Белоруссия: "штрафбат" для прокурора

  • 31 января 2016
Лукашенко Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Лукашенко предложил всех "членов правительства через тюрьму пропускать, чтобы так работали"

Экс-заместитель Генпрокурора Белоруссии, отбыв в местах лишения свободы меньше половины назначенного за коррупционные преступления срока, на днях отправлен президентом Лукашенко поднимать отстающий колхоз.

Александр Архипов попросил президента о помиловании и согласен с президентским решением – вместо зоны сесть в кресло руководителя колхоза "Петровичи".

Колхоз экс-заместителю генпрокурора Белоруссии достался незавидный, но недалеко от Минска: девять деревень, четыре фермы со скотом, 4,6 тыс. га сельхозугодий.

"Как я понял, первоначально к президенту обратились депутаты Палаты представителей. Мол, а почему бы не использовать ресурс людей, которые управляли предприятиями, работали на благо Родины, но в какой-то момент оступились. Вместо того чтобы проедать деньги налогоплательщиков в колониях и бездельничать, пусть идут работать! Глава государства поручил подготовить перечень таких людей", - рассказал в интервью газете "Народная воля" Александр Архипов.

Государевы люди

Судя по всему, список-перечень уже принят к исполнению: в январе на должность директора ОАО "Кленовичи" в Крупском районе Минской области был назначен экс-глава Чашницкого (Витебская область) райисполкома.

За четыре месяца до этого назначения Генпрокуратура сообщала о возбуждении уголовного дела в отношении чиновника, а Следственный комитет информировал, что чиновник, имя которого называлось, в течение четырех лет заставлял различные организации и предприятия подконтрольной ему территории передавать ему и членам его семьи товарно-материальные ценности и бесплатно оказывать услуги. Дошло ли дело до суда, широкой общественности не известно.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Экс-спикер нижней палаты парламента Владимир Коноплев, некогда близкий к президенту человек, был наказан штрафом в 13 тысяч долларов за "недонесение о преступлении"

Впрочем, и суд над экс-прокурором Архиповым летом 2014 года был закрытым, а в официальных сообщениях о приговоре – шесть лет лишения свободы за превышение власти и получение взятки – подробностей не сообщалось. Разве что об обращении в доход государства принадлежавших чиновнику "Шкоды Октавия" и 20-граммового золотого слитка.

О слитке публично вспомнил президент Лукашенко, рассказав, что экс-прокурор пытался "отмазать за золотой слиток и бутылку коньяка" некого молодого человека, который спьяну совершил ДТП и погубил свою пассажирку. "Соседние с ним (экс-прокурором Архиповым- ред.) камеры заняли ряд высокопоставленных чиновников", - заявил тогда Лукашенко.

Штрафом в 13 тысяч долларов за "недонесение о преступлении" был наказан в связи с громким делом Владимир Коноплев – экс-спикер нижней палаты парламента, некогда достаточно близкий к президенту человек.

Всех "членов правительства через тюрьму пропускать, чтобы так работали" пару лет назад с улыбкой предложил Лукашенко, похвалив за работу на посту гендиректора МАЗ Александра Боровского – отсидевшего год под стражей экс-главу "Белнефтехима", брошенного президентом на подъем белорусского грузового автопрома.

Подтверждение лояльности

"Истории с чиновниками, которых помиловали и бросили на прорыв, у меня вызывают ассоциацию со штрафными батальонами времен Великой Отечественной войны. Искупи свою вину перед Родиной!", - говорит аналитик Александр Класковский, с которым мы обсуждаем ситуацию, о которой сейчас язвит интернет и судачат люди на кухнях.

"С одной стороны, вроде, да: в условиях кризиса этот человек или другие, которых бросят на отстающие участки, будет из кожи лезть вон, чтобы доказать, что они на что-то способны и достойны реабилитации в высших руководящих глазах. А с другой стороны, любители запустить руку в государственный карман или "взять на лапу" думают: ага, значит, и у меня, если что, есть шанс выскочить из тюрьмы. "Дальше Кушки не пошлют", как говорили офицеры в советское время", - замечает Класковский.

По наблюдениям аналитика, власть внимательно отслеживает, как ведет себя чиновник, однажды попавший в немилость. Если начал давать интервью независимой прессе, "спалился" на контактах с оппозицией, - считай, пропал. Те, кто сидит, как мышь под веником, пережидая гнев, через какое-то время вновь получают посты – пусть помельче, но руководящие. Что из того, что в приговорах судов, наказавших за коррупционные преступления, записано: на годы (а иногда и навсегда) запретить занимать руководящие должности?

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption По мнению аналитиков, оппозиция не может ничего изменить, пока власть консолидирована

"В белорусской системе, как и во многих недемократичных системах, действует некогда сформулированное правило: друзьям все, врагам - закон. Произносятся красивые фразы, но принципиальность проявляется выборочно. Пока ты лоялен, тебе позволят "брать по чину", не зарываясь особо. Но знай: компромат на тебя есть, и если ты проявишь какую-то нелояльность или начнешь хапать сверх меры, то карающая длань может на тебя опуститься", - замечает Александр Класковский.

И привлечь к ответственности, и от положенной законом ответственности освободить внесенного в реестр высших руководящих кадров в Белоруссии возможно только по решению президента.

Навсегда отставленные или униженные пропагандистскими "разоблачениями" не способны к бунту – хоть таких не один десяток.

