Борьба с коррупцией по-украински

  • 3 февраля 2016
Абромавичус Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Послы нескольких стран ЕС, а также Японии, США и Канады на Украине выразили разочарование отставкой Айвараса Абромавичуса

Министр экономического развития и торговли Украины Айварас Абромавичус объявил о решении подать в отставку из-за невозможности проводить реформы.

"У меня и моей команды нет желания быть ширмой для откровенной коррупции, подконтрольными марионетками для тех, кто хочет в стиле старой власти установить контроль над государственными деньгами", - сказал он. Абромавичус также поименно назвал людей, которые мешают ему выполнять поставленные задачи.

В этой связи некоторые обозреватели заговорили о том, что мандат народного доверия правительству как институту, полученный после Майдана, истекает, а украинскую экономику ждут новые потрясения, в том числе и из-за отсутствия иностранных инвестиций.

Так ли это? Ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев беседует с аналитиком Королевского института международных отношений Орысей Луцевич и директором киевского аналитического центра Пента Владимиром Фесенко.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

М.С. Добрый вечер, третье февраля, среда. В гостях у "Пятого этажа" сегодня аналитик Королевского института международных отношений Орыся Луцевич и директор киевского аналитического центра Пента Владимир Фесенко. Не хотелось бы разбирать поименно коррупционеров, разве что в этом возникнет совсем острая необходимость. Я посмотрел на пятерку самых крупных украинских коррупционных скандалов последнего года, ни по одному из них окончательного решения суда не вынесено, поэтому называть этих людей коррупционерами можно только с оговоркой. Но министр экономического развития руководствовался не соображениями политкорректности или ответственности перед законом за клевету, а общей невозможностью работать. Сейчас происходит встреча Абромавичуса с Порошенко, на которой его будут уговаривать в отставку не выходить.

В.Ф. Да, скорее всего, потому что на работу в правительство Абромавичуса приглашал именно президент Порошенко, а не Игорь Кононенко, с которым у него возник конфликт, и решать дальнейшую судьбу Абромавичуса будет именно президент. Таких конфликтных ситуаций у нас немало, и президент старается искать компромиссное решение. Абромавичус – один из прогрессивных реформаторских министров, так что Порошенко постарается его сохранить.

М.С. Абромавичус - один из тех, кого принято называть "варягами", то есть пришельцы из других государств. То же самое можно сказать и о бывшем грузинском президенте. Власть возлагала на них надежды, поскольку они не имеют прямого отношения к украинскому истеблишменту, и поэтому будут находиться под меньшим подозрением простых украинцев. Эти расчеты оправдались?

О.Л. Уходя в отставку, министр сделал очень интересное заявление. Он очень четко назвал фамилии людей, компании, над которыми люди из окружения Порошенко хотели бы удерживать контроль, в том числе "УкрНафта" и "Нафтагаз", большие компании. Абромавичус уже выполнил очень важную задачу – назвал людей, которые хотят вернуть или оставить старые правила игры. Украина – одна из самых коррумпированных стран в мире, по уровню восприятия коррупции находится на уровне Никарагуа и Камеруна. За исключением некоторой части, в стране происходит использование государственной казны и предприятий для личного обогащения, а также расширения коммерческих возможностей компаний, которые эти люди контролируют.

В.Ф. Ситуация несколько сложнее. Речь идет о контроле над компанией "Нефтегаз Украины", причем этот контроль осуществляется разными политическими силами. Речь не идет о банальной коррупции, о взятках, а о контроле финансовых потоков, причем не столько для личных, сколько для партийных целей. А конфликт Абромавичуса связан больше с кадровыми вопросами, стремлением поставить своего человека для контроля над одной из крупнейшей государственной компанией.

М.С. Мне непонятно, почему министр экономического развития занимается тем, чем должна заниматься прокуратура.

В.Ф. Прокуратура уже открыла производство, открыло новое ведомство – национальное антикоррупционное бюро. По заявлению Абромавичуса, тоже бывший иностранец, грузин, зампредседателя этого бюро, открыл производство. Но и здесь прямой коррупции нет, речь идет о давлении на министра, чтобы заместителем министра назначили определенного человека. Я не берусь давать этому юридическую оценку. А вот другое дело, которое расследуется уже несколько месяцев, по одесскому припортовому заводу. Там были громкие обвинения со стороны Саакашвили, по нему ведется расследование, были выявлены схемы, в том числе по торговле ураном, называется несколько стран-участниц.

О.Л. Эти вопросы возникают в связи с намерением приватизировать многие предприятия. На Украине еще осталось около 100 довольно прибыльных предприятий, которые будут приватизироваться, и идет вопрос о контроле и о том, будет ли занижена цена на эти предприятия. И Россия, и Украина уже проходила такую "варварскую" приватизацию, а на оставшихся ресурсах еще может возникнуть несколько олигархов. Эти предприятия будут выставлены на приватизацию, а министерство ими управляет – нанимает исполнительных директоров и так далее, людей, которые могут влиять на финансовые потоки.

М.С. Эта отставка за последнее время не первая и не вторая. Так сработала ли ставка на варягов?

В.Ф. В основном да, только один провальный вариант – министр здравоохранения. Он не смог противостоять коррупционному давлению. Министерство здравоохранения у нас в этом отношении одно из наиболее сложных. Там идет борьба "фармацевтических мафий", и министры меняются как перчатки, буквально каждый год. А вообще к эксперименту в стране неоднозначное – часть людей им действительно больше доверяет, чем своим, а другая часть нет, в основном по политическим мотивам. Сейчас появился новый аспект, о нем сказал посол США: противостояние министров-технократов и министров-политиков.

