Как дети афганских беженцев взрослеют в Белоруссии

  • 9 октября 2015
"Эврика"
Image caption ООН называет "Эврику" уникальным центром в Белоруссии, где дети-беженцы получают особую заботу и всестороннюю социальную и психологическую помощь

Девчонки лет двенадцати - глазастые и черноволосые, - наскоро переговорив о чем-то с преподавателем на незнакомом мне языке, ловко выкраивают прямоугольник и кидаются к швейной машинке. Учитель труда бросается наперерез: прежде чем включится электромотор, надо убрать с плеч длинные черные пряди, да и вообще положено надеть косынку!

Пряди убраны, мотор урчит пару минут, и еще через мгновения в шесть-восемь рук набивается обрезками синтепона голубая подушечка: "Это вам!".

Я судорожно решаю, что делать с журналистской этикой, запрещающей принимать подарки при исполнении профессиональных обязанностей, но в детских глазах столько восторга, признательности и ожидания оценки: смотрите, как получилось!

Получилось классно!

Через год-два эти девочки получат свою первую трудовую книжку – если воспользуются белорусской госпрограммой по обеспечению занятости молодежи в свободное от образования время.

Image caption Девочки моментально смастерили голубую подушечку

По госпрограмме дети, достигшие 14 лет, могут работать в учебное время 2 часа в день, на каникулах - 4 часа в день, и, конечно, весь этот энтузиазм может быть зафиксирован официально.

Белорусским подросткам – если при маме-папе, благополучной семье – трудовая книжка в юном возрасте редко актуальна.

Этим приходится взрослеть раньше.

Они – из семей афганских беженцев, осевших в Белоруссии.

"Эврика"

"Мы не даем профессию, мы занимаемся профориентацией. Можно познакомиться со специальностью у нас и идти дальше", - уточняет Светлана Шмагоревская, руководитель Центра дополнительного образования детей и молодежи "Эврика", который работает во Фрунзенском районе белорусской столицы.

Image caption Куклу, которую размещает в отремонтированном кабинете "Эврики" Светлана Шмагоревская, сшили мальчишки-афганцы

В проектах "Эврики" сейчас заняты примерно шесть тысяч местных ребятишек и 140 афганцев – дети и мамы, которые не решаются отпустить малышей в самостоятельный путь по городу, но, чтобы не тратить время даром, изучают русский по букварю, пока мальчишки и девчонки заняты другим.

Педагоги "Эврики" подчеркивают: для детей беженцев не создают особых групп, они вольны выбрать себе любое занятие по вкусу: шитье, рисование, танцы, спорт – рядом с белорусскими сверстниками. В неформальном общении и язык, и традиции принявшей страны постигаются быстрее.

Исключение – блок занятий по языкам, русскому и дари, и школьной программе: бывает, что беженцы-подростки на родине вообще не ходили в школу, тут приходится догонять.

Детям и подростам рекомендуют в "Эврике" программу финансовой независимости. Сначала с детьми занимается психолог, изучает их потребности и склонности, проводит тренинги межличностных отношений, предлагает способы безопасных выходов из конфликтов. В деловых играх, например, учатся писать резюме – чтобы получить желанную работу.

На практике приобретают профессиональный навык. Чаще всего учатся шить и моделировать одежду. Девочки и даже мальчишки любят эти занятия. Именно мальчики, например, сшили ляльки (куклы)-обереги, которые теперь руководитель "Эврики" размещает в новых классах отремонтированного трехэтажного Центра дополнительного образования детей и молодежи.

"Чужих детей не бывает"

В организациях, куда обращаются беженцы – Красный Крест, Служба по консультированию беженцев и т.п. – "Эврика" настоятельно предлагает: если у вас есть ребенок, приходите к нам.

"Наши адреса уже известны. И некоторые семьи, выезжая из Афганистана, уже знают: надо ехать в Минск, там есть "Эврика" и там помогут с детьми, даже самыми маленькими – у нас есть Школа раннего развития", - рассказывает Светлана Шмагоревская.

Image caption Мохамад Милад родился в Минске и проблем в общении со сверстниками не имеет. Учит дари – язык своего народа

Вообще-то все началось с непредсказуемой личной инициативы: после пламенной речи сотрудника офиса Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев на одном из районных совещаний руководителю "Эврики" передали визитку: мол, посмотрите, можем ли что-то сделать.

Светлана Шмагоревская с коллегами тут же обнаружила, что в районе есть дети из семей грузинских беженцев – был конец девяностых, из Грузии и Абхазии в Белоруссию от конфликта бежали целые семьи.

"Эти грузинские детки занимались у нас практически 10 лет. Мы танцевали грузинские танцы, пели песни, учили грузинский – потому что одно из лучших решений проблемы беженцев – это возвращение их на родину, в случае, если конфликт там погашен. Наши дети через десять лет стали взрослыми и ушли из "Эврики". Но еще раньше появились афганцы – просто потому, что их отцы в основном работали и работают на огромном рынке, который территориально относится к нашему району", - рассказывает Светлана Шмагоревская.

"Чужих детей не бывает" - один из лозунгов этой программы.

Что может папа?

Если школьную проблему не решить без родителей, завуч 136-й минской школы Марина Сонгина обращается к отцам. Мамы ее иноземных учеников по-русски говорят слабо и решений принять не могут, а вот папы могут почти все: решить подростковые конфликты, помочь классу с ремонтом, обеспечить подарки лучшим ученикам-беженцам к концу учебного года.

Image caption Афганские мамы разрешили фотографировать своих детей, но сами, склонившись над учебниками, спрятали лица

Марина Сонгина - специалист по образованию совместного проекта "Эврики" и минского офиса Управления Верховного Комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН).

