Синджар: ключевой пункт в борьбе с "Исламским государством"

  • 13 ноября 2015
Пешмерга Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Если пешмерге удастся создать вокруг Синджара буферную зону, это обезопасит город от будущих нападений ИГ

Возможность отвоевать Синджар, помимо стратегического, имеет еще и важное моральное значение для курдов, сражающихся против "Исламского государства", однако все будет зависеть от того, что произойдет в ближайшие дни и недели после этого.

Курдское ополчение – пешмерга – контролировало около 20% территории города с декабря 2014 года, и хотя бои шли каждый день, сложилась патовая ситуация, когда ни одна из сторон не брала верх.

Однако в четверг курдским силам при поддержке с воздуха со стороны американцев удалось добиться заметных успехов. Они перерезали автостраду 47, проходящую через Синджар и соединяющую самопровозглашенную столицу ИГ Ракку на территории Сирии с Мосулом на севере Ирака, который также контролируют боевики "Исламского государства".

Media playback is unsupported on your device

Захват Синджара позволит полностью взять под контроль не только это шоссе, но и дорогу на Эль-Баадж, который также удерживает ИГ.

Это позволит создать буферную зону, достаточно большую, чтобы на ближайшее будущее обеспечить безопасность Синджара.

Однако это никоим образом не может помешать боевикам ИГ использовать маленькие проселочные дороги к югу от Синджара, которые до наступления зимы будут вполне проходимыми.

Следующим шагом должно стать наступление на Таль-Афар и далее на Мосул.

Если не предпринять этот шаг, Синджару всегда будут грозить нападения с этих направлений. Однако если Синджар фактически считается курдской территорией, то этого нельзя сказать про Таль-Афар и Мосул.

Постоянная угроза

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Синджар имеет для курдов не только стратегическое, но и символическое значение

В Таль-Афаре проживают преимущественно арабы и туркмены. Это означает, что у Регионального правительства Курдистана (КРГ) не будет стратегического интереса в том, чтобы освобождать и удерживать территорию, на которую оно не претендует.

То же самое касается Мосула и Эль-Бааджа. Хотя президент КРГ Масуд Барзани не раз давал понять, что его правительство поможет с освобождением Мосула, захват арабского города может быть расценен как акт курдской агрессии против арабов, что может привести к трениям с правительством в Багдаде и повредить курдскому меньшинству, которое продолжает проживать в Мосуле после его захвата боевиками ИГ.

С точки зрения тактики находящийся на возвышенности город Эль-Баадж будет оставаться отличным плацдармом для нападений на Синджар.

Поскольку у пешмерги нет ракет дальнего радиуса действия, открытым остается вопрос о том, как они смогут создать достаточно надежную буферную зону, чтобы позволить трем тысячам езидов, которые более года остаются отрезанными в горах, безопасно вернуться в свои дома.

Более того, поскольку в Синджаре линия фронта практически размыта, ИГ может вернуться к своей излюбленной тактике: посылать начиненные взрывчаткой бронемашины к позициям пешмерги.

А у ополченцев нет технической возможности противостоять этой угрозе.

Опасность межэтнического конфликта

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Наступление на ИГ было с восторгом встречено езидами, которые более года вынужденно укрывались от боевиков в горах

Предстоящий штурм Синджара ни для кого не был секретом.

Еще две недели назад я своими глазами наблюдала длинные военные автоколонны, направлявшиеся в сторону города, однако все застопорилось, когда соперник пешмерги, Рабочая партия Курдистана (РПК), бойцы которой базируются на севере Ирака, заявила, что уже сама отбила город у ИГ.

Это заявление не только остановило наступление, но и дало время боевикам ИГ подготовиться и совершить тактический отход из Синджара точно так же, как они сделали это в Тикрите прошлой весной, чтобы через несколько недель захватить Рамади.

РПК – не единственная местная сила, способная перейти дорогу пешмерге.

Местное арабское население опасается мести со стороны ополченцев-езидов, которые начали спонтанно создавать собственные отряды после захвата горы Синджар в августе 2014 года.

Когда в конце 2014 года Мосульская плотина и город Зуммар были отвоеваны у боевиков ИГ, ополченцы-езиды стали похищать арабских женщин, изгонять местное арабское население и грабить их дома. В этом году также поступали сообщения об актах мести.

Хотя службы безопасности КРГ пытаются поддерживать в регионе гражданское спокойствие, все эти события сильно нарушили социальные связи, что может заложить основу будущих конфликтов на этнической почве.

Стратегическое значение Синджара

  • Город находится в северном Ираке у подножия горы Синджар в 50 км от границы с Сирией
  • Через город проходит автострада 47, один из главных путей снабжения "Исламского государства"
  • Район преимущественно населен говорящими на курдском языке езидами, арабы и ассирийцы являются этническим меньшинством
  • Город был атакован боевиками ИГ в августе 2014 года
  • Около 50 тысяч езидов бежали из города и оказались отрезанными на горе Синджар без воды и продовольствия
  • С тех пор курдские силы смогли взять под свой контроль некоторые районы города, однако сопротивление боевиков ИГ привело к патовой ситуации

Новости по теме