Убийство Ицхака Рабина: удар по миру на Ближнем Востоке

  • 4 ноября 2015
На церемонии, посвященной годовщине смерти Рабина Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Ицхак Рабин был убит в Тель-Авиве 4 ноября 1995 года

Недавно я разговаривал с одним из членов израильского руководства об убийстве Ицхака Рабина.

Я считаю, что покушение на Рабина, произошедшее 20 лет назад, стало одним из самых эффективных убийств ХХ века.

Его убийца Игаль Амир хотел развалить палестино-израильское мирное соглашение, заключенное в Осло, застрелив единственного израильского политика, способного претворить это соглашение в жизнь.

Амир хотел положить конец возвращению земли на оккупированном Западном берегу под контроль палестинцев. Он верил в то, что эта земля – Божий дар еврейскому народу, который не может быть предметом торга.

Игаль Амир достиг всех своих целей.

Израильские власти утверждают, что преемники Рабина точно так же хотели переговоров. Но они не смогли заключить эту сделку, поскольку ни Ясир Арафат, ни Махмуд Аббас не соглашались на компромиссы, необходимые для заключения договора.

Убийца Рабина – религиозный еврей, изучавший в свои 20 с небольшим лет юриспруденцию. Он был уверен в том, что добился исторической победы. Когда его обвинили в убийстве, он с радостью признался в содеянном. Игаль Амир даже попросил рюмку шнапса, чтобы произнести тост в честь своего успеха.

Рождение надежды

Ситуация в Израиле и на оккупированных палестинских территориях в месяцы, предшествовавшие убийству Ицхака Рабина, была неспокойной. Настроение в стране представляло собой смесь надежды сторонников мира с обеих сторон а также страха и неприятия правых израильтян и членов военизированного крыла ХАМАС.

В 1995 году я получил пост корреспондента Би-би-си на Ближнем Востоке и переехал в Иерусалим. Куда бы я ни пошел в те дни в западной части Иерусалима, везде висели плакаты с Ицхаком Рабином, вывешенные противниками промежуточных мирных соглашений, достигнутых им с палестинцами.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Невозможно предсказать, каким было бы будущее Израиля, если бы Ицхак Рабин был жив

На многих из них Рабин был изображен похожим на Ясира Арафата, с обернутой вокруг головы "арафаткой" – традиционным арабским платком куфия.

На некоторых плакатах, появившихся на демонстрациях, израильские оппоненты Рабина изображали его нацистом, одетым в черную униформу СС.

Нынешний премьер-министр страны Биньямин Нетаньяху был тогда лидером оппозиции и выступал на митингах самых непримиримых противников Рабина.

Тем временем боевики ХАМАС уже начали череду взрывов, осуществляемых боевиками-смертниками.

Они не признавали соглашений, достигнутых в Осло, утверждая, что это капитуляция и что не может быть никаких территориальных компромиссов с государством Израиль, которое, по их убеждению, просто не имеет права на существование.

Некоторые известные в стране интеллектуалы также отвергали эти соглашения.

Но мои впечатления от лета 1995 года были таковы, что рядовые израильтяне и палестинцы серьезно надеялись на то, что впереди у них лучшее будущее и что возможно мирное разрешение этого самого сложного конфликта современности.

Экстремисты, предпринимавшие отчаянные усилия по срыву соглашения, проигрывали.

"Война за мир"

Ицхак Рабин был необходим для достижения мира. Он был человеком, которому израильтяне больше других доверяли свою безопасность.

Рабин руководил боевыми операциями израильтян в войне 1948-49 годов. В 1967 году, когда он был начальником генштаба израильской армии, под его командованием израильтяне одержали блестящую победу над вооружёнными силами Египта, Сирии и Иордании в Шестидневной войне.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption С именем Ицхака Рабина многие израильтяне связывали надежды на мир

После этого, как и многие другие израильские генералы, он ушел в политику.

Когда начался мирный процесс Осло, он использовал свое влияние в кнессете - израильском парламенте - и на международной арене.

Вот его типичная для того времени цитата из речи 1993 года:

"Я, учетный номер 30743, генерал-лейтенант резерва Ицхак Рабин, солдат израильских сил обороны и армии мира, я, посылавший армии в огонь и солдат на смерть, говорю сегодня: мы движемся в войну, в которой нет жертв, нет раненых, нет крови и страданий. Это – единственная война, в которой приятно участвовать – война за мир".

Израильтяне слушали Рабина, говорящего о мире, потому, что он показал себя как военный, которые больше всего хотел, чтобы его страна была в безопасности. Они слушали его, когда он говорил, что ответом является не война, а мир.

После смерти Рабина Израиль был охвачен горем. Сторонники мира также переживали чувство вины за то, что не смогли защитить Рабина, когда на него сыпались оскорбления.

Конечно, невозможно точно предсказать, каким было бы будущее Израиля, если бы Ицхак Рабин был жив.

Мирный процесс, который привел к подписанию соглашений в Осло, постепенно сошел на нет, но я уверен в том, что смертельный удар он получил 4 ноября 1995 года, когда Игаль Амир выстрелил в спину Ицхаку Рабину. Пока был жив Рабин, оставался шанс на поддержание мира с палестинцами.

Он добился уникального взаимопонимания со своим старым врагом Ясиром Арафатом. После убийства Рабина Арафат посетил его вдову Лию и принес ей соболезнования. На фотографиях, запечатлевших этот визит, он без своего вездесущего платка.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Рабин добился взаимопонимания со своим старым врагом Ясиром Арафатом

Это могло бы и не сработать. 4 ноября, когда был убит Рабин, переговоры с палестинцами уже отставали от графика.

Сам Рабин не признавал публично, что поддерживает идею палестинского государства. Однако его ближайшие помощники говорили после его смерти, что Рабин знал: это условие будет частью окончательного соглашения.

На переговорах еще не были затронуты самые сложные вопросы: окончательные границы палестинского государства, будущий статус Иерусалима, судьба палестинских беженцев и израильских поселений на оккупированных территориях.

Тем не менее Рабин и Арафат могли воспользоваться этим историческим шансом.

Другой путь

После убийства Рабина присягу премьер-министра Израиля принял Шимон Перес.

Вместо того, чтобы воспользоваться всплеском популярности в опросах общественного мнения и объявить внеочередные выборы, он решил дождаться, пока пройдет текущий премьерский срок.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Игаль Амир все еще сидит в тюрьме, уверенный в том, что является национальным героем

Вслед за этим последовал ряд неудач, к тому же участились подрывы палестинских смертников.

В 1996 году, в ночь после голосования, израильтяне легли спать в полной уверенности, что Шимон Перес с небольшим перевесом одержит победу над Биньямином Нетаньяху.

В штаб-квартире партии "Ликуд" в Тель-Авиве я наблюдал, как рыдали активисты из-за поражения своего героя.

Но когда Израиль проснулся, окончательный подсчет голосов отдал победу Нетаньяху.

Ицхак Рабин, скорее всего, победил бы Биньямина Нетаньяху на этих выборах. История могла бы быть иной.

Игаль Амир все еще сидит в тюрьме, уверенный в том, что является национальным героем. Он пытается добиться помилования.

Ему было разрешено жениться. Во время одного из визитов в тюрьму его супруги был зачат его сын. Обряд обрезания мальчика прошел в тюрьме Римоним в день 12-й годовщины смерти Ицхака Рабина.

Амир присутствовал на нем в наручниках. Накануне 20-й годовщины покушения израильские фанаты футбольного клуба "Бейтар Иерусалим" скандировали на трибунах имя Амира.

Новости по теме