И в "Эврике", и в "своей" школе Марина занята главной из проблем: научить понимать, в чем суть новых для беженцев-переселенцев жизненных условий.

Социальная адаптация прибывших демонстрирует дорогие учительскому сердцу победы: воспитанница белорусских педагогов Амири Митра поступила в Минский государственный медицинский университет; афганец Бактош стал студентом факультета журналистики Белгосуниверситета.

Валентина Мостовлянская, руководитель проекта "Интеграция и адаптация детей беженцев" в государственном учреждении образования "Центр дополнительного образования детей и молодежи "Эврика", увлеченно рассказывает о воспитаннике-парнишке, ставшем после вуза учителем физкультуры в соседней школе. Одна из афганских девочек, закончив местный педагогический, учит детей английскому языку.

Каждый из белорусских педагогов, между тем, отмечает: традиции иной страны не позволяют достичь стопроцентного интеграционного успеха.

"Да, через много лет мы достигли того, что не все мальчики после 13 лет уходят работать на рынок, и наши афганские девочки теперь говорят, что папа позволил получить образование, а потом выдаст замуж. Но нам бы хотелось, чтобы способные дети имели шанс на успех в нетрадиционных для их сообщества условиях", - говорит Валентина Мостовлянская.

Афганская правда

Отцы афганских семейств в Минске не имеют престижной и доходной работы. Об этом говорят мне мамы, засевшие за букварем, и Вакила Шекве – волонтер программы по социализации детей беженцев в Минске.

Image caption Вакила Шекве ведет сложный по конструкции урок: с русским, дари, визуализацией…

Вакила оказалась в Белоруссии почти двадцать лет назад – выпускница Кабульского университета, директор одной из местных школ вместе с мужем-военослужащим, прихватив четырех сыновей, бежали от войны и моджахедов. Приглашение работать в "Эврике" Вакила называет подарком судьбы.

Бывшие афганские офицеры, экс-служащие и экс-бизнесмены, как и муж Вакилы, без знания языка могли и могут рассчитывать разве что на работу на рынке.

"Плохо с работой, - говорит мне одна из мам, Раза Абида. - На рынке сейчас нет дохода, мало покупателей".

Но дочь Абиды, прошедшая через совместную программу "Эврики" и минского офиса УВКБ ООН, уже закончила колледж, имеет работу и профессию медицинской сестры. Семье – как многодетной – выделили в Минске четырехкомнатную квартиру; Абида, уже в Белоруссии родившая четвертого ребенка, как и белорусские мамы, три года получала пособие по уходу за малышом.

У волонтера Вакилы Шекве – тоже четырехкомнатная, говорит, предоставил Мингорисполком, отремонтировало УВКБ ООН. Но в этих четырех комнатах – еще четыре сына, невестки, внуки. "Тесно", - вздыхаю я. "Нет войны", - отвечает Вакила.

Image caption Перед уходом на переменку

Белорусы, по ее словам, отзывчивые люди – в магазинах и поликлиниках, чиновничьих кабинетах, куда ей постоянно приходится ходить с соотечественниками в качестве помощника и переводчика, практически не возникает конфликтов.

"Мальчишки иногда подерутся – но это же мальчишки, они во всех странах похожи. Или в магазине кто-то вдруг скажет: вот, приехали. Но надо понять - все люди одинаковы. Горько, если кто-то не понимает, что такое быть беженцем", - говорит женщина.

И добавляет вдруг: "Даже при самой хорошей жизни в другой стране очень хочется вернуться на родину. У каждого человека есть родина. Я соскучилась по каждой улице в Кабуле"...

Даже из-под стола

За минувшие полтора года Белоруссия приняла более 150 тысяч уехавших из соседней Украины. Детям этих переселенцев специальным указом Лукашенко гарантированы равные с белорусами возможности социальной поддержки и образования; их родителям – еще и упрощенный, по сравнению с другими иностранцами, режим оформления документов при трудоустройстве.

Правообладатель иллюстрации b
Image caption В программах "Эврики" участвуют 140 афганских детей, подростков и мам

Наплыва бегущих от сирийского конфликта в Белоруссии не ждут – прежде всего потому, что потребительские качества жизни несоизмеримы с теми, за которыми стремятся в Западную Европу.

Но детей из любой страны в минской "Эврике" обещают принять.

"Схема интеграции и социализации уже отработана. И даже если в новой группе не найдется такого волонтера, как Вакила, постараемся найти язык взаимопонимания", - говорит руководитель "Эврики" Светлана Шмагоревская.

В качестве иллюстрации того, что понять друг друга получится, педагоги со смехом вспоминают, как, обучая новичков русскому, учитель то лез под стол, повторяя "под, под", то взымал ладони над столешницей: "над!".

"Но ведь научил же!" - отмечают женщины.

Работу "Эврики" ценят и представители ООН. Вот что сказал про эту организацию Жан-Ив Бушарди, представитель УВКБ ООН в Белоруссии:

"Эврика" является уникальным центром в Белоруссии, где дети-беженцы получают особую заботу и всестороннюю социальную и психологическую помощь. В среднем каждый год около 140 афганских детей и их родителей являются получателями помощи в рамках данного проекта. Некоторые дети и подростки, следуя за своими родителями, возвращаются назад в Афганистан, иные покидают Белоруссию, чтобы уехать в третьи (западные) страны. Таким образом, проект охватывает все новые семьи, ежегодно прибывающие в Белоруссию. В общей сложности около 800 афганских детей и взрослых стали участниками мероприятий проекта с 1998 года. Мы оцениваем этот проект как очень эффективный".

Новости по теме