Российские БТРы для Башара Асада

  • 3 сентября 2015
Корабль "Николай Фильченков" Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Десантный корабль "Николай Фильченков" 20 августа был замечен с военным грузом в Босфоре (на этом снимке он стоит на базе в Севастополе)

Недавнее появление в Сирии новенькой российской бронетехники - бронемашин, которые до того еще ни разу не поставлялись этому союзнику Москвы, - заставляет предположить, что в ситуации, когда режим Асада переживает тяжелые времена, Москва намерена восстановить здесь военный баланс.

20 августа в Босфоре был замечен тяжело нагруженный российский десантный корабль класса "Тапир" ("Alligator" по классификации НАТО) "Николай Фильченков".

Эксперты, проанализировавшие полученные снимки корабля, говорят, что на его борту находились грузовики и бронетехника. Считается, что корабль направлялся в Сирию. Вскоре после этого сирийская армия опубликовала видео, на котором были засняты в действии на вид совершенно новые бронетранспортеры БТР-82А.

Подобные бронемашины ранее никогда не поставлялись в Сирию. Окраска БТРов внешне походила на ту, которая используется в российской армии. Это позволяет предположить, что машины были взяты непосредственно из российских армейских запасов.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Бронемашины БТР-82а ранее Сирии не поставлялись. Они заметно отличаются от более старых моделей БТР-80

На других снимках можно увидеть российский бронеавтомобиль "Тигр" , который также ранее в Сирию не экспортировался. К подобным материалам необходимо относиться с осторожностью. Однако эксперт Международного института стратегических исследований в Лондоне Джозеф Дэмпси говорит, что эти кадры, если они подлинные, являются серьезным свидетельством того, что машины БТР-82а и "Тигр" находятся в Сирии.

Союзник Асада

Поставки подобных вооружений вызывают самые разные вопросы. Почему Россия поставляет сирийцам новые, ранее не поставлявшиеся образцы военной техники? Они могли бы поставлять и более старые образцы, например, БМП, с которыми сирийские военные хорошо знакомы. (В 2013-14 годах Сирия получила небольшое количество БТР-80. Однако БТР-82а – более современная машина, с другой башней и системой вооружения.)

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Пока остается неясным, как далеко может пойти Россия, защищая режим Башара Асада

Что это - первая такая поставка, за которой последуют новые? И кто на самом деле управляет новыми системами?

Россия – одна из немногих стран-союзников сирийского президента. Она давно уже является крупным поставщиком вооружений в Сирию, а в нынешней сложной для Дамаска ситуации она предоставила Сирии столь нужную ей дипломатическую поддержку.

Россия сыграла важную роль в достижении соглашения 2013 года, согласно которому режим Асада отказывался от химического оружия. В сирийском Тартусе многие годы действует небольшая российская военно-морская база.

Эта база представляет собой форпост России в средиземноморском регионе, где влияние Москвы было наиболее сильным в 70-е годы прошлого века, в разгар холодной войны.

Однако сирийский кризис встревожил Москву. Она не меньше Запада обеспокоена военными успехами религиозных радикалов экстремистской группировки "Исламское государство".

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption ИГ все ближе подбирается к прибрежным средиземноморским районам Сирии, к Латакии (на снимке) и Тартусу

Россия, в отличие от западных правительств, без всякого энтузиазма встретила события "арабской весны". Оглядываясь на произошедшее и учитывая, что надежды на демократическое развитие региона провалились, упрямый российский прагматизм выглядит более реалистичным подходом, нежели западная дипломатия.

Сирийский кризис стал для России и новой возможностью. Ее тесные связи с Башаром Асадом сделали Москву ключевым игроком в регионе. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров настойчиво продвигал российскую позицию, заключавшуюся в том, что уход Асада не может быть условием сделки о мирном урегулировании в Сирии.

Подобные условия, по его словам, совершенно нереалистичны и контрпродуктивны. Россия утверждает, что работает над созданием того, что она называет "широким антитеррористическим фронтом" , противостоящим "Исламскому государству".

Но важнейшим для России остается выживание режима Башара Асада, независимо то от того, какой в более долгосрочной перспективе будет судьба самого сирийского президента.

Роль России

В последние недели российская дипломатическая активность вокруг Сирии привлекала большое внимание. Примером этой активности являются переговоры с членами руководства Саудовской Аравии и Ирана.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Недавняя дипломатическая активность Москвы на Ближнем Востоке привлекла пристальное внимание

Для самого Башара Асада, тем временем, ситуация в последние недели лишь ухудшалась. Его противник продолжает все ближе подходить к самому сердцу земли алавитов – прибрежным средиземноморским районам Сирии, к Латакии и Тартусу.

На фоне этой неопределенности в воздухе витают самые разные слухи о роли России. Москва отвергла недавние сообщения о поставках Сирии современных боевых самолетов.

Некоторые израильские эксперты утверждают, что Россия готовится использовать свою авиацию против "Исламского государства" и даже может рассматривать более активную роль в наземных операциях, если ситуация для Башара Асада не улучшится.

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption На фоне недавних попыток Москвы объединить лидеров сирийской оппозиции ее поддержка Асада уже не кажется столь однозначной

Пока что все это не более чем спекуляции. Россия отвергает любые сообщения о том, что ее авиация находится в Сирии и готовится к нанесению ударов по ИГ.

Один из экспертов, представитель российской оборонной промышленности Руслан Пухов, считает, что сирийскому режиму сейчас необходимы боеприпасы, легкие вооружения, системы связи и беспилотники.

Однако история с "Николаем Фильченко" может быть сигналом о том, что, если будет нужно, Россия готова действовать и более решительно.

Новости по теме