"В белорусских условиях никакой чиновничий бунт или заговор номенклатуры – хотя периодически такие конспирологические версии обсуждаются,- я думаю, невозможен. По целому ряду причин. Система, которую создал Лукашенко, по-своему совершенна. Она основана с одной стороны на вознаграждении, в том числе неформальном, для тех, кто служит верно. С другой стороны – на показательном наказании тех, кто проявил нелояльность", – говорит Класковский.

"Система эта отработана, "своих" она не сдает, и "свои" об этом знают. Много упреков к белорусской оппозиции – действительно, она наделала много ошибок и не в лучшем состоянии сейчас, - но оппозиция не может прыгнуть выше пояса, пока властная система консолидирована", - замечает аналитик.

Но хорошо ли это для страны?

Статистика и действительность

Белоруссия за год поднялась с 119 на 107 место в международном "Индексе восприятия коррупции", и с 32 баллами по международной шкале – почти приятная в этом плане страна, если учесть, что средний индекс в мире равен 43 баллам, а в Восточной Европе и Центральной Азии – в среднем 33 балла.

В 2015 году в Белоруссии учтено (приговоры вступили в силу) 1 603 коррупционных преступления, что более чем на 17% больше, чем в предыдущем, 2014 году. Наибольший рост показали преступления, квалифицированные как превышение власти и дача взятки, наиболее коррумпированная отрасль по статистике – здравоохранение.

Больше года в прессе обсуждали судьбу престарелого главврача отдаленной районной больницы, уличенного в перерасходе бензина и прочих расходных средств и попавшего в камеру в плачевном физическом состоянии. И журналисты, и коллеги, и пациенты просили власти о милости к пытавшемуся обеспечить жизнедеятельность своей больницы главврачу.

"В плане борьбы с коррупцией Лукашенко оказался в заколдованном круге, - утверждает аналитик Александр Класковский. - С одной стороны, он пришел к власти именно как такой Робин Гуд, который стал на сторону народа, выступил против чиновничьей мафии. Но в итоге, придя к власти, он создал такую систему, которая генерирует коррупцию просто потому, что система основана на ручном управлении, иначе говоря, на самовольстве чиновника, его волюнтаризме. Лукашенко недавно собирал очередное совещание для обсуждения экономического кризиса, и открытым текстом потребовал управлять страной в ручном режиме - так как кризис".

В последние дни января белорусский президент выступил на коллегии МВД и призвал "ставить во главу угла не количество выявленных преступлений и сумму ущерба, а полученный экономический эффект для страны".

Призыв давно расшифровывается просто: заплатит в казну в два-три (а то и пять, как однажды заметил президент) раз больше, чем обнаружили следователи – свободен!

Обыватель давно перестал обсуждать, сколько тысяч долларов надо заплатить за свободу.

Негосударственная пресса, впрочем, периодически напоминает, что "за свободу" не был изъят ни один из коттеджей в "царских" поселках, выросших вокруг белорусской столицы.

Новый закон и старые преграды

С 24 января в Белоруссии действует обновленный закон "О коррупции", запрещающий госчиновникам участвовать в забастовках, принимать подарки, работать в коммерции и многое другое, предусмотренное законодательством любого цивилизованного государства.

Если расходы чиновника на четверть превышают его официальные доходы, предусмотрено разбирательство.

"Правдолюбцам" из обывателей, впрочем, рано сигнализировать "куда следует" – чтобы начать преследование высокопоставленного чиновника, по-прежнему нужна санкция президента.

Прописанный "общественный контроль" – фикция, убежден Сергей Сацук, признанный в Белоруссии ас журналистского расследования.

"Еще пару лет раньше можно было направить запрос в суд и получить для изучения журналистом коррупционное дело, рассмотренное в открытом заседании. Там – детали, новые имена "завязанных", новые вопросы и поводы для журналистского расследования. Сейчас – нет. На письменные запросы приходят письменные отказы: "в целях сохранения личной тайны", - рассказывает Сергей.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Теперь на все запросы журналистов в суд приходят отказы

По словам репортера-расследователя, практика незаконных "помилований" давно распространилась на "низы".

"Мы в свое время делали расследование по концерну "Беллегпром", там руководитель, господин С., назначал на должности в подразделениях концерна бывших коррупционеров. Мы пошли к нему за комментарием: как так можно, ведь законом запрещено после эдаких преступлений на управленческие должности назначать? "А что, - говорит, - президенту можно, а мне нельзя?"

Пресс-службы властных структур, которые раньше были помощниками журналистов, нынче стали стеной: по инструкциям, принятым чиновниками, общаться со специалистами госорганов можно только через пресс-службы. Но те очень часто отвечают: не считаем целесообразным.

"Мы как-то однажды обошли запрет пресс-служб – наши источники информации после учиненного спецслужбами расследования были уволены из органов МВД за общение с журналистами", - утверждает Сацук.

"Президент не контролирует коррупцию в стране, - заявляет расследователь, издатель электронного "Еженедельника". - Лукашенко громко кричит, топает ногой, но наказывает только тех, кого ему дают на съедение. А ситуацию с коррупцией контролируют другие люди – там уже все между собой договорились и решают свои дела. Я думаю, ситуация с коррупцией гораздо хуже, чем была пять или десять лет назад".

Новости по теме