О.Л. Эти люди, например, Абромавичус, на Украине жили много лет. Конечно, у них паспорта других стран, но они не совсем варяги. Они хорошо понимают суть структурных проблем Украины. И у них уже есть успехи. Например, в министерстве экономики полностью оцифрована система государственных закупок, что позволило сохранить в бюджете страны более 50 млн долларов, которые раньше теряли из-за завышенных цен. Во-вторых, дерегуляция. И впервые в истории Украины был проведен аудит компаний и стало понятно, что там, собственно, имеется. Большое достижение министра финансов – реструктуризация долга, программа работы с МВФ.

М.С. Наталья Ересько, министр финансов, говорила, что они рассчитывают получить около 10 млрд долларов, от МВФ – чуть более 17 млрд долларов, но выплата этих денег не является безусловной, и происходящее сейчас на Украине может отодвинуть второй-третий транш займа, а то и поставить на нем крест. И отставка министра экономического развития сейчас некстати.

О.Л. Мы уже видели заявления послов главных стран ЕС, США, Канады, которые озвучили свою озабоченность. Эти программы помощи идут под конкретные задания, которые должно выполнять правительство. Западные партнеры должны быть уверены, что украинские министры способны выполнить эту сложную программу реформ. То, что эти министры проводили непопулярные реформы, подняли цены на газ, например, давало им больше доверия. Посмотрим, как ситуация будет развиваться. Важно, что национальное бюро начинает расследование по этому поводу – это очень важно. Под давлением новых депутатов, гражданского общества и прессы замолчать эти проблемы будет невозможно.

М.С. В этом плане возможная отставка Абромавичуса еще хуже, поскольку на своей должности он проработал сравнительно немного. И у иностранных партнеров может возникнуть вопрос, что министры, даже если они не замешаны в коррупции, но меняются каждый год, не могут обеспечить никакой даже среднесрочной, не говоря уже о долгосрочной стабильности. Тогда долгосрочные инвестиционные проекты на Украине будут невозможны.

В.Ф. Это не отражает украинских реалий. Если инвестор хочет уверенности на многие годы, ему надо идти в страну с авторитарным режимом, где власть на демократических выборах не меняется.

М.С. Ливия, например?

В.Ф. Ливия сейчас еще более нестабильна, чем Украина. Китай, Россия, Белоруссия, может быть. Сейчас для инвесторов главная проблема не в том, что министры часто меняются. У нас может поменяться все правительство в целом. Из тех, кто подал заявление об отставке, еще ни одного не уволили, парламент не принял решения. В этом плане у нас процесс специфический. Главные проблемы – незавершенная война и масштабная коррупция. С коррупцией начинается серьезная борьба. Сейчас начинается судебная реформа. Пока неясно, удастся ли ее провести в конституционном плане, здесь есть партийные противоречия, но нужно менять корпус судей, вычищать коррупцию и повышать доверие к судам. Пока именно суды могут стать блокиратором борьбы с коррупцией. До сих пор ни одно коррупционное расследование не завершилось серьезным приговором. Надо найти хотя бы относительный баланс между обеспечением относительной политической стабильности и проводить естественный отбор сильных и слабых реформаторов, не все выдержат искушение коррупцией и политическим давлением.

М.С. Задача не только в том, чтобы поменять судей. Требуется согласие главных лиц на политической арене – без этого ничего нельзя сделать. В Раде тишины и согласия нет. Некоторые политические силы находятся на грани закона, и война делает ситуацию весьма взрывоопасной.

О.Л. Украинские реформы будут проходить долго, и их успех или провал будет иметь значение не только для Украины, но и для России и других стран региона. Отсюда внимание Запада. На Украине зарождается система демократического плюрализма. Разные партии стремятся достигнуть и поддерживать политический консенсус. Если Украина сможет выстроить такую политическую культуру, тогда эта страна состоится. Конфликты есть в любом обществе, но они должны разрешаться цивилизованно.

М.С. Выступление народа на площади, которое завершается падением правительства, называется украинским словом "майдан". Поэтому говорить о склонности украинского общества к мирному разрешению конфликтов как-то странно.

О.Л. У людей на Украине, в отличие от других стран постсоветского пространства, нет страха. Они готовы озвучивать свои взгляды и отстаивать свои интересы через разные инструменты.

В.Ф. У нас постепенно начинает происходить переход от олигархического плюрализма к демократическому. Олигархи уменьшили свое влияние на ситуацию, но сохраняют его, и есть запрос на деолигархизацию. Здесь есть парадокс, потому что, несмотря на желание деолигархизации, на выборах избрали президентом одного из богатейших людей страны. Огромным доверием пользовался Игорь Коломойский. Одна из основных задач ближайшего времени – разделение власти и бизнеса. У нас слишком сильно срослись большой бизнес и большая политика.

М.С. А насколько отчетливо понимают важность происходящих на Украине событий на Западе?

О.Л. На Западе процесс измеряется в политических сезонах – от выборов до выборов. Но у политических элит есть понимание, что ответ на агрессию России в регионе – успешная Украина. Сейчас задача Украины – разъяснять происходящие непростые процессы. Есть понимание этого, есть финансовая поддержка, пусть с условиями. Украина поставила задачу интеграции в европейскую систему – торговли, стандартов, так что она станет союзником Европы, а не иждивенцем. Альтернативы пока нет, для Европы успех Украины – их успех тоже.

М.С. Уже были попытки преподнести бывшие социалистические республики в качестве экономического и политического успеха – речь идет о Румынии и Болгарии. О результатах можно спорить.

Новости по теме