фриндж для этой труппы – возможность выйти за грани восточноевропейской публики: "Быть услышанными за пределами группы людей, которые и так знают, о чем мы говорим, за пределами группы людей, которые говорят: "О, это обо мне".

"Говорить только о Майдане людям недостаточно. Люди хотят знать больше об украинцах, и не только украинцах. Кто эти люди из Восточной Европы? Где-то там война происходит, что-то странное, непонятное", - рассказывает режиссер театра Олеся Хромейчук, называя свой спектакль контекстом для понимания нынешних событий. Именно британцев в последнее время среди зрителей стало больше.

Вот, например, Саймон, пришедший на Bloody East Europeans в Эдинбурге с двумя дочерями: "Это спектакль заставляет задуматься о людях из Восточной Европы, о том, как ты на них реагируешь. И этот спектакль добавляет теплоты в отношении к ним". Почему Саймон решил прийти именно на этот спектакль? Говорит, что чувствует связь с регионом: уборщица в его доме - из Восточной Европы.

Украинские мигранты на спектакле признаются, что узнают себя.

"Конечно, узнала: я – юрист, а работаю администратором в хостеле. Мы не крадем чужие рабочие места, мы даем британцам понять, что они могут работать усерднее", - говорит украинка Дарья.

Image caption "Молодий театр" учит зрителей говорить "по-восточноевропейски"

Актеры Молодого театр в мирной жизни совсем не актеры: кто-то работает на стройке, кто-то убирает дома, кто-то преподает в университете или занимается наукой, а театр начинается уже после работы. Например, Ярослав вне театра – британский строитель, признается, что до увлечения Молодым театр был на спектакле всего два раза в жизни.

"У меня были знакомые, типичные "заробитчане", люди, которых интересовали только работа и дом. Мне это не нравилось, мне хотелось чего-то большего", - рассказывает британский строитель о том, что привело его в театр.

Все участники труппы убеждены, что побывать на "Фриндже" – это мечта любого театра или актера, которую они реализовали.

Церковный поп-арт

Шоу в Эдинбурге без преувеличений начинается уже на улице. Пока стоишь в очереди на один спектакль, режиссер и актриса другого обходит каждого, раздавая приглашения и переманивая зрителей. И так продолжается с раннего утра и до позднего вечера: нередко главный и единственный актер шоу выбегает на улицу перед самым началом, чтобы "словить еще пару-тройку человек".

Вход на многие спектакли и шоу фестиваля бесплатный, и не только на уличные. Бесплатных шоу так много, что их расписание издают специальной книжкой - Free Fringe. Но эта бесплатность иногда обманчива: после шоу исполнитель берет в руки специальное ведерко и собирает пожертвования. Многие прямо, полушутливо-полусерьезно, озвучивают сумму, которую хотят получить.

На "Фриндж" не приезжают заработать. Одни труппы считают это инвестицией в будущее, вкладывая в поездку личные сбережения, кто-то, как Молодой театр, собирает деньги через Kickstarter. Приезжают очень маленькими труппами, с минимальными декорациями, иногда – самодельными.

Многие шоу – попросту "театр одного актера". Так свое выступление описывает и россиянка Настя Рыбачук.

Правообладатель иллюстрации Nastya Rybachuk
Image caption Во время спектакля Настя Рыбачук исправно приказывала сносить головы неугодных с плеч

Эффектная дама червей с ярко-красной помадой и некоторым эпатажем выступает в церкви. Резной алтарь церкви Сент-Джонс за спиной исполнительницы резко контрастирует с ее лозунгом "Поменьше пафоса, господа!", да и с самим названием спектакля – "Только для больших мальчиков" (For Big Boys Only). Но такие контрасты, кажется, как раз и нравятся Насте: "Я поняла, что мне нужен гротескный пафос, чтоб я вышла в этом платье, и потом весь этот пафос свела на нет".

В России она выступает со своими стихами в жанре поп-арта, в Эдинбург привезла их англоязычную версию. Шоу из стихотворений и песен, написанных на неродном языке, скорее исключение, чем правило на "Фриндже". И Настин юмор дается многим местным зрителям нелегко: в первую очередь, не очень многочисленные зрители говорят о том, как эта постановка отличается от традиционных стэндап-комиков, выступающих в пабах.

"Мне кажется, что ее стихи гораздо более шокирующие в России, тогда как здесь – это все совершенно нормально", - делится впечатления от спектакле шотландка Сэмми.

Американку Ким Уокер на спектакль привлекла необычность самой исполнительницы: "Даже учитывая то, что она русская и что она перевела свои материалы, это всё равно понятно за пределами российской культуры".

"Я росла в Штатах, и особенно в 80-х всегда было ощущение, что кто-то там сидит с пальцем на кнопке, и русские всегда были врагами, – делится своими соображениями Ким. – Так продолжалось, пока я не выросла и не поняла, что они тоже люди. Мне очень хотелось увидеть что-то из другой культуры, а не еще одного британского комика".

Настя Рыбачук рассказывает, что много и успешно работала в России, но признается, что на российские заработки сейчас в Британии долго не прожить. Но теперь ей бы очень хотелось поработать в Британии: "У меня нестандартное творчество, которое сложно куда-то вписать, а Британия это страна тех, кто поддерживает все нестандартное, всё новое".

Правообладатель иллюстрации PA
Image caption Чем удивить тех, кто уже видел практически все?

У ценителей "Фринджа" в Эдинбурге очень плотное расписание: едва досмотрев один спектакль, они сразу бегут на следующий.

"Фриндж"у сложно сопротивляться, и он, действительно, затягивает, постоянно ловишь себя на мысли: куда бы еще сходить? И постоянно сомневаешься в своем выборе: а вдруг пропустишь самое смешное, самое лучшее или красивое шоу?

Новости по теме