В приговоре россиянину Микерину в США остались тайны

  • 16 декабря 2015
Здание ФБР Правообладатель иллюстрации AP
Image caption В деле Микерина осталась одна неясность: сотрудничал он со следствием или нет?

В федеральном суде штата Мэриленд вынесен приговор 56-летнему россиянину Вадиму Микерину, который в августе признал себя виновным в сговоре с целью отмывания денег.

Микерину, который был главой компании TENAM, "дочки" российского "Техснабэкспорта", грозило до пяти лет лишения свободы и штраф до четверти миллиона долларов. Судья приговорил его к четырем годам тюрьмы и штрафу в 2,1 млн долларов.

С другой стороны, федеральная прокуратура согласилась вернуть осужденному 18170 долларов, которые были изъяты у Микерина при обыске, но принадлежали другому лицу.

Преступные барыши, в отмывании которых сознался Микерин, были "откатами", полученными им от американских бизнесменов за заключение контрактов на транспортировку высокообогащенного урана, извлеченного из списанных российских ядерных боеприпасов.

После переработки в низкообогащенный этот уран продавался в США для использования на атомных электростанциях.

Платила Микерину и американская компания, обозначаемая в судебных документах буквой "А", но давно расшифрованная СМИ. Речь идет о компании, до 2012 года известной как Westerman Cos., но потом приобретенной корпорацией Worthington Cylinders.

В числе прочего, компания, находящаяся в городе Бремен в Огайо, изготовляет стальные контейнеры длиной четыре метра и диаметром чуть больше метра, применяемые для траспортировки урана.

На них приходилось всего около 5% выручки компании, но контейнеры, каждый из которых стоит тысячи долларов, закупались Микериным в оптовых количествах.

Кроме того, компания держалась за российские заказы, потому что на пятки ей наступали конкуренты из Франции и Голландии. Согласно судебным документам, с 2011 по 2013 года она заплатила российским чиновникам десятки тысяч долларов взяток.

Однако ни компания, ни ее ответственный сотрудник, который обозначен в судебных документах буквой "А", к суду не привлечены. Этого сотрудника еще весной расшифровала газета Wall Street Journal, сообшив, что его зовут Барри Келлер.

В электронной переписке Микерина, в которой "откаты" закодированы как "пироги", "вознаграждение", "lucky figure", или LF, действительно упоминается некто по имени "Барри".

Документы засекречены

Прокуратура также утверждала, что Микерин вымогал "откат" у американца, имя которого в документах суда тоже закодировано, но давно расшифровано защитой россиянина.

Это флоридец Дуглас Кэмпбелл, с которым "Технасбэкспорт" заключал контракты на лоббирование, а Микерин потом получал от американца долю. Именно Кэмпбелл сообщил ФБР о проделках Микерина и потом активно помогал следствию.

"Вы сделали то, что вам вменяет прокуратура?" - спросил 31 августа у Микерина судья Теодор Чуанг. "Да", - ответил россиянин, который до этого заявил, что никто не заставлял его признать вину нажимом или посулами.

Сообщники россиянина, 50-летний Дэрен Кодри из Мэриленда и 64-летний Борис Рубижевский из Нью-Джерси, тоже признали себя виновными и ждут приговора. В США сперва обычно выносится приговор главному обвиняемому, в данном случае Микерину, и лишь потом – второстепенным.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Компания Микерина участвовала в поставках в США урана из списанных российских ядерных боеприпасов

В деле Микерина осталась одна неясность: сотрудничал он со следствием или нет? Несколько месяцев назад в открытый доступ неожиданно попал документ, в котором прокуратура повествовала о неудачной попытке ФБР склонить Микерина к сотрудничеству.

Но косвенные признаки указывают на то, что усилия ФБР могли, напротив, увенчаться каким-то успехом.

Например, перед приговором стороны представляют судье так называемые "приговорные меморандумы", в которых излагают свои позиции по мере наказания. Обычно защита просит меньше, а прокуратура – больше. Но иногда прокуратура тоже просит меньше в благодарность за сотрудничество. В деле Микерина эти документы засекречены, что бывает крайне редко и всегда вызывает кривотолки.

Во-вторых, когда Микерин признавал 31 августа вину, в середине заседания судья Чуанг приказал посторонним временно покинуть зал.

В протоколе заседания на этом месте говорится жирным шрифтом, что "этот раздел остается засекреченным", а в скобках объясняется, что, согласно правилам данного суда, каждая процедура признания вины должна включать не предназначенную для посторонних ушей беседу судьи со сторонами по вопросу о том, "сотрудничает подсудимый или нет".

С другой стороны, если бы Микерин оказал следствию существенную помощь, то он, скорее всего, получил бы не четыре года, а гораздо меньше.

Новости по теме